Новый сайт движения! >>>
ДВИЖЕНИЕ ЗА ВОЗРОЖДЕНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НАУКИ
Начало ?????????? ????? ??????????? ???????? ???????????????? ??????? ???????? ??????? Контакты
12.09.07 ? ???????? ????? ????? ?? ????? ??????
10.09.07 ??????? ??????????. ?????????? ????????????
10.09.07 ???????? ????????. ??????????? ?????? ??????????? ?????????
10.09.07 ?. ???????. ?????? ??????? ???? ????????????? ?????????????
09.09.07 ?.?. ?????????, ?.?. ???????. ?????????? ???????? ????????????
09.09.07 ? ??????????? ???????????: «??????? ???????????...»
09.09.07 ?????? ??????? ???????. ????? ?????????? ?????????
08.09.07 ?.????????. ? ?????? ??????????? ?????? ?? 2020 ????
08.09.07 ????? ???????. ?????????? ? ??????-??????????? ?????? ???????????
08.09.07 ??????: ????????? «??????-????????»
07.09.07 ?????? ???????????. ??????????? ????????… ???.
07.09.07 ???????????? ??? ??????????: ????? ????? ?????????? ?????
07.09.07 ????????? ???? ??? ?????? ?? ????? ???? ????????? ?????? ?????????
06.09.07 ?????????? «?? ????????????? ???????? ? ?????? ? ?????? ?? ???? ??????»
06.09.07 ????????? ?????????? ???????????????? ??????????? ???????? «???» ? ?????????? ?? ?????? ??????? ? ??????? ??. ??? ?? ??? ?????
06.09.07 ????????? ????????? ??????? ???? ?? ?????
05.09.07 ?? ????? ??????? ? ??????????: ???????

Rambler's Top100

Наш сайт является участником Кольца Патриотических Ресурсов
Кольцо Патриотических Ресурсов

наш баннер
????????? ????? ????? ???????????. ?????? ?????? ????????? ?????? ?? ?????

Наукоград Пущино находится в полутора часах езды на юг от Москвы, в живописных местах под Серпуховом и считается жемчужиной Подмосковья. Но красота осеннего пейзажа явно не гармонирует с картинами социальной жизни, в которую «опустили» научное сообщество с началом рыночных «реформ», проводимых по забугорным рецептам. Мы встретились с секретарем отделения КПРФ, главным специалистом Института теоретической и экспериментальной биофизики (ИТЭБ РАН) Валентином Москаленко и прошли в помещение объединенного профкома Пущинского научного центра (ПНЦ РАН), где и состоялась беседа с учеными и активом протестного движения.

ПНЦ РАН, который в этом году отметил свое 50-летие, создавался в те благословенные времена, когда Советское государство не жалело денег на развитие науки. В результате больших капиталовложений и многолетней созидательной работы буквально в «чистом поле» был построен мощный центр фундаментальных и прикладных исследований в области молекулярной биологии, биофизики и других направлений биологической науки, которым по праву гордилась наша страна. К настоящему времени научный комплекс ПНЦ РАН объединяет 9 институтов биологического профиля, где работает более 3000 человек, из них 1200 — научные сотрудники. Около 800 ученых имеют ученую степень доктора или кандидата наук. Исследования в области биотехнологии, экологии, создания новых методов диагностики онкологических и иммунных заболеваний, новых технологий получения лекарственных средств и препаратов, в т.ч. для лечения сердечно-сосудистых заболеваний, — вот только часть из направлений научной деятельности, которую ведут ученые Центра.

Ученые с гордостью говорят о том, что работы научных коллективов ПНЦ РАН в области молекулярной и клеточной биологии, биоорганической химии, генной и клеточной инженерии, биофизики отмечены в разные годы Ленинскими и Государственными премиями, премиями правительства (СССР, РФ), получили широкое международное признание.

В стратегическом управлении есть понятие «стартовый интеллектуальный капитал», т.е. первоначальные конкурентные преимущества, которыми располагал ПНЦ РАН. Казалось бы, власти России должны стремиться упрочить и развить эти достижения, используя преимущества, полученные от советского периода. Но весь ход так называемого реформирования науки показывает, что движение идет в противоположном направлении — к разрушению и деградации.

Как изменилось отношение государства к науке, в каких условиях теперь работают ученые могут сравнить и лучше всего представляют, конечно, ветераны Центра.

Евгений Мозговой, главный специалист по радиационной технике Института биофизики клетки (ИБК РАН), был направлен в Пущино сразу после окончания МИФИ, и здесь прошла вся его трудовая биография. Как молодому специалисту, ему сразу предоставили жилье, меблированную комнату. Государством велось тогда большое жилищное строительство, и в Пущино почти каждый год сдавалось по два дома. Через три года он бесплатно получил на семью прекрасную двухкомнатную квартиру. В секторе источников излучения крупнейшего в нашей стране радиационного отдела в Институте биофизики, куда был принят Е.Мозговой, тогда работало около 160 ученых. И это был не только крупный научный центр в области радиобиологии, но и кузница кадров для всего Советского Союза. Каково положение сейчас? Из 15 специалистов осталось 3 человека, все — пенсионеры, в том числе и он. Более того, на протяжении почти 15 лет вообще не выделялось грантов, хотя проблем радиобиологии в стране меньше не стало. С 1992 года, когда началась «гайдаровщина», деньги на радиобиологию выделять перестали.

До сих пор не закончено исследование влияния малых доз радиации на большие массы людей. Только были получены первые ценнейшие результаты, но было прекращено финансирование.

Мой собеседник считает, что в правительстве не понимают роль фундаментальных исследований для человечества. Пущино — это фундаментальная наука в области биологии. Трудно прогнозировать, что она немедленно даст практический результат, скажем, лекарство от рака. Но без таких фундаментальных исследований на молекулярном, генетическом уровне нельзя продвинуться к разгадке тайны этой болезни. В Советском Союзе с фундаментальной наукой был порядок, но прерывалась цепочка «прикладные исследования — внедрение».

В смутные времена к власти пришла категория идеологически зашоренных людей, ельциноидов, которым наука не нужна. Путин — человек вроде бы прагматичный, но необязательный. Он говорит хорошие слова, зачитывает послания, и нечего возразить по поводу этих слов. Но действия его продолжают в отношении науки политику Ельцина.

«Сами посудите, — говорит Е.Мозговой, — на протяжении последних 15 лет, образно говоря, правительство два раза в месяц плюет мне в лицо из окошка кассы. Зарплата не только ничтожная, она оскорбительная. Это все чувствуют. В 1998 году даже зарплата директора академического института, у которого в подчинении 500 человек, из них 80 докторов наук и 140 кандидатов, была ниже, чем у уборщицы в метро и уж тем более в банке. Это что, не оскорбление, не плевок? После дефолта 1998 года зарплата у меня была 700 руб.

В 1999 году премьером становится В.Путин, и в выступлении на общем собрании РАН он заявил (я лично слышал это по ТВ): «Вы знаете, мне стыдно называть среднюю зарплату в Академии наук». Так и не назвал ее.

После этого признания за год у нас зарплата увеличилась в 4 раза и в 2000 г. составила 2800 руб. Но затем на протяжении 5 лет, кроме инфляционной индексации и стимулирующих надбавок, она не повышалась...» Елена Ильясова, председатель объединенного профсоюзного комитета ПНЦ, рассказала, как с 2002 года ученые, профсоюз и президиум РАН боролись за повышение заработной платы. Необходимо было хоть как-то облегчить жизнь научного сообщества. Ведь выпускник университета получал тогда, приступая к работе, зарплату ниже прожиточного минимума — 2 тыс. рублей.

«Маршами протеста 2002-го и 2004 годов в результате долгих, мучительных переговоров с руководством РАН и министерством, — говорит она, — мы добились от властей принятия постановления правительства РФ от 22.04.2006 года №236 и решения существенно повысить зарплату в течение ближайших трех лет. Однако за это решение Академия наук должна будет расплатиться к 2008 году 20-процентным сокращением численности своих штатов».

Но есть еще один важный момент. Когда было издано 236-е постановление, там было зафиксировано, что зарплату повышают только научным сотрудникам всех категорий, а вспомогательный персонал, то есть инженеры, техники, лаборанты, рабочие и т.д. остаются на единой тарифной сетке (ЕТС). И они оказались как бы в положении людей второго сорта. Все эти годы работники научных институтов и так-то не шиковали, но когда нам повышают зарплату в 2 раза, а остальным — на 15%, то это оскорбляет человеческое достоинство людей, многие из которых еле сводят концы с концами на низких разрядах ЕТС.

Более того, совет профсоюза РАН уже не первый год говорит о том, что обслуживающему, рабочему персоналу, особенно в физических институтах, где много техники, необходимо поднять зарплату до уровня научных сотрудников и даже давать им надбавки. Но, к сожалению, это постановление правительства обрубило все концы.

Ученые продолжают борьбу: 18 июня профсоюзный пикет в Пущино собрал за два дня 1550 подписей под обращением к президенту РФ с требованием прекратить сокращения, закрывающие дорогу в институты молодым кадрам, поднять зарплату молодым научным сотрудникам (которая и после повышения стала всего 4 тыс. руб.), поднять зарплату обслуживающему персоналу. Иначе принятые решения не остановят отток кадров, и это приведет к параличу научных коллективов. Но ведь дело-то не только в зарплате, убеждает Е.Ильясова. «Главное, чтобы наука жила. И мы боремся за это со времен начала «гайдаровщины». И почти каждый год нас вынуждали выходить на акции протеста, проводить марши протеста и даже перекрывать шоссе.

Но если раньше руководство России хоть как-то реагировало на наши требования, то теперь оно находится в таком состоянии «непрошибаемости», что создается впечатление целенаправленного, сознательного уничтожения науки».

Сергей Левин, старший научный сотрудник ИТЭБ РАН, рассказал, как работается и живется молодым ученым в Пущинском наукограде. Молодые научные сотрудники все чаще отправляются искать пристанище за рубеж. Приток молодых сотрудников все меньше, а отток все больше. Ученые среднего возраста тоже получают научные степени и уезжают. Каковы причины? Закончив университет, молодые люди приходят в научный центр и могут поступить или в магистратуру Пущинского госуниверситета (ПушГУ) для углубления специализации, или сразу в аспирантуру ПущГУ или РАН.

Поступив, они тут же сталкиваются с проблемой выживания. Стипендия аспиранта — 1,5 тысячи, а магистранта — 500—600 руб. Вот это и есть первая проблема — денежная. Вторая проблема — жилище. Когда молодой специалист заканчивает учебу и защищается, то проблем становится вдвое больше: его заставляют выселяться из общежития. Молодому человеку надо снимать квартиру. Пущино считается академгородком, «жемчужиной Подмосковья», минимальная цена найма однокомнатной квартиры без мебели — от 4 тыс. руб. А зарплата, например, у старшего научного сотрудника, даже с учетом последнего повышения, — 5,5 тыс. руб. Плюс 900 руб. за степень и минус налоги — получается около 6 тыс. руб. Он заплатил за жилье, но, спрашивается, на что жить? Если же молодой ученый имеет семью, то проблем еще больше.

Поэтому если оба супруга из научной среды, то они сразу после защиты уезжают за границу. Здесь прокормить семью практически невозможно. Есть, конечно, лаборатории, которые тестируют что-то за деньги. Но в основном этого нет. Это приводит еще и к тому, что снижается уровень тех, кто приходит в науку. Раньше существовал конкурс — 5 человек на место в аспирантуру, сейчас такого конкурса не замечается.

Сергей считает, что складывается ситуация, когда молодых ученых скоро просто будет некому учить. Среднего поколения в науке почти нет (оно ушло или за границу, или из науки), есть старшее поколение, убывающее естественным образом с каждым годом. Из-за рубежа возвращаются мало и часто не в науку, а в бизнес, поскольку здесь нет такого оборудования и финансирования исследований. Получается замкнутый круг: молодежи, чтобы получить грант, нужно получить какие-то результаты, публикации, а их можно получить, имея дорогое оборудование, реактивы и т.д. Нужно еще учитывать, что в Пущино в основном представлена фундаментальная, а не прикладная наука, которая не сразу дает практическую отдачу. Так не бывает, что вам сегодня дали деньги, а завтра получите таблетку. Внедрение открытия в промышленность проходит ряд стадий, и выигрывает тот, у кого инновационные процессы проходят быстрее.

Молодежи сейчас очень сложно: как бы вы ни любили науку, на одном энтузиазме далеко не уедешь. Недавнее повышение зарплаты совершенно недостаточно, т.к. не дает возможность приобрести жилье. Если лаборатория не занимается биотехнологиями и не имеет живых денег, то это неразрешимая проблема. Под такую зарплату никакой кредит в банке не дадут. Да и как его потом выплачивать? Интересуюсь: а как обстоят дела с очередью и строительством социального жилья?

По словам Е.Ильясовой, больно смотреть на молодежь, которая стоит в очереди, только в научном центре около 500 человек и в городской — 600. А последний дом сдавался в 2003 году и квартиры получили 50 человек. И этот единственный дом был подведен под крышу еще при советской власти, достраивался целых 13 лет. Что творилось с распределением квартир в этом доме, трудно передать словами. Было семь судебных процессов по заявлениям тех, кто считал себя несправедливо обойденным. Сейчас перспектива только одна: в связи с тем, что город получил статус наукограда, удалось пробить деньги на строительство одного дома, общежития для молодых ученых. Но только через 2—3 года магистрантам, аспирантам можно будет предоставить на первое время какое-то жилье. О другом бесплатном жилье и мечтать не приходится.

Все говорят, продолжает Е.Ильясова, что увеличили зарплату в 2 раза, но никто не говорит, отчего она увеличилась. Мы не сможем покрыть естественную убыль уходящих людей. Нам не на что выращивать молодые кадры. Мало того, их теперь некому учить. За годы так называемых реформ из Пущинского научного центра РАН уехало не менее 600 высококвалифицированных научных работников, и этот отток продолжается. А ведь это самая работоспособная часть, или, как говорят, элита нашей научной отрасли. И восполнения, притока нет. Пройдет 3—5 лет, и можно закрывать все наши научные исследования здесь, в ПНЦ.

На 1 мая 2006 года всего по РФ в академических институтах РАН осталось 112 тыс. сотрудников, а через три года, к 1.01.2009 года, должно остаться 88 тыс. Это чиновники так рассчитали. Вот она, цена повышения заработной платы, и ожидаются новые сокращения в каждой организации.

«В советские времена, — признается Е.Ильясова, — я была недовольна властью, была приверженцем демократических перемен. Теперь я буду голосовать только за коммунистов. У нас восхваляют профицитный бюджет, а тем временем комиссия по оптимизации бюджетных расходов (КОБРА) все сокращает их. Что они делают, уму непостижимо, это тема отдельного разговора. Но это значит, что правительство, руководство страны и президент не хотят развивать страну. Идет сознательная политика удушения не просто науки, не просто образования, им не нужна сильная, могучая держава. Этому государству, этому правительству она не нужна. И это мы видим по абсолютно всем статьям».

Из беседы с учеными картина складывалась довольно безрадостная. Такое бедственное положение не может не вызывать у людей протеста. Лидер пущинских коммунистов Валентин Москаленко рассказал о проведении в городе акций протестного движения. Люди обращались к президенту как к последней надежде: вот, мол, он не информирован, а узнав, решит вопросы, изменит бюджет и т.д. «Я думаю, что это не так, — сказал он. — Мы прекрасно сознаем, что это вообще никакая не надежда. Но люди в городе, да и в стране, эту надежду питают. На самом деле для нее нет никаких оснований. И мы своими действиями, доводя свои требования до президента, главный смысл этих обращений видим в том, чтобы наконец наступило прозрение людей: вот ваши требования, а вот как на них реагирует власть. Ведь, например, о том, что квартплата будет повышаться в разы, мы говорили 3—4 года назад. Реакция в институте была такая: «Вы занимаетесь коммунистической пропагандой. Такого не может быть». — «Почему не может быть?» — «У нас зарплата меньше». Говорю, товарищи, суть дела не в том, чтобы ваша зарплата соответствовала квартплате, а в том, чтобы вас выгнать из домов, уменьшить население страны. Не верят. Раньше, как только начинал обличать Путина, становился врагом лаборатории. Сейчас этого уже нет, но ведь прошло пять лет».

В.Москаленко считает, что в конце концов должен быть разрушен миф, развеяны иллюзии, будто «добрый царь» не знает, что творят с наукой «злые бояре». И что стоит только ученым достучаться до «уважаемого Владимира Владимировича», как он сразу наведет порядок, и все изменится к лучшему. На одном из маршей протеста, когда ученые из Пущино шли пешком до Москвы, корреспондент одной из телекомпаний спросил: «Ну а чего вы добьетесь своим хождением до Москвы?» Москаленко ответил, что если мы добьемся исполнения того, что написано на наших плакатах, то это прямой успех нашей акции. А если не добьемся, то покажем народу, что такое наше правительство, к чему оно ведет дело. И это не меньший результат. Люди не требуют чего-то невозможного, оторванного от реальности. Но беда наша состоит в том, что, как правильно сказано, размах протеста не соответствует тем бедам, что обрушились на нашу страну. Люди почему-то считают, что протест ничего не даст, что невозможно достучаться до президента. Не верят, что человек, находящийся на таком посту, может, все зная, бездействовать, допускать те безобразия, что творятся с наукой.

Наша беседа проходила в тот период, когда в Госдуме шел процесс формирования бюджета на 2007 год. Валерий Соболев, лидер профсоюза научных организации РАН, организатор трех маршей протеста, напомнил, какие требования выдвигались объединенным профсоюзом РАН в обращениях, адресованных Минобрнауки, президиуму РАН. Ученые требовали: увеличить объем финансирования фундаментальных и прикладных исследований гражданского назначения с 72 млрд руб. в 2006 году, до 100 млрд руб. в 2007 году и до 130 млрд руб. в 2008 году; прекратить необоснованные сокращения; повысить в 2007 году зарплату научным сотрудникам до 20 тыс. руб., вспомогательному составу — до 12 тыс. руб.; разморозить индексацию расходов на техническое и информационное переоснащение; распространить отраслевую систему оплаты труда на всех сотрудников РАН.

Однако попытки переговоров с Минобразования РФ и Государственной думой результатов не принесли. Что касается бюджетного процесса, то контролировать его сложно по той причине, что с 2004 года усилиями Минфина из бюджетной классификации вычеркнут раздел №06 «Фундаментальные исследования и содействие НТП». В результате средства, выделяемые для финансирования научных исследований, рассыпаны по различным разделам бюджета и в интегрированном виде отсутствуют. Создается впечатление, что правительство и послушная ему Госдума сознательно затрудняют контроль и занимаются сокрытием информации от научного сообщества.

Сегодня уже можно сказать, что предложения ученых не нашли отражения в бюджете на 2007 год, прошедшем в Госдуме последнее, третье чтение, хотя реальная возможность для этого существует, судя по размеру профицита, заложенного в проект бюджета. Тем более что всем хорошо известно, что у государства достаточно финансовых средств, которые могли бы быть направлены на повышение уровня финансирования академической науки, на современное оборудование и материалы.

В.Соболев подчеркнул важность координации действий с академическими научными центрами всей России: Новосибирским, Екатеринбургским, Нижегородским, Санкт-Петербургским, Дальневосточным и др. Все эти организации — союзники ПНЦ РАН, как и коллеги в Магнитогорске. К сожалению, Москва, самая крупная профорганизация РАН, не всегда оказывается на высоте, чтобы поддержать совместные решительные заявления и действия. А это значит, что 40% академических институтов теряют возможность отстаивать свои права и влиять на позицию властей. Но с научными центрами Московской области, во Фрязино, Троицке, Протвино, Обнинске, Пущино имеет нормальные контакты и взаимодействие. Видя, какую бюджетную политику ведет правительство и руководство РАН, профсоюзная организация Новосибирского научного центра РАН призвала совет профсоюза РАН и региональные организации начать подготовку всероссийской акции протеста работников науки и провести ее в ноябре.

Готовя этот материал к печати, я вспомнил, как 17 октября президент В.Путин посетил зеленоградский завод «Микрон», где он узнал, что 1 кг микроэлектроники по стоимости эквивалентен 70 тоннам нефти. Судя по всему, у президента что-то прояснилось в сознании по поводу роли науки в инновационной сфере. Может быть, его помощникам нужно почаще устраивать для президента такие экскурсии в научные центры, подобные Пущино? Глядишь, и осознает глава государства роль биотехнологий и биологического оружия в современном мире, не будет рассказывать нищим научным сотрудниками сказки про ипотеку и упрекать профсоюзы в популизме, когда они требуют повышения зарплаты.

Александр ДЕГТЯРЁВ.

"СОВЕТСКАЯ РОССИЯ" N 133 (12906), ноябрь 2006 г.


29.11.06, anatol

Редакционная политика Управление сайтом
Новый сайт движения! >>>