Новый сайт движения! >>>
ДВИЖЕНИЕ ЗА ВОЗРОЖДЕНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НАУКИ
Начало ?????????? ????? ??????????? ???????? ???????????????? ??????? ???????? ??????? Контакты
12.09.07 ? ???????? ????? ????? ?? ????? ??????
10.09.07 ??????? ??????????. ?????????? ????????????
10.09.07 ???????? ????????. ??????????? ?????? ??????????? ?????????
10.09.07 ?. ???????. ?????? ??????? ???? ????????????? ?????????????
09.09.07 ?.?. ?????????, ?.?. ???????. ?????????? ???????? ????????????
09.09.07 ? ??????????? ???????????: «??????? ???????????...»
09.09.07 ?????? ??????? ???????. ????? ?????????? ?????????
08.09.07 ?.????????. ? ?????? ??????????? ?????? ?? 2020 ????
08.09.07 ????? ???????. ?????????? ? ??????-??????????? ?????? ???????????
08.09.07 ??????: ????????? «??????-????????»
07.09.07 ?????? ???????????. ??????????? ????????… ???.
07.09.07 ???????????? ??? ??????????: ????? ????? ?????????? ?????
07.09.07 ????????? ???? ??? ?????? ?? ????? ???? ????????? ?????? ?????????
06.09.07 ?????????? «?? ????????????? ???????? ? ?????? ? ?????? ?? ???? ??????»
06.09.07 ????????? ?????????? ???????????????? ??????????? ???????? «???» ? ?????????? ?? ?????? ??????? ? ??????? ??. ??? ?? ??? ?????
06.09.07 ????????? ????????? ??????? ???? ?? ?????
05.09.07 ?? ????? ??????? ? ??????????: ???????

Rambler's Top100

Наш сайт является участником Кольца Патриотических Ресурсов
Кольцо Патриотических Ресурсов

наш баннер
? ??????????? ???????? ??????? ??? ? ?????????? ? ????? ? ???????

Программа «Военно-промышленное обозрение» от 09.02.2007

Тема передачи: Выступление министра обороны США Роберта Гейтса, Соединенные Штаты готовятся к войне с Россией;

Гости студии "Народного радио": главный редактор газеты «Военно-промышленный курьер» Игорь Юрьевич Коротченко;

Ведущие: Игорь Сергеевич Шишкин;

Игорь Шишкин: Игорь Юрьевич, не так давно выступал в Конгрессе Соединенных Штатов министр обороны США Роберт Гейтс. Он заявил буквально следующее (цитата): «Нам необходим весь спектр военных средств, включая как военные силы, способные воевать с большими армиями, так и мобильные части специального назначения, способные бороться с угрозой терроризма, поскольку мы не знаем, что произойдет в таких странах, как Россия, Китай, Северная Корея, Иран и другие». Практически все информационные агентства откликнулись на это заявление сообщениями о том, что Соединенные Штаты готовятся к войне с Россией. И получается, что то, о чем так долго говорили реакционеры, милитаристы и прочие «мракобесы», естественно, оказалось правдой, а то, что говорили наши прогрессисты, свободомыслящие, прекрасно понимающие пути развития современного общества, оказалось либо ложью, либо откровенной дуростью. Вот теперь дождались, пока министр обороны США не сказал открытым текстом, что Соединенные Штаты не считают международный терроризм своей главной угрозой, а считали и считают нас этой угрозой.

Игорь Коротченко: Важно отметить, что это публичное заявление, причем заявление политического характера, и что если должностное лицо подобного уровня, а фактически это человек из первой обоймы политического руководства США, тем более, в прошлом директор Центрального разведывательного управления, делает подобного рода заявления, это знаковая вещь, и реагировать на него надо чрезвычайно серьезно, ответственно и с полным осознанием того, что за этими словами последуют и практические дела. К сожалению, это показывает вся практика деятельности Буша, которого, очевидно, сменят демократы, настроенные еще более антироссийски. Они будут требовать еще большей крови, больших уступок от России и будут использовать весь арсенал военно-политических мер давления на нашу страну. Мы стоим перед новой «холодной войной».

В свое время премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль выступил в Фултоне с программной речью, которая фактически стала манифестом «холодной войны». И сегодня мы, проводя такую историческую параллель, можем сказать, что выступление Роберта Гейтса, где он назвал Россию в числе стран-изгоев – это манифест правоконсервативного крыла политических кругов Соединенных Штатов, в котором они провозглашают новый «крестовый поход на Восток» против нашей страны. Приходится с сожалением констатировать, что то, о чем мы на протяжении трех лет говорили в наших передачах, что не надо иллюзий, что НАТО нам не друг, что США нам не друг, что как минимум, это соперники, а, скорее всего, это вероятные военные противники, подтверждается жизнью, повседневной реальностью. Подтверждается правомерность нашего анализа всей обстановки, правильность того курса, который мы с вами проводили в студии, называя вещи своими именами.

Я вынужден согласиться с вами, что те многочисленные либерального плана политологи, эксперты и отдельные, так сказать, перекрасившиеся генералы-отставники, которые пели гимны миролюбию и мудрости Вашингтона, и клеймили наше ретроградство, нежелание деактивировать наши ядерные силы, нежелание большей «транспарентности» с Западом, на самом деле проводили политику, которую можно характеризовать либо как недальновидную, либо как откровенно предательскую по отношению к интересам своей собственной страны. Сегодня мне интересно узнать, что они запоют, когда такие милитаристские планы озвучены одним из высших должностных лиц администрации президента США.

Игорь Шишкин: Игорь Юрьевич, а вы знаете, их это нисколько не смутило, и песни остались прежними. Они уже дают комментарии такого рода: «Ну что вы обращаете внимание на слова министра обороны? Сейчас же проходит через Конгресс бюджет обороны Соединенных Штатов. Он вынужден для того, чтобы выбить из законодателей деньги, запугивать их всяческими способами, поэтому верхом нашей глупости будет клюнуть на это и решить, что действительно Соединенные Штаты – наш противник. Давайте не обращать на это заявление внимания. Давайте делать вид, что ничего не происходит. Мы ведь друзья с Соединенными Штатами. И у них в стратегии национальной безопасности записано, и они сразу это вспомнили о том, что Россия является стратегическим партнером. Это главное. А что там говорит какой-то министр обороны – это мелочь».

Игорь Коротченко: Подобного рода политологов вообще-то уже надо профилактировать, причем не с помощью общественно-политических передач радио и ТВ, а усилиями Службы Безопасности. В конце концов, надо завести оперативные разработки на этих людей, посмотреть структуру их доходов, откуда они получают деньги, на какие средства они издают книги, в которых предлагают ядерное разоружение России.

Игорь Шишкин: Предлагают отказаться от концепции ответно-встречного удара.

Игорь Коротченко: То есть, грубо говоря, нужно знать, с чьего голоса они поют. Эту задачу должен решать ФСБ. Хватит там профессоров ловить, которые тайно что-то передают китайцам. Здесь открыто действует «пятая колонна», и против этих людей надо вести конкретные оперативные разработки с докладом президенту, директору ФСБ. В конце концов, давайте займемся этими некоммерческими организациями, которые финансируются на западные деньги. Мы проходим мимо этих вещей. Более того, настала пора произвести ряд серьезных кадровых изменений в структуре институтов в системе Российской академии наук, и на месте господина Рогова должен сидеть человек, который будет, в первую очередь, обслуживать интересы Российской Федерации, а не прививать нам мифы о миролюбии США. Хватит слушать эту лапшу, которая уже падает с ушей, относительно миролюбия Запада, относительно миролюбия НАТО, относительно того, что мы такие консерваторы, дескать, надо все больше открытости. Все это сказки для дурачков.

Первые лица российского государства – президент, вице-премьер, министр обороны – открыто называют вещи своими именами. Очевидно, что на Международной конференции в Мюнхене в воскресенье, где ожидается программное выступление Сергея Борисовича Иванова, будет дана оценка современной ситуации. По некоторым данным ожидается и прибытие в Мюнхен президента России, и он тоже может выступить с очень интересными политическими заявлениями. На этом фоне необходимо от экрана и из фокуса общественного внимания отодвигать людей, которые проповедуют идеи, прямо враждебные интересам Российской Федерации. Это не просто призыв, это необходимость, потому что все, что происходит вокруг нашей страны, это тоже не только призывы к новой «холодной войне», они подкреплены конкретными мерами военно-технического характера.

Игорь Шишкин: Да, это не слова, это дела.

Игорь Коротченко: Не прошло и недели со дня нашей прошлой передачи, когда мы говорили о том, что программная цель США в области противоракетной обороны – это развертывание систем ПРО по периметру границ Российской Федерации, и вдруг информационные агентства объявили, что крупнейший плавучий радар Соединенных Штатов передислоцируется в точку, лежащую в непосредственной близости от побережья Камчатки, где у нас имеются полигоны, на которых происходят испытания баллистических ракет. Известен полигон «Кура» на Камчатке, куда падают головные части наших ракет, где мы осуществляем весь комплекс траекторных и технических измерений, оценку параметров, точностных характеристик. И вот к нашим границам, к побережью Камчатки американцы передвигают свой крупнейший плавучий радар.

Игорь Шишкин: Действительно это просто-напросто прямое продолжение нашей прошлой передачи. Вы там показывали, как по всему периметру от Норвегии до Японии американцы размещают системы противоракетной обороны и наблюдения за нашими стратегическими силами. Оставался только один неохваченный участок – до Камчатки. Не прошло недели, как приходит сообщение, что и это окно закрыто Соединенными Штатами.

Игорь Коротченко: На очереди вступление Грузии и Азербайджана в НАТО, идут попытки втянуть туда Украину.

Игорь Шишкин: К сожалению, и здесь вы абсолютно правы. Именно сегодня пришли сообщения, что в конгрессе Соединенных Штатов рассматривается законодательная инициатива, за которыми стоят очень влиятельные конгрессмены, в том числе председатель Комитета по международной политике, о том, чтобы принять соответствующий закон, предусматривающий приглашение Грузии в НАТО в 2007 году. Скорее всего, на будущей неделе этот законопроект будет принят. То есть все это происходит одновременно.

Игорь Коротченко: Конечно. А дальше на территории Грузии будут не только находиться войска НАТО, но и логично построение там либо радара, либо стартовых позиций противоракет, опять нацеленных на то, чтобы обесценить ядерный статус России. А дальше я скажу, что будет, если мы не предпримем никаких контрмер. Когда они полностью отстроят эту систему, они предъявят ультиматум либо по смене политического курса, либо по смене политического руководства, будут требовать свободного доступа транснациональных корпораций к природным богатствам России, а в том случае, если мы не утратим способности к сопротивлению, нанесут первый превентивный удар по территории России с использованием ядерных и обычных высокоточных вооружений, чтобы одномоментно уничтожить группировку РВСН, стратегической авиации.

Игорь Шишкин: Игорь Юрьевич, здесь я вас прерву, потому что, к сожалению, все наихудшие сценарии, о возможности которых вы говорили в этой студии в последние три года, воплощались в жизнь, и очень бы не хотелось, чтобы этот сценарий тоже воплотился.

Игорь Коротченко: Но я сказал, в том случае, если мы не предпримем никаких контрмер, если мы будем сидеть и пассивно ожидать, что с нами будет, либо если в 2008 году на место Путина придет человек, который не будет продолжать политическую линию Владимира Владимировича в международных и внутренних делах, человек, которым Запад сможет манипулировать, оказывать на него давление. Если у нас появится второй Горбачев, то сценарии могут быть самыми ужасными. Шутки кончились.

Мы говорили, что США готовили планы превентивной войны против Советского Союза, что в 1949 и 1950 годах они планировали нанести удары термоядерным оружием на пятьдесят советских городов. У нас тут некие, так сказать, господа хихикали, говорили, что все это – страшилки коммунистов. На самом деле это реальная политика, и сегодня мы сталкиваемся с такой же политикой. Когда Россия недостаточно сильна, когда у нее ослаблен государственный механизм управления, когда ядерный статус государства постоянно подтачивается непрерывными сокращениями действующей группировки РВСН, баллистических ракет на подводных лодках, а взамен не поступают в достаточном количестве новые ракеты на восполнение этой группировки, и мы утрачиваем наши возможности по сдерживанию, оборотной стороной всего этого процесса является рост агрессивных планов, реальное военное планирование по применению ядерного оружия против Российской Федерации с целью заставить ее сделать очень серьезные внешнеполитические и внешнеэкономические уступки Западу. Это реальность.

Сегодня мы стоим сегодня перед реальной угрозой, что уже в ближайшие десять – пятнадцать лет, если мы не изменим вектор развития ситуации в стране, не сделаем решительных шагов по парированию новых военных и военно-технических угроз со стороны США и НАТО, мы рискуем стать заложниками того, что решение о судьбе России, решение о судьбе нашего этноса будут приниматься уже в Вашингтоне и в Брюсселе, притом без всяких скидок на какие-то гуманитарные ограничения. Женевская конвенция здесь действовать не будет, а будет ядерный удар по Российской Федерации.

Игорь Шишкин: Действительно эта проблема многопланова. Вы сейчас упомянули о роли военных экспертов, стратегических экспертов, тех, кто во многом влияет на выработку внешнеполитического и оборонного курса страны. То, что они говорили и предлагали, как показала жизнь, полностью не соответствовало тенденциям развития международной обстановки. И действительно сейчас было бы правомерно, если бы в соответствующих инстанциях у них спросили: «Сударь, вы – идиот, вы дурак, вы ничего не понимаете, или вы предатель? Третьего здесь не дано». Либо они признают, что они ни на что не способны, и должны быть с позором выгнаны из корпорации экспертов и специалистов, либо на их руках должны защелкнуться наручники.

Игорь Коротченко: Либо, извините, они должны быть удалены из фокуса внимания государственных, электронных средств массовой информации.

Игорь Шишкин: Но это после признания того, что они полные непрофессионалы. Долой, на пенсию, а желательно, и без пенсии. Но это одна сторона вопроса. Ведь действительно то, что происходит в международной политике, особенно в оборонной политике, это не сиюминутные какие-то решения. Это всегда тенденции, имеющие длительное время на развитие. Их нужно внимательно отслеживать. И когда сейчас Пентагон принимает новый военный бюджет, который предусматривает на следующий финансовый год расходы в размере примерно 700 миллиардов долларов, а это свыше 20 процентов бюджета в целом (это в стране, которая не воюет, так как смешно считать войной в Америке Афганистан с Ираком). Это означает, что…

Игорь Коротченко: … это мобилизационный бюджет.

Игорь Шишкин: Конечно. Это мобилизационный бюджет, тот, о котором иногда говорили опять-таки наши реакционеры, как их называют, что стране необходим мобилизационный бюджет. Это несовместимо с демократией. Это несовместимо с рыночной экономикой. Вот это закладывается. И эта машина неизбежно даст свои результаты. Их нужно отслеживать.

Но есть еще один вопрос: почему именно сейчас? Ведь не случайно именно сейчас они запросили такой бюджет, не оттого, что опять-таки что-то произошло в Ираке или в Афганистане. Не случайно именно сейчас они в открытую стали размещать свои объекты вокруг России, и не случайно, конечно, министр обороны США назвал Россию главным потенциальным противником для Соединенных Штатов. Мы понимаем, что в закрытых документах это всегда было. Но то, что он вышел на трибуну и при камерах это сказал, значит, было принято решение. Вопрос: почему сейчас?

Игорь Коротченко: Наступает момент истины. В следующем году выборы президента. И от того, кто возглавит Россию, зависит очень многое. Я не исключаю, что эти все действия США и НАТО – это определенная форма внешнеполитического давления.

Игорь Шишкин: Как черная метка.

Игорь Коротченко: Да, нашим правящим кругам, прежде всего, дают понять, что если мы продолжим курс Путина, который, как мы говорили, на протяжении последних двух лет носит четко выраженный характер защиты национальных интересов Российской Федерации, если мы столь же стремительно будем увеличивать свои экономические и военные возможности, то Запад готов к прямой военной конфронтации с нами. Это такое послание Кремлю.

Игорь Шишкин: А политика Кремля многовекторна.

Игорь Коротченко: Политика многовекторна, в Кремле есть люди, у которых, извините, счета в западных банках, у которых жены, дети, любовницы живут на Западе, и они встроены во властную пирамиду. Естественно, им всем говорят, что они или должны что-то делать, или они будут считаться врагами со всеми вытекающими отсюда последствиями. В 2008 году Путин покидает пост президента, сегодня это абсолютно очевидно, и при любом статусе, который он формально или неформально будет сохранять после своего ухода с поста президента, надо понимать, что ключевые решения будет принимать первое лицо – его преемник. И вот здесь возникает вопрос, кто будет преемником, и какой курс этот преемник будет продолжать. Я думаю, что все, что сегодня делают американцы, это послание российской политической элите: либо она играет по их правилам, либо ее могут просто уничтожить. Достанет ли у тех людей, которые стоят на ключевых постах и причастны к принятию важнейших решений в области внутренней и внешней политики, достанет ли у них мужества и способностей поставить на первое место интересы своей страны, интересы своего народа? Еще раз подчеркну, в этой ситуации чрезвычайно важным будет выбор самого Путина. Пусть он говорит, что преемников не будет, но как гражданин, назовет имя человека, за которого он хотел бы проголосовать. Кто и куда поведет Россию в следующие восемь лет? Мы видим, что по мере ускорения прогресса временные рамки сжимаются, и восемь лет – громадный период времени. В 85-м году Горбачев пришел к власти. Через 6 лет он развалил Советский Союз.

Игорь Шишкин: Тогда никому в голову не приходило, что через шесть лет будет такая катастрофа.

Игорь Коротченко: Понятно, что человек, который в 2008 году сядет в Кремль, автоматически будет избран на два срока, поэтому вопрос о преемнике имеет очень важное значение для всех нас, для судеб нашей страны.

Игорь Шишкин: Мы сейчас сталкиваемся с классическим примером того, как вооруженные силы, военная мощь используется для дипломатического давления с целью изменить внешнеполитический и внутриполитический курс другой страны. Об этом много говорится, об этом написаны теоретические труды. И вот мы видим, как с помощью военной силы пытаются повлиять на изменение курса России. Это одна сторона, и тут действительно очень важно, кого выберет страна в 2008 году, и по какому пути пойдет. Но кроме стратегии есть еще и оперативное искусство. Что Россия может противопоставить тем заявлениям и тем делам, которые совершают Соединенные Штаты?

Министр обороны США сделал свои заявления, а буквально за несколько дней до этого в Государственной думе выступал министр обороны Российской Федерации и говорил о перспективах развития наших Вооруженных Сил до 2015 года. С одной стороны, то, что он сказал, очень обнадеживает. Выделяются дополнительные средства, будет поставлено вот в 2007 году уже 17, сейчас, по-моему, по 6 – 8 ставили межконтинентальных ракет. В 2007 году будет уже поставлено на боевое дежурство 17 межконтинентальных ракет. Как вы оцениваете действия уже российской власти, тем более что Иванов прекрасно знал, какая тенденция идет в Соединенных Штатах. Выступления министра обороны США он еще не мог знать, но тенденцию он же прекрасно видел.

Игорь Коротченко: Чрезвычайно важно понимать, что необходимо расширить ресурсную базу бюджета для наращивания оборонных возможностей государства, а здесь без национализации захваченной общенародной собственности, крупнейших объектов промышленности, которые строили поколения советских людей, и которые являются общенародным достоянием, нам не обойтись. Для того, чтобы мы могли адекватно реагировать и на те вызовы в области военной политики, которые нам сегодня бросают, для того, чтобы стабилизировать ситуацию в Российской Федерации в целом, для того, чтобы мы могли консолидировать общество, необходимо, так или иначе поставить вопрос о национализации крупнейших объектов собственности, которые в ходе залоговых аукционов неправомерным образом оказались в руках крупнейших олигархов России. Я абсолютно убежден в том, что их состояния должны быть национализированы. Покупка самых большие в мире яхт, переводы состояний на Запад, приобретение футбольных клубов и выстраивание футбольных империй недопустимы, когда это делается на деньги, полученные в результате совершения преступления. Я понимаю, когда доллар к доллару, семейство Рокфеллеров создавало свою финансовую империю. Но в основе всех крупнейших состояний России, в общем-то…

Игорь Шишкин: Лежит преступление.

Игорь Коротченко: Да, преступление, потому что произошло неправомерное завладение общенациональной собственностью. Если дать возможность Генеральной прокуратуре и Счетной палате назвать по формальному признаку состава преступления все эти дела, которые там лежат (они доведены до конца), то, я думаю, наша ресурсная база для повышения жизненного уровня народа, для повышения обороноспособности государства будет гораздо больше, чем мы имеем сейчас. То же самое касается и эксплуатации природных ресурсов России, которые принадлежат всем нам.

Игорь Шишкин: Пока были они в недрах, они принадлежали всем нам, а когда были разведаны и извлечены, стали принадлежали уже определенным лицам.

Игорь Коротченко: Кстати говоря, и крупнейшие компании, и владельцы нефтяных и газовых месторождений платят налоги лишь с части доходов, причем используют различные схемы, за что Ходорковский был объявлен экономическим преступником. На самом деле таких Ходорковских у нас в сфере нефте- и газодобычи хоть пруд пруди.

Игорь Шишкин: Да все практически.

Игорь Коротченко: Нам необходима концентрация воли первых лиц государства для того, чтобы мы могли наконец-то решить эту проблему. Дайте свободу рук Степашину, дайте свободу рук новому генеральному прокурору, и мы сможем серьезным образом повысить финансово-ресурсную часть, тем самым увеличить оборонный бюджет. Но это такой общеэкономический подход.

Игорь Шишкин: Игорь Юрьевич, это не совсем общеэкономический подход. Это действительно один из важнейших рычагов именно в оперативном плане. Если сравнить оборонный бюджет Соединенных Штатов (700 миллиардов долларов на следующий финансовый год), то бюджет нашего Министерства обороны – 860 миллиардов рублей (около 30 миллиардов долларов), причем сюда входят и суммы, выделенные по разделам «Образование», «Культура», «Кинематография», «Здравоохранение и спорт» и так далее. К этому нужно добавить, что примерно такую же сумму Ходорковский и компания не доплатили в виде налогов, за что они сейчас с Лебедевым и сидят. А по второму делу эта компания свыше 20 миллиардов долларов похитила из бюджета, а точнее, уже у народа. То есть одна компания, одна группа жуликов расхищала средства, равные всему оборонному бюджету Российской Федерации. А таких жуликов, таких компаний у нас десятки и десятки. Поэтому это действительно первый, ключевой вопрос.

Игорь Коротченко: Конечно. Ключевой вопрос: поднять ресурсные возможности государства по финансированию важнейших общенациональных проектов и задач по национальной обороне. Второй, не менее важный вопрос, это военно-техническая политика. Очевидно, что темпы обновления стратегической российской группировки были низки. Об этом говорили все, кому не лень. К сожалению, мы прозреваем, когда угроза уже стучится к нам в дверь, а если бы мы обладали мощным ракетно-ядерным кулаком, то, возможно, американцы не вышли бы из договора по ПРО. Если бы мы заявили о том, что расширение НАТО абсолютно неприемлемо для Российской Федерации, и мы будем принимать адекватные меры реагирования, я думаю, что темпы продвижения североатлантического альянса на Восток были бы не такими стремительными, как сегодня. Но, к сожалению, мы сегодня сталкиваемся с тем, что неправильные решения в области военной и военно-технической политики оборачиваются активным стремлением США к военному доминированию над нашей страной.

Сегодня вопрос выбора военно-технических приоритетов имеет колоссальнейшее значение для того, чтобы мы могли более или менее спокойно себя чувствовать на ближайшую перспективу. Необходимы решительные меры по увеличению финансирования всех программ, связанных с вооружением стратегических ядерных сил, потому что только ядерный кулак каким-то образом вразумляет сегодня политиков и в Вашингтоне, и в Лондоне, и в Брюсселе. Лишь теоретическая возможность России в ответном, либо в ответно-встречном ударе уничтожить Северную Америку и Европу как цивилизации, превратить их в выжженную радиоактивную пустыню, только этот аргумент действует сегодня на западных политиков. И только с такой возможностью россияне готовы договариваться по каким-то ключевым вопросам. Для группировки РВСН это, прежде всего, ракета «Тополь-М». И необходимо финансировать сегодня развертывание производства «Тополя-М» в варианте не моноблочной ракеты, где стоит одна ядерная боеголовка, а чтобы эта ракета могла нести три или шесть разделяющихся ядерных боеголовок. Таким образом, мы даже при низкой численности баллистических ракет сможем достичь необходимого результата в одном ответном залпе. Я повторяю: именно в ответном, потому что Россия не собирается первой применять ядерное оружие, за исключением, как сказал министр обороны России Сергей Иванов, нанесения превентивных ударов при явной угрозе, либо нападении на Россию. Кстати говоря, именно такими объектами ядерных ударов должна стать территории Польши, Чехии, других стран Европы, которые будут размещать у себя объекты американской ПРО.

Игорь Шишкин: И не только Европы – и Японии, если она разместит на своей земле элементы ПРО, как сейчас планируется.

Игорь Коротченко: Конечно. Это четкая и недвусмысленная политика. Также нам необходимо повышать возможности нашей стратегической авиации. Сегодня авиационный завод в Казани готов производить пять – семь стратегических бомбардировщиков Ту-160 в год. Это производство надо финансировать.

Игорь Шишкин: То есть дело только в деньгах?

Игорь Коротченко: Дело только в деньгах. Надо финансировать эти программы, надо принимать на вооружение новые высокоточные крылатые ракеты с ядерными боеголовками с дальностями пуска свыше 5 тысяч километров. У нас есть такие ракеты. Необходимо начать и профинансировать их массированное производство. Соответственно стратегическая авиация должна активно использовать аэродромы рассредоточения и постоянно быть в движении, потому что это мобильный компонент в определенной степени российской стратегической триады, и он наиболее быстро может быть поднят в воздух для демонстрации решимости России к отражению любых форм военных угроз и военного давления на нее, включая полярные аэродромы в Арктике.

Игорь Шишкин: Кстати, ведь года два назад российская стратегическая авиация, по-моему, впервые провела такое рассредоточение, и Соединенные Штаты сразу же очень даже ощутили, что это значит.

Игорь Коротченко: Конечно. И, наконец, несмотря на временные неудачи в программе испытательных пусков новой морской баллистической ракеты «Булава», необходимо продолжить финансирование этой программы и ускоренными темпами решить все проблемы, которые возникают сегодня. Они являются следствием 15-летнего развала всей оборонной промышленности. Чудес не бывает, значит, необходимо вливание, двух-трехкратное финансирование работ по данной тематике, чтобы нормально завершить процесс вооружения, и начать вводить в строй новые подводные лодки 955-го проекта при одновременном переоборудовании оставшихся подводных лодок 941-го проекта «Тайфун» либо «Акула» в носитель «Булавы». Все возможности у нас есть. Вот когда у нас будет такой мощный ядерный кулак, тогда, извините, нам и американская ПРО будет не страшна, и с нами считаться и разговаривать будут совсем иначе, чем сегодня.

Игорь Шишкин: Игорь Юрьевич, а как вы оцениваете в связи с этим заявление министра обороны Сергея Иванова о возможном выходе России из договора по ликвидации ракет средней и меньшей дальности и, плюс к этому, заявление Министерства иностранных дел о возможном отказе России от договора по ограничению обычных вооружений в Европе? Эти два заявления прозвучали почти одновременно.

Игорь Коротченко: Я их расцениваю позитивно, потому что нам необходимо действительно возобновить группировку баллистических ракет средней дальности, чтобы мы могли, извините, не РВСН использовать для создания адекватной угрозы той же Чехии, либо Польше, которые развертывают у себя объекты американской системы ПРО, а иметь возможность давления на эти страны, в том числе и ракетами класса «Ока», которые были ликвидированы во времена Горбачева.

Игорь Шишкин: То есть в том смысле, что так как у нас недостаточное количество стратегических ядерных носителей, они должны быть ориентированы на потенциального противника, чтобы они знали, что все они предназначены им. А для мелочи уже и мелочь.

Игорь Коротченко: Конечно. Европа – это не мелочь. Извините, когда там 100-килотонная боеголовка, скажем, где-нибудь в пригороде Варшавы поразит объект американской ПРО, либо в пригороде Праги поразит американский радар, я хотел бы посмотреть на такие последствия.

Игорь Шишкин: Я прекрасно понял.

Игорь Коротченко: Конечно. Поэтому надо выходить из этого договора однозначно, и я Иванова здесь полностью поддерживаю, и позицию, которую озвучивал МИД, что хватит заниматься самообманом. Американцы наращивают свои ударные, в том числе и свои сухопутные группировки в Европе, НАТО создает силы быстрого реагирования, а у нас руки связаны, что мы в западных военных округах не можем ничего развернуть, потому что, дескать, вынуждены соблюдать адаптированный договор об обычных вооруженных силах в Европе. И в этой же связи, скажу еще раз относительно Лукашенко. Делать надо все, чтобы этот человек был нашим союзником. Нам необходимо, если надо, и финансовые, и экономические, и газовые, и нефтяные вливания в экономику Белоруссии для того, чтобы эта страна была стабильна, чтобы лидеры этой страны были нашими партнерами и союзниками, чтобы использовать такую уникальную возможность, как белорусский плацдарм, во благо безопасности и Российской Федерации, и самой Белоруссии.

Игорь Шишкин: Тем более что Соединенные Штаты, например, прекрасно показывают, своим союзникам, что этот союз выгоден для них. Они им оказывают помощь. А у нас получается так, что если ты наш союзник, бей своих, чтобы чужие боялись. У нас есть звонки. Алло, вы в эфире.

Виктор: Не считаете ли вы возможным выйти из договора о нераспространении оружия на дне океана с тем, чтобы разместить неплавающие блоки с ядерным месивом где-нибудь поближе к Канаде и Соединенным Штатам? Это первый вопрос. Второй вопрос. Не считаете ли вы, что стабилизация нашей экономики гораздо лучше была бы выполнена, если бы мы не клали деньги в американскую экономику, а развивали бы свой ВПК?

Игорь Коротченко: Ответ на второй вопрос однозначен: конечно, считаю. Мы должны сделать так, чтобы деньги от экспорта нашей нефти и газа работали не на экономику США, не финансировали бы тем самым и без того гигантский американский бюджет.

Игорь Шишкин: Эти деньги работают там.

Игорь Коротченко: Потому что Греф и Кудрин вкладывают их в американские правительственные облигации. Пусть они вкладывают в облигации Центрального банка России, либо дают возможность нашей промышленности получать кредиты под 1 – 2 процента, а не под 10 – 12, как это происходит сегодня.

Игорь Шишкин: К тому же они могут просто-напросто «заморозить» эти деньги, как деньги потенциального противника, например, при неугодном им итоге выборов.

Игорь Коротченко: Как с Ираком. И вот преемник Путина вдруг с изумлением (если российский народ сделает правильный выбор) может обнаружить, что, извините, а денежки-то все на Западе «заморожены». Не исключено, что надо предпринимать какие-то меры, чтобы финансы все-таки находились под контролем российских банков, а не нью-йорских. А что касается выхода из договора, то я не думаю, что для нас выгодно разрушать действующие режимы международных договоров, которые так или иначе ограничивают опасные виды вооружений. Это не в интересах России. В интересах России – профинансировать на 100 или на 200 процентов все программы в области стратегических ядерных сил, создать нормальную дееспособную ударную группировку морских ракетоносцев, вооружить их новыми ракетами, сделать ту же «Булаву», чтобы одна ракета могла нести шесть боеголовок. Это и будет нормальным решением стратегического паритета с Америкой.

Игорь Шишкин: Здесь неизбежно возникает еще один вопрос. Ведь друзья прогресса, друзья Соединенных Штатов, свободы, либерализма и всего остального действуют по двум направлениям. Либо они говорят о том, что Соединенные Штаты – это светоч, и нам нужно с ними дружить, другого выхода нет, а если они на нас и косо смотрят, то сами виноваты, недостаточно демократию продвигаем, авторитарные тенденции появляются, и отсюда такие заявления их министра обороны. А вторая линия ведется к стонам: «А что мы можем? Мы уже все, мы бессильны противостоять, поэтому нам ничего не остается, как смириться с этим диктатом и делать то, что приказывают Соединенные Штаты». Например, сколько соответствующих «чернушных» материалов приходится читать в «Независимом военном обозрении», в газете, которая, увы, длительное время финансировалась Борисом Абрамовичем. Сейчас, правда, кем-то иным, но тенденция осталась прежней. Там ведь доказывается, что средний радиус уже не восстановить, все разрушено. Темпы настолько ничтожны, что все равно ничего не получится. Экономика, оборонный бюджет – это «черный ящик», сколько туда ни вливай, отдачи не будет, поэтому надо смириться.

Игорь Коротченко: К нашему народу можно, конечно, предъявить много претензий, но одно могу сказать, что русский народ и другие народы, населяющие Россию, это люди, которые способны решать любые вопросы как в экономике, так и в практической жизни. Я думаю, что здесь чрезвычайно важен мобилизующий импульс со стороны первых лиц государства. Все возможности у нас есть для того, чтобы мы были сильными, самодостаточными, чтобы с нами считались, чтобы никто не мог полезть к нам и никто не мог бы даже думать о том, что мы можем стать жертвой какой-то агрессии. Все возможности у нас есть.

Очень много зависит от первых лиц, принимающих решения, от правильного подбора кадров. На ключевые должности политики, экономики, в военном деле должны быть поставлены люди, которые способны решать конкретные задачи, а не заниматься болтовней. В 1941 году эвакуировали эшелонами заводы куда-то в Казахстан, в степь, и через три месяца они начинали давать уже готовую продукцию для фронта. Вот пример мобилизации и возможностей нашего народа решать задачи, связанные с подъемом и экономики, и военной промышленности. Поэтому я думаю, у нас есть все возможности сегодня для того, чтобы мы могли совершенно четко, адекватно прореагировать на все угрозы. А «чернушные» статьи, разумеется, просто не надо читать.

Игорь Шишкин: Игорь Юрьевич, вы привели очень хорошее сравнение с тем, как в 1941 году переводили экономику на военные рельсы. Могут сказать, что тогда были другие кадры. Но давайте вспомним, что 41-й год не так далеко отстоял от 17-го, от страшной Гражданской войны, и мерзавцев во власти в 20 – 30-е годы было ничуть не меньше.

Игорь Коротченко: Да, даже

Игорь Шишкин: Даже больше, чем у нас в 90-е годы, так что если даже тогда они смогли уцелеть и Россия выстояла, то и сейчас во власти наверняка тоже есть достойные и здравомыслящие люди. У нас еще один телефонный звонок. Алло, вы в эфире.

Павел Николаевич: Министр обороны Иванов сказал, что американский бюджет значительно превосходит наш, но, несмотря на это, он сказал, нас все равно не втянут в гонку вооружений, и мы найдем достойный ответ.

Игорь Коротченко: Асимметричный ответ.

Игорь Шишкин: Действительно это очень серьезный вопрос. Есть два пути: либо, как предлагают, закрыть на это глаза, либо, что тоже крайне опасно, разорить всю страну в гонке вооружений.

Игорь Коротченко: Нет, гонка вооружений контрпродуктивна для нас. Это абсолютно очевидно. Мы не можем, извините, заставить народ затягивать пояса, когда олигархи жируют в Куршевеле. Их там отлавливают, со скандалом депортируют в Россию. А владеют они нашими же объектами общенациональной собственности, которые знаменитый Завенягин строил на северах. Поскольку асимметричный ответ состоит в развитии ядерных возможностей России, то нам не надо сегодня держать четырехмиллионную армию, которая была бы равна четырехмиллионной объединенной группировке НАТО. Наоборот, мы сохраняем возможности по сокращению, и через пару лет у нас в армии будет один миллион человек. Нам надо немного – 10 или 15 миллиардов долларов для целевых вливаний в развертывание полноценной группировки наземных комплексов и мобильных комплексов «Тополь-М».

Игорь Шишкин: То есть сумму, которую украла одна бандитская компания.

Игорь Коротченко: Что, разве нет сегодня этих денег в государстве? Есть. Что, мы не можем выделить эти деньги? Можем. Почему же мы гораздо большие суммы отправляем в американские банки, где они лежат под низкий процент? Мы все можем делать. Необходима политическая воля, и в течение трех лет мы совершенно изменим и свой статус, и наши возможности по парированию угрозы.

Игорь Шишкин: Наше эфирное время истекло. До свидания.

http://www.narodinfo.ru/program/37903


21.02.07, anatol

Редакционная политика Управление сайтом
Новый сайт движения! >>>