Новый сайт движения! >>>
ДВИЖЕНИЕ ЗА ВОЗРОЖДЕНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НАУКИ
Начало ?????????? ????? ??????????? ???????? ???????????????? ??????? ???????? ??????? Контакты
12.09.07 ? ???????? ????? ????? ?? ????? ??????
10.09.07 ??????? ??????????. ?????????? ????????????
10.09.07 ???????? ????????. ??????????? ?????? ??????????? ?????????
10.09.07 ?. ???????. ?????? ??????? ???? ????????????? ?????????????
09.09.07 ?.?. ?????????, ?.?. ???????. ?????????? ???????? ????????????
09.09.07 ? ??????????? ???????????: «??????? ???????????...»
09.09.07 ?????? ??????? ???????. ????? ?????????? ?????????
08.09.07 ?.????????. ? ?????? ??????????? ?????? ?? 2020 ????
08.09.07 ????? ???????. ?????????? ? ??????-??????????? ?????? ???????????
08.09.07 ??????: ????????? «??????-????????»
07.09.07 ?????? ???????????. ??????????? ????????… ???.
07.09.07 ???????????? ??? ??????????: ????? ????? ?????????? ?????
07.09.07 ????????? ???? ??? ?????? ?? ????? ???? ????????? ?????? ?????????
06.09.07 ?????????? «?? ????????????? ???????? ? ?????? ? ?????? ?? ???? ??????»
06.09.07 ????????? ?????????? ???????????????? ??????????? ???????? «???» ? ?????????? ?? ?????? ??????? ? ??????? ??. ??? ?? ??? ?????
06.09.07 ????????? ????????? ??????? ???? ?? ?????
05.09.07 ?? ????? ??????? ? ??????????: ???????

Rambler's Top100

Наш сайт является участником Кольца Патриотических Ресурсов
Кольцо Патриотических Ресурсов

наш баннер
?.?. ???????. ?????? ????????? ?????????? ????? ? ?????????????? – ??????

В опубликованной в “ЭФГ” № 35 за этот год таблице показано, сколько исчезло в Москве отличных заводов, институтов. На сотни тысяч сократился и пролетариат физического и умственного труда. Цифры показывают, что развитием и ростом промышленного производства в первопрестольной и не “пахнет”, несмотря на публичное раскручивание “патриотизма” мэра Москвы Ю.М. Лужкова. Наоборот, он целенаправленно уничтожает флагманы советской экономики. Уничтожает, скорее всего, в угоду мировому капиталистическому рынку, которому не нужны конкуренты, а нужны лишь потребители.

Без производительных сил

До начала 90-х годов ХХ века, то есть до начала буржуазной контрреволюции, в промышленном секторе столицы было занято до 26 процентов экономически активного населения города. Нынче количество рабочих в производственной сфере сократилось в 2,5 раза. В результате проводимой либерморами (см. “ЭФГ” № 35 за 2006 год статья “Либерморы, элтеры и пуки в наличии. А где оторвисты?”) политики в Москве самый большой в РФ спад промышленного производства. Производство авиационной промышленности сокращено в 12 раз, выпуск станкостроительной продукции снижен примерно в 10 раз.

На начало 2004 года на территории Москвы еще располагалось более 1500 крупных и средних промышленных предприятий (в том числе 500 относились к оборонному комплексу), на которых было занято около 484 тысяч человек (см. “Московская промышленная газета” № 5 за 2004 год). Это составляло уже менее 9 процентов численности занятых в экономике города (5,63 млн. человек). На начало 2006 года списочная численность работников снизилась еще на 40 тысяч, так как в последние годы темпы сокращения занятых в промышленном производстве Москвы составляют примерно 20 тысяч в год. Благодаря “неустанной заботе” властей, созданию ими “благоприятной” обстановки для развития московской промышленности в сентябре 2003 года имела место следующая ситуация. Из указанных 1500 крупных и средних промпредприятий примерно 200 предприятий давали до 95 процентов промышленной продукции, производимой в Москве (газета Южного административного округа “Южные горизонты” № 37 за 2003 год), еще 200 предприятий обеспечивали порядка 3 процентов (“Московская промышленная газета” № 6 за 2004 год), остальные 1100 – чуть более двух процентов! Из последней группы около 400 находятся, по выражению Ю.М.Лужкова, на “грани жизни и смерти”, еще около 400 прекратили свою производственную деятельность в результате так называемых недружественных поглощений (“Московская правда”, 28.07.04), от остальных остались только названия.

Таким образом, если в 2002 году министр правительства Москвы Е. Пантелеев говорил о 300-400 крупных и средних предприятиях, которые не вписывались в “рыночную экономику” нынешних рыночников, то в сентябре 2003 года вице-мэр Москвы В.Шанцев речь вел уже о 1000 (!) предприятий, не сумевших выбраться из ямы, в которую их загнали проводимые “реформы” деморателей (“ЭФГ”, там же). Следовательно, еще 1100-1200 крупных и средних предприятий промышленности, а значит, и их трудовые коллективы обречены на ликвидацию в ближайшие 3-5 лет. 150-200 тысяч созидателей окажутся лишними, ненужными режиму.

Задача по быстрейшей деиндустриализации и оскотиниванию высококвалифицированных научно-технических работников нынешней властью выполняется успешно при тихом, кухонном недовольстве потерпевших крах. Наш “славный” столичный пролетариат умственного и физического труда, превратившийся в основной массе в сброд мелких собственников (автомашин, дач, садовых участков, квартир...), тихо разбежался, как тараканы, по углам – по объектам малого бизнеса в надежде разбогатеть, “перезимовать”, отсидеться где-нибудь до лучших времен или просуществовать остаток своих дней, а молодые, мол, пусть думают сами, рискуют, приспосабливаются…

Против памяти

Уничтожая промпредприятия, в том числе передовые и высокотехнологичные, ведущие НИИ и КБ, созданные героическим трудом многих поколений советских людей, что же предлагает взамен существующая власть? Для ответа на этот вопрос составлены таблицы. Здесь наглядно прослеживаются цели неустанной деятельности слуг мирового капитализма и представлены конкретные результаты воплощения программы реформирования, ликвидации и вывода московских предприятий и организаций за черту города.

Вот какие героические и славные предприятия с названиями, прославлявшими свободный труд строителей нового, справедливого общества на благо человечества, уже уничтожены или находятся в процессе перевода в небытие: “Пролетарский труд”, “Красный пролетарий”, “Красный богатырь”, “Освобожденный труд”, “Ударница”, “Знамя труда”, “Серп и Молот”… Та же участь предприятий с названиями, присвоенными для увековечивания памяти о длительной и тяжелой борьбе пролетариата за свое освобождение от капиталистического гнета: “Красная Пресня”, “Красный Октябрь”, “Парижская коммуна”, “Сакко и Ванцетти”, “Красная роза”, “Красная звезда”, “Первое мая”, “Трехгорная мануфактура” и др. Ненавистны “пукам” (“ЭФГ”, там же) и предприятия, названия которых большими буквами вписаны в историю становления Советской власти, ковавшие победу над мировым империализмом в лице германского фашизма и японского милитаризма, обеспечившие достижение паритета и ядерной безопасности страны вплоть до буржуазной контрреволюции: “Калибр”, “Фрезер”, “Станколит”, “Хроматрон”, “им. Владимира Ильича”, “им. С.Орджоникидзе”, “Маяк”, “Вымпел”, “Стрела”, “Вперед” и десятки других. На очереди не менее славные и известные всему миру предприятия и организации: “Курчатовский институт”, НИИДАР, НПО “Молния”, АМО ЗИЛ и другие.

Уничтожаются результаты деятельности эпохи “освобожденного труда”. Уничтожается память об этой эпохе, выкорчевывается полностью, чтобы какие-то шнурки могли жить спокойно, чтобы ничто не напоминало новым поколениям о славных делах их отцов и дедов, осмелившихся отстаивать свои права на лучшую жизнь и на протяжении 74 лет диктовавших свои условия так называемым хозяевам мира, державших их в страхе лишиться возможности эксплуатировать трудовой народ всех континентов.

Вместо красивых и гордых русских названий в подсознание поколений людей, родившихся после 1991 года, правящий режим вдалбливает иностранные названия, приучает к положению колониальных народов потомков “некогда самого непокорного в мире народа” – русского советского народа.

Из созидателей – в прислугу

Способ повышения “эффективности и конкурентоспособности” производственных площадей и территорий предприятий, применяемый властями, прост – отдать их под банки, офисы, казино, гостиницы, элитную застройку, объекты развлечения, барахолки, а необходимую готовую продукцию завозить из-за рубежа или, в лучшем случае, из других регионов Российской Федерации. Для этого вдоль кольцевой автомобильной дороги, основных городских автомагистралей возводят торговые центры, центры оптовой торговли, оптовые базы, терминалы иностранных залежалых товаров, а территорию самой Москвы покрывают торговыми центрами и конторами по заключению договоров на поставку в город товаров. Усиленными темпами осуществляется реализация городской программы строительства торговых центров и супермаркетов вдоль третьего транспортного кольца столицы. От занятых в этой сфере деятельности не требуется затрат интеллектуального труда, остаются только распределительно-передаточные функции.

В Москве сейчас 150 торговых центров, в том числе крупных, а в 2010 году планируется иметь уже 300. Больше, чем крупных и средних промышленных предприятий, в два раза.

Вместо крупных исследовательских центров власти создают “муравейники” из малых предприятий и организаций под названием “технопарк”. На сегодня действует уже более 20 таких технопарков. Тем, кто не желает быть прислугой в конторах или торговцем на рынках, предлагают организовывать предприятия малого бизнеса. В промышленном секторе столицы их насчитывается более 16000, в которых занято порядка 120 тысяч человек.

В офисных учреждениях Москвы сегодня работает более 1 миллиона 400 тысяч человек (“Деловая Москва”, 20.09.05). В сфере малого бизнеса (более 200 тысяч малых предприятий) занято до 2,5 миллиона человек. В одном только Центральном административном округе столицы работников малых предприятий около одного миллиона человек (“Московская правда”, 20.12.05). К этому следует добавить такой факт. По данным “Экономической газеты” № 17 за 2002 год, около 1,5 миллиона человек, или 28 процентов экономически активного населения Москвы, задействованы в теневом секторе экономики. Извозом занимаются более 250 тысяч автомобилистов-частников.

Приведенные цифры наглядно иллюстрируют, как гордых, счастливых, свободных творцов, созидателей превращают в прислугу, вымогателей, спекулянтов, в криминальный элемент, короче – в потребителей чужого труда или паразитов. А тенденция сворачивания в Москве массового производства, то есть производства дешевых товаров, а значит, и ликвидации крупных трудовых коллективов, членов которых объединены едиными целями и организованы в отлаженные производственные и профсоюзные структуры, продолжается. Либерморы торопятся довести свои планы до конца.

Тезис лидера партии “Союз правых сил” Е.Гайдара: превратить социалистическую экономику России в “выжженную землю”, чтобы быстрее восторжествовал рынок – капитализм (“Экономическая и философская газета” № 45, 2005 г.), успешно реализуется в Москве на протяжении всех этих 15 лет “торжества демократии”.

Что ж, все правильно. Победители диктуют побежденным свои условия, делают то, что им нужно, в чем они заинтересованы, чтобы им было удобно и вольготно. А прислуга пусть довольствуется тем, что ей позволят.

Однако надо отдать властям столицы должное. Все изменения в городе они осуществляют под благовидными предлогами и лозунгами при одобрении основной массы обывателей и “молчаливом согласии” пострадавших.

Сокращение продолжится

По инициативе мэра Москвы разработан генеральный план развития города до 2020 года (но не утвержденный Госстроем РФ), предусматривающий значительное сокращение территорий, занимаемых промышленными предприятиями и научными организациями. На начало 2006 года в столице насчитывалось около 70 промышленных территорий. Для перевода за черту города и ликвидации намечены объекты 44 промзон, остальные 26 территорий остаются (пока!) на прежнем месте (газета Северного административного округа "Московский север” № 21, 2005 г.).

Первоначально ликвидация промпредприятий, вывод их за черту города производились под лозунгом борьбы за экологическую чистоту воздушного и водного бассейнов столицы, за повышение доходов от предприятий в бюджет города. В начале 2002 года публично шла речь о закрытии 200-300 заводов. Но постепенно аппетиты ликвидаторства росли, так как существенного сопротивления этому процессу со стороны работников этих предприятий не наблюдалось. В результате упорных рвений московских чиновников и борцов за “улучшение экологической обстановки города” в общей сложности из Центрального АО с 1999 года по конец ноября 2003 года было выведено 285 промышленных предприятий. Об этом с гордостью заявил первый заместитель префекта ЦАО. Из Павелецкой зоны было выведено более 100 крупных предприятий.

После принятия Советом Федерации закона о продаже земли ход реализации программы правительства Москвы “оптимального реформирования и модернизации промбазы города, введение экологических мотиваций в процессе принятия решений…” получил новый толчок. Но акцент мотиваций “осуществления мер по перебазированию предприятий и организаций производственных зон” сместили. Уничтожать промышленность и высококвалифицированную часть пролетариата Москвы стали уже под предлогом “повышения эффективности использования городских земель и энергоресурсов, улучшения экологического состояния территорий”.

Довод необходимости “повышения эффективности использования городских земель” определяется постоянным ростом стоимости столичной земли и числа алчных дельцов, желающих на этом делать свой так называемый бизнес. Не является исключением и мэрия Москвы. По ее оценкам, на тот период ориентировочная стоимость московской земли колебалась от 200 тысяч долларов США за гектар (район Зеленограда) до 13 миллионов долларов (внутри Садового кольца). На первом аукционе по продаже прав аренды земли на 49 лет в ноябре 2003 года за 52 минуты было реализовано 4 участка земли на общую сумму 92,5 млн. долларов. Таким образом, цена гектара московской земли уже превышала 23 миллиона долларов (газета “Московская среда” № 25, 2004 г.). А в конце 2005 года цена квадратного метра внутри Садового кольца превзошла 8 тысяч долларов, то есть 80 миллионов долларов за гектар. Поэтому властям города выгоднее продавать и сдавать в аренду земельные участки под предприятиями и площади производственных помещений под офисы, торговые центры, банки, казино, гостиницы, центры развлечений, элитное жилье, паркинги и другие объекты высокоприбыльного бизнеса. Этот момент и демонстрируют таблицы.

Такой подход к объектам городского хозяйства привел к тому, что предприятия и организации, расположенные на земле стоимостью от 3 до 5 миллионов долларов США, приговорены к прекращению производственной и научной деятельности, если не сейчас, то в ближайшей перспективе. Чтобы ускорить этот процесс, их лишают возможности вести успешную жизнедеятельность и тем самым доказать свою эффективность и право на существование. Обреченные предприятия и организации либо искусственно банкротят, либо скупают их контрольный пакет акций, после чего трудовые коллективы распускаются, помещения и территории сдаются коммерческим структурам, а уникальное оборудование, на создание и приобретение которого были затрачены огромные народные средства, отправляется в металлолом.

В последние год-два стали широко применять еще один способ. Для ускорения процесса ликвидации предприятия или организации под различными предлогами и любыми методами, в том числе и силовым захватом, заменяют руководителя или владельца, после чего всё идет как по маслу в интересах “повышения эффективности использования” территорий и площадей.

Целевая программа правительства Москвы по “реорганизации производственных территорий” на 2000–2003 гг. успешно выполнена. Программу на 2004–2006 гг. реализуют с перевыполнением (особенно в Центральном АО). Усиленными темпами разрабатывается “концепция реорганизации промзон на период до 2010 года”. За последнее время процесс вывода предприятий активизировался. Если в течение 2003 года было проведено обследование 472 предприятий на предмет ликвидации или перебазирования за пределы Москвы, то в течение 2005 года выполнены обследования уже 775 предприятий и организаций (планировалось более 900 объектов), расположенных на территории 12 промзон города общей площадью 1538 гектаров. По результатам обследования выпущено 14 распорядительных документов правительства Москвы, предусматривающих реорганизацию ряда производственных территорий столицы (“Московская перспектива” № 50-52, 2005 г.).

Благодаря “героическим усилиям” московских властей и высокооплачиваемых ими чиновников по уничтожению остатков советской индустриальной базы имеем следующую картину. На июль 2006 года в ЦАО уже “реорганизовано” более 460 предприятий, что позволило властям города высвободить в центре белокаменной не менее 280 гектаров такой дорогой земли. В Южном АО из 226 крупных производств в мае 2004 года оставалось 176, а в августе 2005 года в наличии было уже только 120. То есть ликвидировано 106 крупных промышленных объектов. С территории района Кузьминки (Юго-Восточный АО) выведено 56 промпредприятий, предстоит вывод еще 9 промышленных объектов.

На конец 2004 года в первопрестольной продолжали производственную деятельность 243 “убыточных” (с точки зрения коммерсантов и торгашей) предприятия (“Московская среда” № 34, 2004 г.). Этот факт вызывает у московских властей массу недовольства. Это сигнал к ликвидации этих производств, это удобный предлог для вывода предприятий, которые сами власти своими рыночными реформами поставили в такие сложнейшие условия, что они не могут выкарабкаться из уготованной им ямы самостоятельно. Наибольшее число “убыточных” предприятий приходится на машиностроение и металлообработку, легкую текстильную промышленность (“Московская промышленная газета” № 20, 2004 г.).

Практика также показала, что успешная работа предприятия не является гарантией его дальнейшего присутствия на занимаемой территории и в городе вообще. Тому масса примеров. Это и кондитерский комбинат “Красный Октябрь”, и фабрика “Красная роза”, и завод железобетонных конструкций № 16, и ЖБИ № 23. Это и московский жировой комбинат, и Завод счетно-аналитических машин имени В.Д. Калмыкова. Решением правительства Москвы им было предписано подготовить проектно-сметную документацию по выводу за пределы города либо на ликвидацию для освобождения занимаемой ими территории под другие цели, например для реализации проекта “Золотой остров”.

Сейчас в ЦАО осталось около 350 промышленных предприятий, 80 из них будут выведены в ближайшие годы (“Московская правда”, 15.10.05), освободив таким образом еще около 300 гектаров золотой земли для более “эффективного” использования властями города. Одним из таких “высокоэффективных” вариантов использования московской земли московские власти считают строительство олимпийской деревни по проекту “Олимпийская река”, согласно которому олимпийскую деревню намечено возвести вдоль Шелепихинской и Карамышевской набережных Москвы-реки. При этом 50 промпредприятий подлежат до 2007 года перебазированию (то есть ликвидации) с последующей комплексной застройкой их площадей. Под предлогом приведения в порядок территории вдоль Яузы и ее притоков в мэрии принято решение о выводе 80 промпредприятий, расположенных в водоохранной зоне реки. Для “облагораживания” берегов реки Сетунь будет перемещено 40 промышленных объектов. Из района Раменки (Западный АО) намечено вывести несколько десятков промышленных объектов.

Гарантирована производственная деятельность только тем промышленным предприятиям, без существования которых невозможна нормальная жизнедеятельность городского хозяйства и в выпуске продукции которых заинтересованы власти столицы. Менее всего пострадают предприятия пищевой промышленности и стройиндустрии, не тронут полиграфические производства, а производство автошин будет только расширяться, чтобы увеличить экспорт в развитые страны Запада. Остается на своем месте и Московский нефтеперерабатывающий завод, хотя и в урезанных площадях.

Без кадров

Попытки руководителей предприятий восстановить нормальную работу конкурентоспособных производств и противодействовать политике правительства Москвы по ликвидации их предприятий натолкнулись на проблему нехватки квалифицированных кадров. Об этом начали прямо заявлять на совещаниях и встречах с руководством столицы. На расширенной коллегии департаментов промышленной политики и образования в июне 2003 года было отмечено, что промышленному комплексу города не хватало около 140 тысяч рабочих, в том числе порядка 5,5 тысячи фрезеровщиков и 2 тысяч квалифицированных токарей и швей. Не хватало и 5000 инженеров (“Московская правда”, 24.06.03). Более того, для предприятий столицы характерен устойчивый и ускоренный процесс старения кадров – свыше 60 процентов работников московских предприятий перешагнули 60-летний рубеж.

В то же время учебные заведения города не способны обеспечить промышленные предприятия необходимым количеством специалистов, так как методично и целенаправленно “демократической” властью подвергается “реформированию” и система подготовки и переподготовки высококвалифицированных рабочих, инженерно-технических и научных кадров. Многие училища перепрофилированы под объекты малого бизнеса, банки, казино… Почти каждое стало выпускать экономистов, менеджеров, юристов, экологов. А подготовка кадров по рабочим специальностям сократилось с 6,5 тысячи человек в 1992 году до 2,3 тысячи в 2002-м (“Южные горизонты” № 8, 2005 г.).

По данным Департамента государственной службы занятости, в 2004 году выпуск слесарей в училищах города составил 931 человек, токарей-универсалов было аттестовано всего 165, а фрезеровщиков – 105 (“Московская промышленная газета” № 39, 2005 г.). К этому следует добавить еще и снижение уровня подготовки, так как станочный парк учреждений физически и морально изношен на 70-80 процентов, а средний возраст мастеров производственного обучения перевалил за 55 лет.

В результате плачевного состояния системы профтехобразования и низкой подготовки почти половина выпускников вузов и ПТУ остаются безработными. Их специальности уже не соответствуют современному уровню науки и техники и остаются невостребованными. Поэтому даже этот небольшой приток молодежи власти направляют из сферы материального производства в сферу обслуживания, увеличивая дефицит созидателей и еще больше долю потребителей, то есть нахлебников. В подтверждение этого явления можно привести следующее сообщение, опубликованное в газете “Калининградская правда” № 23 за 2005 год: “В феврале в наукограде Дубна прошел Всемирный форум “Интеллектуальная Россия”. На форуме была приведена страшная цифра – до 90 процентов выпускников вузов РФ не работают по специальности”. А проведенный во время трансляции телепередачи “Деловая Москва” (29 мая 2006 г.) опрос показал, что только 38 процентов позвонивших в телестудию москвичей работают по своей специальности.

Отмеченные обстоятельства послужили для властей столицы основанием для проведения в 2005 году “реформирования” более 200 московских ПТУ и техникумов в 61 колледж. Еще меньше молодых кадров будет поступать в промышленное производство. Тем более что износ материально-технической базы, доставшейся им от реформированных учреждений, достиг уже 90 процентов!

Относительно состояния нынешней науки наиболее ярко высказался Сергей Капица, известный крупный ученый, член Европейской академии наук, хорошо знакомый многим телезрителям популяризатор научных достижений. В беседе с корреспондентом газеты “Московская среда” (№ 27, 2005 г.) он вынужден был вынести результатам деятельности властей в области “реформирования” (то есть развала) науки такой приговор: “…Наш храм науки почти сгорел. За последние 15 лет его разваливали на всех уровнях. Выбито почти все среднее поколение ученых. А молодежь, глядя на своих бедствующих старших коллег, не знает, что ей делать. В таких крупных вузах, как МГУ или Физтех, большинство выпускников не видят иного пути реализовать свои знания, кроме как за пределами страны. Россию покинуло почти 150 тысяч талантливых ученых. Только из Физтеха, где я заведовал кафедрой, уехало полторы тысячи человек. А подготовка одного такого специалиста в США стоит от одного до двух миллионов долларов. Вот и получается, что только один Физтех экспортировал кадров на 1,5 миллиарда долларов, ничего с этого не имея. Зарплата преподавателей и профессоров остается нищенской. И никакого притока молодых ученых нет.. Мы рискуем не только навсегда отстать от мировой науки, но и оказаться не в состоянии понимать, что в ней происходит. Россия может попросту выпасть из мира знаний.

Советская наука и образование были лучшими в мире – это общепризнанно. Разорив науку, мы теперь принялись за образование…”

А шума-то, трескотни, восклицаний море!

Погром во всем

Все эти годы “реформанты” физически и морально изношенные средства труда фактически не заменяли. Если в 80-х годах ХХ века коэффициент обновления был 5-6 процентов в год, то в начале XXI века он составляет 0,3-1,1 процента, в том числе в электроэнергетике – 1,1 процента, в машиностроении – 0,5-0,7 процента (“Экономическая и философская газета” № 31, 2005 г.). Кабельные и тепловые сети столицы изношены на 60-80 процентов (“Московская промышленная газета” № 5, 2004 г.).

Не лучше положение и в оборонно-промышленном комплексе (ОПК). 5 октября 2005 года в Торгово-промышленной палате РФ прошло заседание, посвященное актуальным проблемам и перспективам реформирования ОПК. На этом заседании заместитель председателя Комитета по промышленной политике Российского Союза промышленников и предпринимателей заявил: ОПК брошен государством, это привело к ситуации в отрасли, когда 68 процентов оборудования абсолютно устарело, современное же оборудование в ОПК составляет всего лишь 3 процента (газета “Фрязинец” № 40, 2005 г.). К этому можно добавить, что, по мнению экспертов Объединенной финансовой группы, основные фонды российской промышленности устарели на 75 процентов.

Развал науки и промышленности столицы достиг таких размеров, что уже городские власти вынуждены говорить о серьезном положении этих отраслей народного хозяйства, чтобы снять с себя вину за содеянное перед своими избирателями. Так, префект Восточного округа на встрече с жителями района Перово, говоря о нынешнем состоянии промышленности, заявил: “Уровень обновления продукции на наших предприятиях – 3-4 процента в год не выдерживает никакой критики”. Подчеркнув, что в середине 60-х годов прошлого века этот уровень был около 50 процентов. Объем промышленного производства в городе составляет примерно 50-55 процентов от объема 1990 года. Несмотря на приличный рост в последнее время, он идет от довольно низких показателей 90-х годов…

А Лужков, выступая 12 ноября 2004 года на VI конференции Московского городского регионального отделения Партии “Единая Россия”, “озабоченный” дальнейшей коммерциализацией зданий и, как следствие, ликвидацией научных учреждений столицы, осуждая нынешнюю государственную политику, заявил: “Мы… уже в количественном плане страшно потеряли размерность и потенциал наших научно-исследовательских институтов – и академических, и прикладных. Если эти процессы пойдут так, как некоторые государственные мужи запланировали, мы потеряем их навсегда, а с ними – авиастроение и машиностроение, автомобилестроение и химическую промышленность…” (газета “Столица единой России” № 7, 2004 г.).

Плачевное состояние промышленного потенциала Москвы, казалось бы, должно стимулировать новейшие научно-технические разработки и их широкое и скорейшее внедрение в производство. Однако многие уже имеющиеся разработки в авиастроении, станкостроении, электронике, бионике, атомных технологиях и других отраслях завяли без государственной финансовой поддержки. Так, заместитель руководителя Департамента науки и промышленной политики Москвы В.Кирюшин на страницах “Московской промышленной газеты” № 15 за 2004 год отмечал, что многие московские научные коллективы готовы передать в промышленность свои новейшие инновационные разработки, однако не имеют необходимых для их внедрения финансовых ресурсов и опыта. В итоге доля инновационной продукции в общем объеме промышленного производства в течение многих лет остается стабильно низкой – 2,5-3,5 процента.

Нежелание властей финансировать науку и производство вызывает ответную реакцию ученых и специалистов высокой квалификации. Как результат, имеем такую оценку экспертов: серьезным барьером для развития инновационной системы служит “утечка мозгов”, которая лишает нас не только лучших ученых, но вместе с ними уведенного опыта научных коллективов и целых научных школ, потерю которых трудно оценить… На долю высоких технологий у нас на заводах приходится лишь 0,3 процента выпускаемой продукции (“Московская промышленная газета” № 16 за 2004 г.).

О низком уровне научной активности Москвы высказался на страницах “Московской промышленной газеты” № 22 за 2004 год депутат Мосгордумы Е.Балашов, один из разработчиков закона “Об инновационной деятельности в городе Москве”: “В столице сосредоточено 60 процентов научного потенциала РФ, но уровень инновационной активности здесь всего 5 процентов, по России в целом – 3 процента. Следовательно, только 5 из 100 научных разработок Москвы внедряется в коммерческий оборот”. Для сравнения он приводит пример с микроскопическим государством Сингапур, где инновационная активность почти 100 процентов. Нужна господдержка. Ее нет. Поддержка Москвы мизерная, но слов очень много.

О размерах целенаправленного уничтожения промышленного производства в столице говорят и такие цифры. Доля потребления электроэнергии промышленностью сегодня составляет менее 30 процентов в балансе электропотребления города, более 70 процентов приходится на бытовое потребление (“Московская перспектива” № 25, 2006 г.). В 1990 году доля потребления промышленными предприятиями превышала 70 процентов (радиопрограмма “Подмосковье”, 17.01.03 г.).

Поэтому закономерным является то, что, согласно данным Госкомстата по итогам 2004 года, по объему промышленного производства на душу населения Москва занимала аж 45-е место по Российской Федерации. Не случайно, что идет постоянный рост импорта, объем которого в 2004 году составлял 21,93 миллиарда долларов США, а объем экспорта продукции города неуклонно падает. Так, в 2004 году он снизился до 9,9 млрд. долларов, то есть всего 33,4 процента от объема экспорта 2003 года и только 45 процентов от объема ввозимой в Москву импортной продукции. Хорошо поддерживаем иностранных рабочих и ученых!

Практика наглядно демонстрирует, что экономика столицы доведена “профессионалами” (по развалу) до такой степени, что в регион завозится всё: от иголок до шурупов и гвоздей… Москва превращается в объект реализации импортных товаров, позволяющей получать огромные дивиденды властям и посредникам от фирм-производителей за продвижение, рекламу и сбыт их товаров в нашей стране. Поэтому власти города строят на месте заводов и фабрик терминалы и оптовые базы по периметру столицы. (В случае прекращения поставок из стран Запада и Юго-Восточной Азии эти оптовые базы и терминалы могут быть использованы для заполнения продукцией из других регионов РФ или стран СНГ.)

Министр промышленности правительства Москвы и руководитель Департамента науки и промышленной политики Е. Пантелеев считает, что в столице должны остаться лишь центры дизайна, конструирования, разработки технологий и выпуска эксклюзивных моделей, а массовое производство должно быть вывезено из Москвы. Поэтому власти первопрестольной создают производства в других регионах, продают их с прибылью, полученные от реализации капиталы вновь вкладывают в строительство новых объектов и т.д.

* * *

Итак, Москва усиленными темпами превращается в мировую свалку барахла, которое не находит спроса в странах-производителях, но приносит большую прибыль московским властям, чиновникам и перекупщикам.

Из города творцов и созидателей Лужков и другие “хозяева” целенаправленно и методично “преобразуют” Москву в город прислуги, город потребителей, город иждивенцев и паразитов, жующих, сосущих, кутящих тварей, опустившихся до растительного состояния двуногих биороботов, легко управляемых власть имущими.

Только организованное массовое солидарное сопротивление людей труда, сознательных пролетариев умственного и физического труда, способно остановить процесс деиндустриализации Москвы и люмпенизации ее населения, сохранить то, что еще осталось: кадры, научно-технические школы, производственные и экспериментальные базы, исследовательские центры. И на их основе, на основе сохраненных инженерных инфраструктур, создаваемых десятилетиями упорного труда старших поколений, развивать науку и разрабатывать технологии будущих высокоэффективных и энергосберегающих производств.

Г.В.КРАЙНЕВ, кандидат технических наук

Экономическая и философская газета, №1, 2007.

http://www.eifg.narod.ru/


05.01.07, anatol

Редакционная политика Управление сайтом
Новый сайт движения! >>>