Новый сайт движения! >>>
ДВИЖЕНИЕ ЗА ВОЗРОЖДЕНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НАУКИ
Начало ?????????? ????? ??????????? ???????? ???????????????? ??????? ???????? ??????? Контакты
12.09.07 ? ???????? ????? ????? ?? ????? ??????
10.09.07 ??????? ??????????. ?????????? ????????????
10.09.07 ???????? ????????. ??????????? ?????? ??????????? ?????????
10.09.07 ?. ???????. ?????? ??????? ???? ????????????? ?????????????
09.09.07 ?.?. ?????????, ?.?. ???????. ?????????? ???????? ????????????
09.09.07 ? ??????????? ???????????: «??????? ???????????...»
09.09.07 ?????? ??????? ???????. ????? ?????????? ?????????
08.09.07 ?.????????. ? ?????? ??????????? ?????? ?? 2020 ????
08.09.07 ????? ???????. ?????????? ? ??????-??????????? ?????? ???????????
08.09.07 ??????: ????????? «??????-????????»
07.09.07 ?????? ???????????. ??????????? ????????… ???.
07.09.07 ???????????? ??? ??????????: ????? ????? ?????????? ?????
07.09.07 ????????? ???? ??? ?????? ?? ????? ???? ????????? ?????? ?????????
06.09.07 ?????????? «?? ????????????? ???????? ? ?????? ? ?????? ?? ???? ??????»
06.09.07 ????????? ?????????? ???????????????? ??????????? ???????? «???» ? ?????????? ?? ?????? ??????? ? ??????? ??. ??? ?? ??? ?????
06.09.07 ????????? ????????? ??????? ???? ?? ?????
05.09.07 ?? ????? ??????? ? ??????????: ???????

Rambler's Top100

Наш сайт является участником Кольца Патриотических Ресурсов
Кольцо Патриотических Ресурсов

наш баннер
???????? ????????. ?? ????. ???????: ???????????? ??????

Продолжаем публиковать воспоминания Владимира Петровича Воробьева. Их начало см.: Вступление Прим.ред.

______________________________________________________________________________

СТАРШИЕ

Моя мама, Митина Зоя Александровна родилась в Уфе в 1910 году и прожила 94 года. У матери было две сестры, тетя Катя – младшая и тетя Вера – старшая. До войны тетя Катя жила вместе с нами в Останкино и работала в какой-то редакции кем-то вроде курьера. Потом вышла замуж за дядю Колю Прокофьева и переехала жить к нему на Большую Татарскую. Тетя Вера так и жила в Уфе, где работала в торговле. Ее первого мужа звали дядя Гора, то есть Георгий, и у них было двое детей, Вовка и Валька. Младший Валька был примерно на год старше меня. Потом она развелась с первым мужем из-за его вдумчивого пьянства, а после войны вышла замуж за дядю Мишу.

Бабушка Митина Мария Ивановна, в девичестве Иванова, родилась в 1883 году и прожила 85 лет. Она и ее, как она говорила, дядья жили на окраине Уфы, можно сказать, в деревне. Дядьев, братьев бабушкиного мужа было четверо: Нестор – старший, Николай, Константин, Алексей - все мастеровые, кровельщики и жестянщики. И три сестры - Варя, Лиза и Ксения. Их отец, мой прадед, был пильщик, распускал бревна на доски. Тогда это делалось вручную. Бревна укладывались на настил выше человеческого роста, а два пильщика, один вверху, другой внизу маховой пилой пилили их вдоль ствола. Мастерство дядьев было доходным, и жили они в собственных домах, образуя целый переулок, который так и звали Митин. В праздники они собирались все вместе и, подвыпив, пели запрещенные песни, от которых бабушка, по ее словам, дрожала от страха. Один из братьев, Нестор, как-то, упав с крыши, разбился.

Место, где они жили, называлось Слободкой, там жило много железнодорожников. Прежде ею владел некого Васильев, и улицы в Слободке назвал именами своих детей: Валентиновская, Ольгинская, Георгиевская, Марьинская. Бабушка рассказывала, что, проезжая по этим улицам, он очень возмущался, что мужики перед ним даже «шапки не ломают». Старую барыню бабушка встречала уже после революции. Чтобы перейти через грязную улицу, она жалобно ее попросила: «Подайте, пожалуйста, ручку!» Никакого уважения к этой семье в бабушкиных словах я не увидел.

Сам я по сути был «бабушкин внучек», но это не значит, что она растила меня как в теплице. Однако мама все время была на работе, а бабушка была прирожденным педагогом. Она была удивительно умна, культурна, интеллигентна,.. и почти неграмотна, едва читала по складам. В детстве ей очень хотелось учиться, но еще девочкой ее «отдали в прислуги». Весь ее заработок забирал отец. Бабушка о нем почти не рассказывала, но мне показалось, что она не любила его из-за того, что он был жадным, хмурым и жестким, а, может быть, и жестоким. Мне бабушка читала детские стишки, вроде:

Травка зеленеет, солнышко блестит,

Ласточка с весною в сени к нам летит…

Я думаю, она выучила их у подруг, которым посчастливилось учиться. Она подолгу рассматривала и читала мои учебники. Ходила на все родительские собрания в школу, поскольку маме было некогда. Она работала в центре Москвы, куда добираться надо было около двух часов в один конец туда на трамвае. Наверное бабушке нравилось бывать в школе, приобщаться к своей светлой детской несбывшейся мечте. Послушала бы она сейчас, как расхваливают дореволюционную жизнь демократы. Вряд ли стала бы спорить, ее русское, деревенское и очень культурное воспитание не позволило бы. Поджала бы губы, повернулась и ушла.

Слово «культурный» сейчас стало синонимом слову «образованный», хотя эти образованцы обычно связывает свою речь только с помощью ненормативной лексики. Одно из достижений демократии – «раскованность» (или распущенность?) молодежи. От лексикона многих нынешних девушек наверняка свалился бы с облучка самый разухабистый ломовик времен Гиляровского. А моя малограмотная бабушка, выросшая на уфимской окраине, никогда не употребляла грязных слов, даже слова «задница» избегала. Однако речь ее была удивительно богатой и образной. Конечно, в ее речи встречались и местницизмы, например, «пачпорт» или «царай» вместо «сарай», но было и много ныне забытых слов. Например, Вы знаете слова «бушма» или «бусый»? – Посмотрите в словарь Даля. А для нее это был обычный разговорный язык. Жаль, я тогда многих ее слов не запомнил, не записал, их было много больше, чем эти два.

Я уже учился в институте, когда бабушка спросила, почему радиорепродуктор включают в радиосеть, а радиоприемник – в электрическую. С репродуктором ей все было ясно, а приемник? Я постарался ей объяснить это вплоть до гетеродина. И она все поняла, по крайней мере, самую суть.

В молодости бабушка как человек талантливый разные знания схватывала отовсюду. Еще до замужества она была то ли домоправительницей, то ли экономкой у помещика Чижова. Об этой семье она, не то, что о том Васильеве, всегда вспоминала тепло. В этой интеллигентной семье к ней, почти неграмотной девушке, относились уважительно и «не замечали» промашки ее деревенского воспитания. В ней бабушка много приобрела в культуре поведения, а к своему деревенскому опыту - много знаний передового на те времена домоводства Чижовых. У них была даже стиральная машина, от которой, кстати, бабушка пострадала. Ее герметичная крышка при закрывании почти отрубила ей последнюю фалангу мизинца, и он болтался, как она говорила, «на ниточке». Обрубочек пришили, но он прирос под углом и был неподвижным.

Опыт бабушки не только в работе по дому, вроде стирки белья со стиральной доской, если понятно, что это такое, был неисчерпаем. Еду тогда готовили на керосинке или примусе. После войны появились керогазы, это был уже прогресс. На них, как до этого на керосинке, грели и тяжелые литые чугунные утюги, их обычно было два, пока одним гладили, другой грелся. Разные путешественники часто рассказывают, что в Индии есть железный столб, который, де, достался людям от пришельцев-инопланетян, потому что он не ржавеет. А от кого нам достались эти утюги, которые по всей России были практически в каждой, самой захудалой семье? Подошвы этих утюгов блестели, как зеркало, не покрывались ни окалиной при нагреве, ни ржавчиной от влаги. Они были очень тяжелые, как это и требовалось для глажения белья. Их верхняя часть, хотя она и была шероховатой, сохраняя следы песка литьевой опоки, но тоже всегда оставалась без признаков ржавчины. Как жаль, что эти утюги мы в свое время выбросили за ненадобностью. Но недавно один такой утюг я подобрал на нашей лестничной клетке и отвез на дачу, где начал собирать что-то вроде этнографического музея. Из такого же чугуна был у нас и «паровой» утюг с крышкой, под которую в специальную полость насыпались горящие угли из печки. Или холодные, но потом туда помещалась немного горящей лучины, после чего утюгом надо было размахивать так, чтобы угли от обдувания воздухом через специальные отверстия под крышкой разгорались и разогревали утюг. Если он потом несколько остывал, им опять надо было помахать, добавив при необходимости углей. Отопление и в Москве, а потом и в эвакуации, было печное, и бабушка, а ей тогда было за шестьдесят, ловко колола дрова, а это были не всегда прямослойные поленья. Те, которые в кино иной раз колют лихие киногерои, показывая образец молодечества. Настоящие дрова были сучковатыми и свилеватыми, это была неделовая древесина. Вряд ли эти киносупермены умели расколоть сучковатое сосновое полено. Его надо было ставить комлем вверх, а линия раскола должна была идти по самой середине сучка. Тогда полено раскалывалось вместе с сучком. Лет с 10-ти эту технологию в совершенстве освоил и я. Вскоре после войны в Москве появился саратовский газ, в печках установили газовые горелки, а громоздкие кирпичные плиты на кухнях разобрали. Потом в дома провели и воду, а до этого за ней приходилось ходить на колонку на улице. В домах тогда вместо почти деревенских отхожих мест, куда сливались и кухонные отходы, и которые периодически откачивали специальные ассенизаторы, появились ватерклозеты. Все это делалось совершенно бесплатно, по-советски.

Бабушкина младшая сестра Катерина была замужем за поляком Мациевским Францем Яковлевичем, краснодеревщиком. Жили они в Боготоле, куда попали вместе с отступающими из Уфы белыми. Бабушка помнила, как чапаевцы брали Уфу. Как раз вблизи Слободки через реку Белую войска красных перевозил маленький пароходик (наверное, были и другие переправы). Бабушка рассказывала, как он «тыр-тыр-тыр» сновал от одного берега к другому. В бабушкиной избенке (так она называла свой дом) стояли солдаты белых. Они на пароходик не обращали внимания, а когда красные начали наступать, быстро пустились бежать. Кто-то из бабушкиных детей кинулся их догонять: «Дяденьки, дяденьки, котелок-то забыли!» Куда там!

После войны Катерина, еще не старая, приезжала с дочерью лет пятнадцати к нам в Москву за покупками. Главными среди них был нижний трикотаж и политура для работ ее мужа. По всей Москве, иногда очень далеко, она ходила только пешком, то ли боялась ездить в трамвае, то ли денег на билеты было жалко. Бабушка была уверена во втором.

Дед по матери. Отец матери, Александр Абрамович был очень способным человеком. Он много занимался самообразованием, любил покупать на базаре старинные книги. Вел дневник погоды, а поскольку это было уже «научное» занятие, то - на немецком языке, который он выучил самоучкой. В германскую войну он стал опытным телеграфистом и работал при каком-то очень большом штабе, который стоял в Прибалтике, в городе Валк, так его называла бабушка. Она с детьми, возможно, не со всеми, ездила туда и даже выучила несколько эстонских слов, полезных на базаре. В атласе Советского Союза по сторонам границы между Эстонией и Латвией обозначены два городка – Валка и Валга, наверное, это он и есть. В 16-м году дед попал под газовую атаку и был демобилизован. Дома он пытался поступить на работу телеграфистом, но, несмотря на высокую квалификацию, его не взяли по причине сословного ценза. И он пошел работать в железнодорожные мастерские, где его как грамотного вскоре определили кондуктором товарных вагонов. Потом перевели кладовщиком, но отравление газом дало знать, и в девятнадцатом голодном году он умер, как и четверо из семи бабушкиных детей. Осталось только три дочери. Книги его бабушка почти все продала, их брали на базаре заворачивать селедку и на кульки. Но одну из них 1808 года издания, видимо, дед ее очень ценил, бабушка, взяла с собой в Москву, куда моя мама после 8-ми классов, что давало среднее образование, поехала учиться. Это был сборник под названием «Всемiрный телескопъ». Там были статьи по астрономии и другим наукам, методика вычисления пасхалий, сборник тезоименитств царской фамилии. Но наиболее интересным для меня оказался Всеобщий предсказатель. Шла война, и мне было интересно, что в нем было предсказано на эти годы. И, удивительно, но 41, 42, 43 и 44 годы содержали запись о «великой войне между просвещенными народами», 42 год сопровождало добавление «счастливое побоище». Но на 45 год сообщения о войне не было. Спустя какое-то время я разобрался, что в книге начальным месяцем года считался март, видимо, предсказатель был составлен еще раньше, чем издана книга. А два месяца – это в пределах статистической ошибки. Интересовался я и другими датами. Например, 1870-м, годом рождения Ленина. И что же? Запись гласила о «рождении великаго принца, который переменит систему правления в государстве». После войны эта книга куда-то пропала. Но году в 80-м году один мой знакомый сказал, что тоже видел этот «Телескопъ», но другого издания и формата.

Отец, Воробьев Петр Никифорович, 1907 года рождения, - белорус из батрацкой семьи деревни Мошанаки Могилевской губернии. В конце двадцатых годов он приехал с младшим братом Филиппом в Москву учиться. Где и познакомился с моей мамой, которая тоже училась здесь в Экономико-статистическом институте в Стремяном переулке. Отец учился в Юридическом институте при ВЦСПС, был стипендиатом имени Максима Горького, а еще преподавал на младших курсах общественные науки. Сохранилась групповая фотография, где он сидит рядом с Николаем Михайловичем Шверником, известным советским профсоюзным деятелем. 3 апреля 1933 года, когда мне было 6 месяцев, он погиб от несчастного случая. Года три спустя мама снова вышла замуж гражданским браком, который тогда был очень распространен. Зарегистрировали они свой брак только после войны. Лет до 12-ти я не знал, что он мне отчим. Хотя странности его отношения ко мне время от времени проявлялись. А у мамы появились мой брат Юрка и сестра Светлана.

Я – русский. Вот так. Отец мой из Белоруссии, мать и бабушка из Башкирии. Деда по матери звали Александр Абрамович, но это еще ничего не значит. А я – русский.

По мировоззрению и убеждениям. Православный. Коммунист. Атеист или, скорее, агностик.

До рождения. Я родился в сентябре 1932 года. Месяца за два до этого важного в моей биографии события мама с отцом получили путевки в санаторий в Щелково. До станции доехали пригородным поездом, а от нее до санатория было километров пять. Им должны были прислать подводу, тогда это был самый распространенный вид транспорта, но та не пришла, и им пришлось преодолеть это расстояние пешком. Но все-таки этот случай показывает, как всего чуть более 10 лет после революции государство трудящихся таким образом заботилось о своих гражданах.

Что бы демократы ни говорили о гонениях большевиков на православную церковь, они и об этом, как всегда и обо всем, немало врут. После революции гонения на церковь были от «большевиков» в основном демократической национальности.

В своих воспоминаниях П.Н.Милюков приводит прямо противоположные случаи. Например, о том, что в 1918 году, как мне помнится, в Воронеже группа православных священнослужителей направила в ЦК ВКП(б) коллективное заявление об организации у них партийной ячейки. Письмо долго лежало в ЦК, и положительного решения все же не получило. Я думаю потому, что победило засилье в партии лиц демократической национальности, враждебно относившихся к православию. Думаю, если бы тогда случилось бы иначе, страна избежала бы многих неоправданных жертв, а сам ход истории в ней был бы много более благоприятным. А после войны преследованием церкви занялся уже Хрущев, который заявил, что он еще увидит последнего попа, и масштабы разрушения церквей многократно превысили послереволюционные. Конечно, при этом не следует забывать и того, что во время революции очень многие церковники выступали против нее вплоть до вооруженной борьбы.

Я никогда враждебно к религии и церкви не относился. У окружавших меня родственников и соседей тоже такого не замечал. Но в семье у нас никто, включая бабушку, в церковь не ходил и церковные праздники не отмечал, хотя от бабушки я порой и слышал, что есть Троица, Покров, Николай угодник и кое-что еще из этой стороны жизни русского общества. Но какой-то подсознательный интерес к церквям у меня был всегда. Впервые в церковь я попал, будучи уже в техникуме. Это был бывший недалеко от него Елоховский собор. Как-то я стал свидетелем того, что от него при большом стечении народа отъезжали какие-то очень важные церковные персоны. Уже много позднее я узнал, что в это время Русская православная церковь проводила большой поместный Собор. Некоторое время спустя мы с Левкой Жевлаковым, соучеником по техникуму, зашли в т собор, и уже при входе получили по увесистой оплеухе. Дело оказалось простым: мы при входе, а было это зимой, не сняли шапки. В этом соборе я впервые увидел такое богатое церковное убранство. В последующие годы я, бывая в новых для меня местах, как правило, тоже заходил в церкви. А за рубежом не только в православные, но православные, если попадались, обязательно. В 70-80-х годах и несколько позднее я часто бывал на территории Донского монастыря, где, кроме прочего, есть очень интересные захоронения. Не только Пересвета и Осляби, но и, например, и дяди Пушкина. Или Смирновой-Росетти, которая (цитата по памяти):

Незабвенная Росетти,

В своей чудной красоте

Ты сердца пленила эти,

Те, те, те и те, те, те.

Но особый интерес на территории монастыря у меня вызвали мраморные скульптурные панно у дальней его стены, прежде украшавшие храм Христа-спасителя. Одно из них как раз и было посвящено Куликовской битве. Но фигуры в них были какие-то неестественные. Я долго ходил и приглядывался к ним и так и так, пока, наконец, не понял, в чем тут дело. Они были рассчитаны находиться достаточно высоко, а поэтому скульптурные изображения были несколько искажены так, чтобы, если смотреть на них снизу они выглядели бы естественно. Сделать так мог, конечно, большого мастерства скульптор. Но было и еще что-то, что притягивало меня к этим панно. Я не мог понять что, но однажды рассказал об этом маме. И она рассказала, что, когда носила меня, то готовиться к экзаменам в институте ходила в парк около храма Христа-спасителя и тоже иной раз рассматривала эти панно. Вот и думайте, что это. Могло это передаться тогда мне, уже бывшем, но еще не родившимся?


29.01.07, anatol

Редакционная политика Управление сайтом
Новый сайт движения! >>>