Новый сайт движения! >>>
ДВИЖЕНИЕ ЗА ВОЗРОЖДЕНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НАУКИ
Начало ?????????? ????? ??????????? ???????? ???????????????? ??????? ???????? ??????? Контакты
12.09.07 ? ???????? ????? ????? ?? ????? ??????
10.09.07 ??????? ??????????. ?????????? ????????????
10.09.07 ???????? ????????. ??????????? ?????? ??????????? ?????????
10.09.07 ?. ???????. ?????? ??????? ???? ????????????? ?????????????
09.09.07 ?.?. ?????????, ?.?. ???????. ?????????? ???????? ????????????
09.09.07 ? ??????????? ???????????: «??????? ???????????...»
09.09.07 ?????? ??????? ???????. ????? ?????????? ?????????
08.09.07 ?.????????. ? ?????? ??????????? ?????? ?? 2020 ????
08.09.07 ????? ???????. ?????????? ? ??????-??????????? ?????? ???????????
08.09.07 ??????: ????????? «??????-????????»
07.09.07 ?????? ???????????. ??????????? ????????… ???.
07.09.07 ???????????? ??? ??????????: ????? ????? ?????????? ?????
07.09.07 ????????? ???? ??? ?????? ?? ????? ???? ????????? ?????? ?????????
06.09.07 ?????????? «?? ????????????? ???????? ? ?????? ? ?????? ?? ???? ??????»
06.09.07 ????????? ?????????? ???????????????? ??????????? ???????? «???» ? ?????????? ?? ?????? ??????? ? ??????? ??. ??? ?? ??? ?????
06.09.07 ????????? ????????? ??????? ???? ?? ?????
05.09.07 ?? ????? ??????? ? ??????????: ???????

Rambler's Top100

Наш сайт является участником Кольца Патриотических Ресурсов
Кольцо Патриотических Ресурсов

наш баннер
?????????? ? ??????? ?????. ??????? ????.

«Круглый стол» редакции «Завтра» и Института развития гражданского общества

-- ------------------------------------------------------------------------------

Илья КОНСТАНТИНОВ.

Уважаемые коллеги! Мы начинаем очередной "круглый стол", посвященный обсуждению национальных проектов. На этот раз темой дискуссии будет национальный проект "Доступное и качественное жильё — гражданам России". Полагаю, что после демографической проблемы проблема жилищная является второй по своей актуальности и остроте. Ведь еще Михаил Булгаков сформулировал, что "жилище есть краеугольный камень жизни человеческой". Передаю слово ведущему нашего "круглого стола", заместителю главного редактора газеты "Завтра" Александру Алексеевичу Нагорному...

Александр НАГОРНЫЙ.

Михаил Булгаков, кстати, констатировал — устами Воланда из "Мастера и Маргариты" — что жилищный вопрос москвичей испортил. Впрочем, не будем следовать в русле этого яркого литературного персонажа и демонизировать любую обсуждаемую нами проблему. Зато постараемся рассмотреть её как можно более полно и объективно, с различных точек зрения. Первыми попрошу высказаться наших известных ученых-экономистов, академиков Дмитрия Семёновича Львова и Николая Яковлевича Петракова.

Дмитрий ЛЬВОВ, академик РАН.

Наверное, я уже не открою Америки, если скажу, что национальный проект, который сам по себе заслуживает позитивной оценки, затрагивает лишь малую часть главной нашей проблемы, связанной с механизмом самовоспроизводящейся бедности.

Речь идет о том, что при сложившейся системе распределения национального богатства бороться с бедностью практически невозможно: увеличивая доходы беднейших 60% населения, условно говоря, на рубль, мы одновременно на восемь-десять рублей увеличиваем доходы и без того богатых 10%. Что же касается 1% сверхбогачей, то их доходы вырастают сразу на 300-400 рублей Понятно, что в таких условиях инфляция съедает не только этот "бедный" рубль, но вдобавок еще десять-двадцать копеек из имевшихся ранее у большинства нашего населения доходов. То есть проблема не в том, что при заявленном экономическом росте богатые становятся еще богаче, а в том, что бедные становятся еще беднее. При этом бедными в современной России можно признать, по разным оценкам и методикам подсчета, от 80% до 90% населения страны. Зато у нас чистое 2-е место в мире по числу долларовых миллиардеров и мы точно входим в первую двадцатку по числу "простых" долларовых миллионеров. Это не просто "социальное неравенство", это похоже на культурно-исторический приговор России. Ведь подавляющее большинство этой тонкой прослойки населения никак не связывает свое будущее и будущее своих семей с нашей страной — они предпочитают отдыхать, лечиться, рожать и обучать детей, покупать недвижимое и движимое имущество, даже жить и работать далеко за её пределами.

Все уже знают, что в России восемь федеральных округов: семь обычных и один Рублёвский. Я посчитал, что если обложить эту землю, на которой стоят дворцы наших олигархов, ежегодным налогом в 2% от ее рыночной стоимости — а такой налог на имущество существует практически во всех зарубежных странах — мы получим в казну дополнительно 12 миллиардов долларов в год. С одного-единственного Одинцовского района Московской области.

На вопиющее социальное неравенство накладывается неравенство региональное. Я уже говорил о том, что среднестатистический нефтяник Ханты-Мансийска сегодня получает в 64 раза больше, чем такой же среднестатистический житель города Назрани. Они живут как бы в совершенно разных странах. Но при этом первый через систему федеральных трансфертов фактически кормит второго, поскольку стоимость "произведенной" ханты-мансийцем нефти оказывается в 200-300 раз выше, чем стоимость произведенного тем же жителем Назрани. Как вы думаете, к чему могут вести такие социальные и региональные диспропорции?

Я специально начал свое выступление с этой общей проблемы, чтобы мы могли увидеть за деревьями лес, или, по выражению нашего президента, отделить котлеты от мух.

То есть уровень доходов подавляющего большинства нашего населения не позволяет им ни приобретать новое жилье, ни содержать в должном порядке старое. Государство от решения этой проблемы отстранилось еще в начале 90-х годов: и на федеральном, и на региональном, и на муниципальном уровне. Немногие исключения здесь только подтверждают общее правило. В результате мы имеем то, что имеем — ветшание и выбытие жилого фонда идет даже более быстрыми темпами, чем физическое вымирание населения России. Причем это — проблема в основном не мегаполисов и не сельского населения, а тех малых городов и поселков, которые создавались вокруг так называемых "градообразующих" предприятий и где живет почти половина населения Российской Федерации. В условиях глобализации мирового рынка шансов на достойную жизнь у этих наших соотечественников практически не остается — особенно после вступления России в ВТО.

Спрашивается, где выход и могут ли таким выходом служить национальные проекты?

Я вполне согласен с уважаемым Ильей Владиславовичем, что само по себе обращение государства к идее национальных проектов на самых чувствительных и кризисных направлениях нашей социальной жизни: сельском хозяйстве, образовании, здравоохранении и жилищной сфере, — несомненный шаг вперед по сравнению с тем, что наблюдалось в 90-е годы и в первой половине нынешнего десятилетия. Но шаг явно недостаточный. Социальные расходы занимают около 18% бюджета 2007 года — в два с лишним раза меньше, чем общегосударственные расходы, то есть расходы на "властную вертикаль", включая так называемые силовые структуры: армию, милицию, прокуратуру и так далее. Если смотреть по деньгам, то главным приоритетом государства сегодня является наполнение Стабилизационного фонда, затем — поддержание собственного существования, затем — выплата внешнего долга и только после этого приходит черед социальных расходов и национальных проектов. То есть государство не столько начало движение в этом, безусловно, правильном направлении, сколько обозначило его.

И лично у меня есть достаточные экономические основания считать, что нынешнее российское государство не намерено и не в состоянии возвращаться к модели, когда оно не только строило и распределяло жилье, но и несло ответственность за его эксплуатацию. Тем более не намерены заниматься этим наши доморощенные олигархи, поскольку их уровень социальной ответственности обратно пропорционален уровню их обогащения. Следовательно, спасение утопающих становится делом рук самих утопающих, то есть населения страны. Но даже средний класс с доходом от 30 до 50 тысяч рублей в месяц не может включиться ни в жилищное строительство по ипотечным схемам, ни в поддержание всего комплекса ЖКХ. А большинство наших сограждан вообще не имеет для этого должного уровня доходов.

Разорвать этот порочный круг может только государство, изменив всю систему управления национальным имуществом России и распределения национального богатства, которая провозглашает освященный историей принцип: то, что в России от Бога — должно принадлежать всем! А, следовательно, земля, природные блага должны быть общественным достоянием. И каждый гражданин нашей страны, вне зависимости от национальной принадлежности, вероисповедания, политических взглядов, места проживания должен пользоваться правом равного доступа к тому, что в России от Бога, т.е. природному потенциалу России. А это подводит нас и к новой институциональной норме — праву каждого гражданина РФ на получение социального дивиденда, той части рентных доходов, которые сегодня складываются в Стабилизационный фонд или увеличивают личные состояния наших олигархов.

Вот это государство может и, на мой взгляд, должно сделать для решения в том числе и жилищной проблемы.

Николай ПЕТРАКОВ, академик РАН.

Полностью соглашаясь с Дмитрием Семеновичем в общей оценке проблемы, хотел бы всё-таки уточнить один немаловажный момент, связанный с введением налога на имущество. Однажды, вводя плоскую шкалу подоходного налога, мы уже не только уравняли права и обязанности бедного большинства и богатого меньшинства перед государством, чего не должно быть в принципе, но и поставили знак равенства между понятиями личной и частной собственности. Личная собственность — это собственность, которая служит не получению прибыли, а удовлетворению личных потребностей. То есть я сижу на шести сотках — почему вы облагаете меня налогом? Если бы эта территория была предназначена для получения доходов — это была бы уже не личная, а частная собственность, которая как раз участвует в экономическом процессе, должна приносить прибыль и облагаться налогом. Вот, скажем, брать квартирную плату в хрущевских пятиэтажках я считаю совершенно неправильным. Наоборот, нужно доплачивать людям за то, что они там живут, потому что эти квартиры уже дважды самортизировались. И, кстати, ни один наш либеральный экономист не может сказать, что такое квартирная плата в современных условиях. Вот к нам каждый месяц приходит эта бумажка, "жировка", где расписана плата за электричество, за горячую и холодную воду, за вывоз мусора — даже за радиоточку, которой никто не пользуется. Но тут всё хотя бы понятно. Но откуда берется квартирная плата, которая из года в год растет, что в нее заложено? Тем более, что в приватизированной квартире ремонт я должен делать сам, включая и лестничные клетки. То есть население государством, пусть в лице муниципальных структур, просто грабится — грабится и как экономический субъект, и как личный собственник. Государство почему-то считает, что я должен ему платить налог с имущества, которое приобрел фактически для удовлетворения собственных потребностей и за свою зарплату, с которой давным-давно уплачены все налоги.

Поэтому налог в отношении жилья и земли, относящихся к личной собственности, должен исчисляться совсем на других основаниях, чем налог на частную собственность и на роскошь. Более того, необходимы определенные налоговые льготы при использовании земли или зданий, включая жилые помещения, в производственных целях. Напомню, что во многих развитых странах мира та часть прибыли, которая идет на инвестиции, либо вообще не облагается налогом, либо облагается по сниженной ставке. У нас ничего подобного нет, государство и само не инвестирует в развитие экономики, и другим не дает. Господа Кудрин, Греф, Улюкаев и прочие лишь на словах привержены либеральным ценностям, свободному развитию рынка, невмешательству государства в экономику. На деле же налоговая система построена таким образом, что наше государство не дает свободно развиваться предпринимательской деятельности, собирая сверхналоги, и тем самым чрезвычайно сильно вмешивается в экономический процесс, замедляет темпы роста, хотя вполне возможно было бы оставлять эти деньги в регионах, на предприятиях, в отраслях с тем, чтобы они инвестировали их в свое развитие.

Сергей КАРА-МУРЗА, философ.

Состояние ЖКХ — одна из десятка главных угроз, перед которыми оказалась Россия сегодня. ЖКХ — это очень большое хозяйство, по-моему, там треть основных фондов страны. И оно за время реформ приведено в состояние, близкое к катастрофическому. С конца 1991 года из этой сферы изымались практически все амортизационные отчисления, которые были предназначены для ее содержания в надлежащем виде, включая капитальный ремонт. В результате потери тепла, воды постоянно увеличиваются, что резко снижает эффективность функционирования всей системы, а затраты на аварийный ремонт только в 2003 году превысили всё, что было "сэкономлено" за предшествующие 10 лет на плановом ремонте. С 2004 года никаких официальных данных по этой проблематике уже нет, Госкомстат перестал их публиковать, а это очень плохой признак. Последнюю цифру назвал Николай Кошман, который был тогда председателем Госстроя. Он сказал, что для стабилизации положения в ЖКХ, для предотвращения цепной реакции отказов потребуется 5 триллионов рублей. Только для того, чтобы предотвратить дальнейшее ухудшение ситуации. Но вложений сделано не было, перекладка коммуникаций идет на мизерном уровне. Городам разрешили брать внешний долг на эти цели, и вот Ярославль, например, взял 50 млн. долл. под залог муниципальной собственности под 20,5% годовых. Почему было не дать их тому же городу из Стабилизационного фонда под 10%?

Та же ситуация с жилищным фондом. Он без планового ремонта, текущего и особенно капитального, резко и непропорционально обветшал. В 1999 году динамика износа жилого фонда прошла точку перелома и вышла на экспоненциальную кривую. По данным Всемирного банка, каждый год не количество, а рост количества жилья, переходящего в разряд ветхого и аварийного, увеличивается на 40%. И государство просто обязано переселять людей из ветхого и аварийного жилья. А куда? Неясно: то ли в "социальные дома" с пятью метрами жилой площади на человека, то ли в какие-то другие ненормальные условия. Большего оно себе позволить не может.

Поэтому национальный проект "Доступное и комфортное жилье — гражданам России" просто неверно трактует главную проблему в этой сфере. На первое место должно быть выдвинуто не приобретение нового жилья, а сохранение уже имеющегося. Эта проблема является общенациональной и касается не меньшинства, желающего купить себе новую квартиру, а подавляющего большинства граждан России. Они стоят перед следующими угрозами. Во-первых, это обветшание жилья при полной невозможности оплатить его капитальный ремонт или замену. Во-вторых, это угроза аварий или отказов инфраструктуры. Прежде всего в крупных городах страшен отказ канализации — недавний фонтан на Рублевском шоссе в Москве тому наглядное подтверждение. Затем отказ теплоснабжения зимой, прекращение подачи воды и электричества. Наконец, в-третьих, это рост тарифов, который намного обгоняет рост доходов населения. То есть больше половины населения страны уже стоит перед реальной перспективой потерять жилье — причем не только по технологическим, но и по финансовым причинам. Новый Жилищный кодекс РФ допускает такую возможность. Гарантированного конституционного права на жилье теперь у нас нет, и законодательство разрешает выселять людей из занимаемого ими жилья по социально-экономическим основаниям, за исключением решения суда. В результате огромная часть наших соотечественников живет в страхе и стрессе, поскольку не видит возможности как-то ответить на подобные угрозы.

Кроме того, уход государства из ЖКХ, перевод его на рыночные рельсы будет означать тотальную криминализацию этой сферы — криминализацию, которая затронет всех и каждого. В отличие от предыдущих афер типа МММ ("обманутые вкладчики") или недобросовестных застройщиков ("обманутые дольщики") у нас появятся миллионы и десятки миллионов "обманутых квартиросъемщиков". Прецеденты уже есть, но скоро пойдет просто лавина. Национальный проект в сфере жилья просто несоразмерен этим угрозам.

Георгий СИТНИКОВ, партия "Справедливая Россия", депутат муниципального собрания.

Должен сказать, что в Москве сегодня существует 200 млн. квадратных метров жилья, должны в 2007 году построить 8 млн., из них на переселение из ветхого и сносимого жилья запланировано выделить чуть более миллиона. То есть такими темпами мы сможем решить жилищную проблему в столице лет за двести, когда всё уже развалится. Капитальный ремонт у нас ежегодно проводится на 300 тысячах квадратных метров жилья, в то время как потребность по пятиэтажному жилому фонду составляет порядка 30 млн. и по девятиэтажному — порядка 50 млн. Я не знаю ситуации в других регионах России, но полагаю, что в Москве она не хуже, чем в среднем по стране. Вроде бы действительно тупик, но на самом деле достаточно применить апробированный во всем мире механизм ассоциированного финансирования, когда люди получают инвестиционные кредиты на 30 лет, получая услуги здесь и сейчас. Успешный опыт такого рода есть в восточных землях Германии, в частности — в Берлине, где они привели в порядок весь свой панельный жилой фонд и готовы сотрудничать с нами по данной проблеме, используя наработанный технологический и организационный опыт.

Илья КОНСТАНТИНОВ.

Я вынужден буду начать с банальных, общеизвестных вещей — потому что сегодня они не прозвучали, хотя без осознания и понимания этих банальных вещей мы существа рассматриваемого вопроса не схватим. Состояние жилищно-коммунального хозяйства в нашей стране — это зеркальное отражение прошлого и настоящего России. Почему и когда в России возникла жилищная проблема? Жилищная проблема в России возникла в середине прошлого века, когда в результате ускоренной, стимулируемой государством модернизации и индустриализации подавляющая часть населения страны из деревень хлынула в города. В начале ХХ века 90% населения России жило в деревнях, точку равновесия 50:50 мы прошли примерно в 1959 году, а на сегодняшний день городские жители составляют примерно три четверти населения страны. Это официально, а реально — порядка 80% жителей России живет в городах. То есть в течение примерно ста лет произошел кардинальный перелом: Россия из страны сельской, аграрной стала страной индустриальной и урбанистической. Причем происходило это, повторяю, под давлением государства — раз, ускоренными темпами — два, и в соответствии с нормами социалистической идеологии — три. Причем здесь идеология, спросите вы. Я отвечу — для любого человека, который хоть немного поездил по миру, ясно, что наши города коренным образом отличаются от городов большей части планеты. Почти во всех мегаполисах мира если не вся, то львиная часть застройки — это индивидуальные жилые дома (коттеджи) и малоэтажный жилой фонд. А социалистическая, коллективистская идея, утвердившаяся в прошлом веке в России, принудила градостроителей полностью пересмотреть концепции развития городов в пользу исключительно многоквартирного строительства. А с этим, в свою очередь, связана специфика развития системы коммуникаций, которая закладывалась под эти нормы и формы строительства и никаким образом не приспособлена к малоквартирному индивидуальному жилью. Это именно то, с чем мы на сегодня столкнулись. Эта ситуация характерна не только для жилищно-коммунального хозяйства — она характерна для всей социальной сферы нашей страны. Мы, оттолкнувшись от так называемого реального социализма, не приземлились в современной рыночной экономике, а зависли где-то на полпути между ними. В чем это проявляется? Это проявляется в том, что в России, например, отсутствует свободный рынок капитала и свободный рынок рабочей силы. Рабочая сила немобильна, она привязана к своему жилью. Если в Соединенных Штатах Америки для любого инженера, рабочего, менеджера переехать с Атлантического на Тихоокеанское побережье — это норма, то для среднестатистического россиянина — это проблема проблем, потому что где он будет жить? Нет рынка жилья как такового, сохраняется прописка, сохраняется масса бюрократических ограничений. Нынешние национальные проекты, в том числе "Доступное жилье", — это попытка административными мерами разорвать доставшийся нам в наследство порочный и замкнутый круг. Потому что рыночный механизм здесь не срабатывает, и государство вынуждено вмешиваться и пытаться воздействовать на ситуацию административным путем. Но не для того, чтобы вернуться во времена всеобщего распределения, а чтобы прорваться в современное постиндустриальное общество. Поэтому такой упор делается на механизмах ипотеки, которые, будучи рыночными механизмами, поддаются государственному регулированию — не управлению, но регулированию — через субсидии, налогообложение, изменения форм собственности и так далее. Вот в чем, на мой взгляд, смысл этого национального проекта — разорвать тот заколдованный круг, стронуть его с мертвой точки. Государство не берется за решение жилищной проблемы, как это было при Никите Сергеевиче Хрущеве, и правильно, что не берется. Оно берется лишь способствовать решению этой проблемы и модернизации жилищно-коммунального хозяйства. Не более и не менее того.

Владимир ВИННИКОВ, культуролог.

Не планировал участвовать в нынешней дискуссии, но яркое выступление Ильи Владиславовича Константинова нельзя оставить без некоторых уточнений. Многоэтажное строительство в условиях нашего климата, на мой взгляд, — вовсе не какая-то прихоть социалистической идеологии. Прихоть — панельное многоэтажное строительство. И отсутствующий здесь, к сожалению, Андрей Петрович Паршев, и покойный Вадим Валерианович Кожинов потратили немало сил для того, чтобы установить это фундаментальное свойство русской цивилизации — она развивалась в климатических условиях, экстремальных и даже невозможных для других цивилизаций мира. Это касается и "русских морозов", и величины температурных перепадов на протяжении года. Хрущев не только требовал районировать кукурузу у Полярного круга — при нем началось аналогичное строительство панельных жилых домов из железобетона. Срок их эксплуатации — максимум 30-50 лет, примерно в 3-5 раз ниже, чем у кирпичных, а теплопроводящие свойства всем хорошо известны. Сколько было потеряно денег и здоровья населения при их эксплуатации — страшно себе представить. Но мы по климатическим причинам не можем ставить картонные дома без фундамента и жить в них, как это возможно в Китае и в тех же Соединенных Штатах. И по экономическим причинам мы не можем отказаться от многоэтажного строительства, поскольку затраты на эксплуатацию малоэтажек и индивидуального жилого сектора, включая их отопление, на транспорт и так далее в условиях индустриальной экономики становятся просто неподъемными для общества.

Александр БОРОДАЙ, член Коллегии Министерства регионального развития РФ.

Я не совсем понимаю, почему проблема реформы ЖКХ рассматривается в связи с национальным проектом "Доступное и комфортное жилье — гражданам России". Единственный способ их увязать — сказать, что и то, и другое, во-первых, имеет отношение к жилому фонду, а во-вторых, отчасти находится в ведении Министерства регионального развития, которое и занимается реформой ЖКХ, и курирует национальный проект "Доступное и комфортное жилье — гражданам России". Это — самый крупный, самый масштабный из всех национальных проектов, но роль нашего министерства в данном проекте пока находится в процессе определения. Потому что наше министерство занимается исключительно законотворческой деятельностью, разрабатывает проекты законов и подзаконные акты в сфере своей компетенции. А реализацией законов у нас после административной реформы занимаются другие ведомства, как-то: федеральные агентства, федеральные службы.

Так вот, национальный проект "Доступное и комфортное жилье — гражданам России" сосредотачивается в основном на строительстве новых объемов жилья. На том, чтобы ускорить и оптимизировать их ввод в эксплуатацию, создать формы частно-государственного партнерства в этой сфере, разработать новые институты — как юридические, так и социальные — которые бы обеспечили нашим гражданам, в том числе и относительно небогатым, доступ к жилью, прежде всего по механизмам ипотеки. Очевидно, что есть многочисленные категории граждан — например, военнослужащие или молодые семьи — которым затруднительно в силу нынешнего экономического положения получить доступ к покупке жилья за наличные деньги. Поэтому для них разрабатываются специальные подпрограммы в рамках национального проекта, которые позволяют различными способами это жилье получать и расплачиваться за него за счет госсубсидий, льготных ипотечных кредитов и так далее. Национальный проект касается именно таких ситуаций и не касается реформы ЖКХ. Что же касается реформы ЖКХ, то она пока действительно идет очень плохо. Потому что, на мой взгляд, частно-государственное партнерство в этой области до сих пор не выстроено, и попытки крупных корпораций войти в этот бизнес пока или не увенчались успехом, или носят настолько микроскопический характер, что говорить о них в национальном масштабе особенно не приходится. Реальной конкуренции на рынке ЖКХ еще не создано, и даже создаваемые Товарищества собственников жилья (ТСЖ) всё равно идут в ДЕЗы, которые продолжают монопольно обеспечивать население коммунальными услугами. Тем более, что ТСЖ более-менее распространены сегодня только в Москве и ближайшем Подмосковье, и то это касается или домов старой застройки, выкупленных собственниками жилья, или малоквартирных проектов, где живут богатые люди, как правило, хорошо знающие друг друга. Только при соблюдении такого условия этот институт работает более-менее эффективно. Большинства же населения, проживающего в многоэтажных домах, институт ТСЖ не касается и в ближайшее время касаться, на мой взгляд, не будет. Но факт, что ТСЖ всё равно замыкаются на ДЕЗы, остается фактом. Объем рынка коммунальных услуг в России чрезвычайно велик, он оценивается, по разным данным, от 30 до 35 млрд. долларов ежегодно, но это рынок виртуальный. На сегодняшний день жилищно-коммунальное хозяйство страны — это такая монополия, противопоставить которой хоть какую-то частную конкуренцию не представляется никакой физической возможности. Это связано и с несовершенством законодательства, и с коррупцией муниципальных властей, и с массой иных причин. Но никакой конкуренции в этой сфере пока не существует.

Впрочем, еще раз повторю, что эти проблемы: реформы ЖКХ и ветхого жилищного фонда, который с каждым годом всё больше и больше приходит в негодность, — конечно, решать надо, но их решение никак не связано с реализацией национального проекта "Доступное и комфортное жилье — гражданам России". Пока государство в этом плане работает в режиме залатывания дыр, когда что-нибудь рвётся, размораживается — тогда прилетает доблестное МЧС и быстро всех спасает.

Лев ИВАНОВ, член президиума Партии социальной справедливости.

В 1990-93 гг. я был председателем комиссии Моссовета по жилищно-коммунальному хозяйству, поэтому некоторое представление о данной проблематике имею. В национальном проекте есть специальный раздел, посвященный жилищно-коммунальному хозяйству. Его название звучит так: "Увеличение объемов жилищного строительства и модернизация объектов коммунальной инфраструктуры". С чего эту модернизацию надо начинать? С констатации факта: у нас уровень износа коммунальной инфраструктуры составляет 60% и продолжает повышаться. Главная сложность реализации нацпроекта "Жилье" — в том, что он основан на институциональных преобразованиях, а не просто на финансовых вливаниях со стороны государства. То есть его реализация невозможна без коренного преобразования всей системы использования жилого фонда страны, без перехода с административных методов управления на рыночные. Начиная с 2002 года в этом направлении было принято 26 различных законов, которые коренным образом изменили правовую базу в этой сфере нашей жизни. И всё равно предусмотреть все возможные последствия не удалось. Так, в нынешнем году массовые масштабы приобрели протесты обманутых дольщиков, и под их воздействием был принят федеральный закон №124, который ввел солидарную ответственность банков, предоставляющих кредиты застройщикам. Ситуация начала медленно, но исправляться. Рынок избавился от недобросовестных застройщиков — их теперь никто не хочет кредитовать, а также от компаний, ведущих непродуманную инвестиционную политику. В результате выжили наиболее сильные, честные и порядочные компании, как и должно быть в современной рыночной экономике.

Хочу подчеркнуть, что национальные проекты, которые курируются первым вице-премьером Дмитрием Медведевым, возрождают и развивают принципы системного планирования, которые в свое время позволили нашей стране выдвинуться на первые позиции практически по всем направлениям мирового развития. В частности, в рамках проекта "Доступное и комфортное жилье — гражданам России" и федеральной целевой программы "Жилье" реализуются четыре тесно связанные между собой приоритетные подпрограммы: увеличения объемов ипотечного жилищного кредитования, повышения доступности жилья, обеспечения жильем установленных законом категорий граждан и, наконец, увеличения объемов жилищного строительства и модернизации коммунальной инфраструктуры. Бюджет проекта на первом этапе (2006-2007 гг.) составляет 212,9 млрд. рублей, в том числе прямые расходы — 122,9 млрд. и государственные гарантии — 90 млрд. Это почти 8 миллиардов долларов. Как расходуются эти деньги? За девять месяцев 2006 года в России было введено в эксплуатацию 292,1 тыс. квартир общей площадью 26,5 млн. кв. м — рост на 13,7%. Пошла массовая выдача жилищных сертификатов военнослужащим российской армии. В 2007 году жилье начнут получать многодетные семьи. То есть сдвиги уже есть. Кое-что можем сделать, если захотим.

Александр НАГОРНЫЙ.

Уважаемые коллеги! Мы провели очень острое и содержательное обсуждение национального проекта "Доступное и комфортное жилье — гражданам России", обозначили его плюсы и минусы, те перспективы и проблемы, которые связаны с его реализацией. Благодарю всех участников "круглого стола" и приглашаю их на следующие дискуссии.

Завтра, №51 (683) от 20 декабря 2006 г.


26.12.06, anatol

Редакционная политика Управление сайтом
Новый сайт движения! >>>