Новый сайт движения! >>>
ДВИЖЕНИЕ ЗА ВОЗРОЖДЕНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НАУКИ
Начало ?????????? ????? ??????????? ???????? ???????????????? ??????? ???????? ??????? Контакты
12.09.07 ? ???????? ????? ????? ?? ????? ??????
10.09.07 ??????? ??????????. ?????????? ????????????
10.09.07 ???????? ????????. ??????????? ?????? ??????????? ?????????
10.09.07 ?. ???????. ?????? ??????? ???? ????????????? ?????????????
09.09.07 ?.?. ?????????, ?.?. ???????. ?????????? ???????? ????????????
09.09.07 ? ??????????? ???????????: «??????? ???????????...»
09.09.07 ?????? ??????? ???????. ????? ?????????? ?????????
08.09.07 ?.????????. ? ?????? ??????????? ?????? ?? 2020 ????
08.09.07 ????? ???????. ?????????? ? ??????-??????????? ?????? ???????????
08.09.07 ??????: ????????? «??????-????????»
07.09.07 ?????? ???????????. ??????????? ????????… ???.
07.09.07 ???????????? ??? ??????????: ????? ????? ?????????? ?????
07.09.07 ????????? ???? ??? ?????? ?? ????? ???? ????????? ?????? ?????????
06.09.07 ?????????? «?? ????????????? ???????? ? ?????? ? ?????? ?? ???? ??????»
06.09.07 ????????? ?????????? ???????????????? ??????????? ???????? «???» ? ?????????? ?? ?????? ??????? ? ??????? ??. ??? ?? ??? ?????
06.09.07 ????????? ????????? ??????? ???? ?? ?????
05.09.07 ?? ????? ??????? ? ??????????: ???????

Rambler's Top100

Наш сайт является участником Кольца Патриотических Ресурсов
Кольцо Патриотических Ресурсов

наш баннер
???????: ??????????? ? ????????? ????????

Сегодня Россия существует как бы в двух реальностях. В виртуальной жизни (на телевизионном экране и официальных газетных страницах) наш народ благоденствует. В реальной (закадровой, действительной) — выживает. Город Алатырь поражает контрастами: несколько вылизанных улиц и десяток покрашенных фасадов — для показухи проезжим высоким чинам и мусорные свалки, текущие крыши и безработица — для местных жителей.

Хроника пикирующего района и города

Описывать жизнь сегодняшней российской глубинки — дело печальное. Приходится употреблять в основном глаголы прошедшего времени, будто составляешь один длинный мартиролог. Алатырский район Чувашской республики — в этом отнюдь не исключение. Вот невеселый “дебет и кредит” того, что было и что сплыло в районе.

БЫЛО: три лесокомбината, 18 колхозов и совхозов, сельхозтехника, сельхозхимия, райпотребсоюз.

ОСТАЛОСЬ из колхозов и совхозов практически ничего — два-три лишь еле дышат. В прошлом году всего засеяли около 7 тыс. га (раньше — 45 тыс. га). В шести бывших колхозах и совхозах вообще ни одного гектара не засевается. Библиотеки работают только на выборы — как агитаторы за существующую власть. Клубы тоже лишь накануне выборов веселят электорат концертами. В остальное время учреждения культуры на замке. Раньше в каждом селе была пекарня, сейчас — одна на район. С 1992 г. купили лишь три комбайна на район: два “Дона” и один “Енисей”, остальная техника — сборки до 90-х годов. От сельхозхимии и потребкооперации остались одни воспоминания.

— Наш город раньше в промышленном отношении был очень развитой, по всем экономическим показателям занимал третье место после Чебоксар и Новочебоксарска,— в той же ностальгической стилистике говорит молодой секретарь Алатырского горкома КПРФ Александр Киреев.— Наши славные заводы: “Электроприбор” — уникальное предприятие, единственное на всё Поволжье выпускавшее продукцию по прямому заказу из Москвы; “Электроавтомат” производил оборудование для авиационной промышленности. При Советской власти были заказы, и люди, соответственно, обеспечены работой. Зарплата выплачивалась хорошая. Но в смутное время реформ заводы были растащены, развалены теми директорами, которые пришли уже после 1992 года.

Контрольный пакет акций завода “Электроприбор” приобретен московскими предпринимателями, сейчас там работают около 400—600 человек (раньше — 5—6 тысяч). Целый конвейер завода “Электроавтомат” куплен аж китайцами. Бывший маслосыродельный завод (в свое время огромный комбинат) по частям скупили москвичи. Нынче от него осталось маленькое ООО. Так как своего молока в районе нет (скот весь порезали), закупают в соседних областях и республиках. Продукцию везут в Москву. Специалисты — и те не местные. Алатырцы же в основном занимаются мытьем котлов, в которых замешивается творожная масса. Средняя зарплата “виртуальная”, приводимая городскими властями,— 6 тысяч. Реальная — 1,5—2 тысячи.

Обанкротились музыкальная, махорочная, лыжная фабрики…

— Всё, что только можно было у нас в городе закрыть и ликвидировать, закрыто и ликвидировано. Это главное достижение фёдоровского правления в Чувашской республике, — говорит Александр Киреев.

Грустная экскурсия получилась у нас по Алатырю.

Вот первая школа, здесь во время войны располагался госпиталь. Здание продали Чебоксарскому институту, который затем и сам был лишен лицензии. А вот — вечерняя школа. Ее сожгли, а затем продали частному предпринимателю. Школы здесь вообще закрывают. И не только в районе — малокомплектные.

— В городе за последние годы уже закрыли школы №№ 1 и 8, сейчас собираются закрыть №12,— говорит Александр Киреев.— Число школьников за последние 15—20 лет сократилось на 2600 человек. Учителей увольняют. Это у нас называется реформой образования. И сейчас наши городские власти заявляют, что если в ближайшие годы ситуация не будет улучшаться, то закроют еще ряд школ. В городе может остаться вообще не более 4—5 школ.

А вот историческое здание — первый кинотеатр “Патэ”. Построен в 1912 году. На этом всё — кино кончилось. Кинотеатра нет, и не только этого, но и всех прочих.

А теперь посмотрите направо — развалины. Это бывшая детская поликлиника. Сегодня здесь, среди гор битого кирпича и вездесущего мусора, безнадзорные мальчишки играют в “ментов и бандитов”.

Посмотрите налево — бывшая Центральная баня. Сначала это важное помывочное учреждение довели до ручки, потом снесли, и на его месте как Феникс возник частный магазин.

— Неоднократно, кстати, власти обещали, что найдут средства для возобновления ее работы,— вспоминает Александр Киреев.— Но обещаний они так и не сдержали, наоборот, баню не открыли, а продали земельный участок, на котором она находилась, с аукциона.

Теперь на весь город — лишь одна баня у чёрта на куличках, в Западном микрорайоне, да и не всякой семье по карману выложить по 20—30 рублей за помывку каждого плюс проезд. О наличии же в кранах горячей воды старожилы Алатыря рассказывают своим детям и внукам как сказку. Так что Мойдодыру остается лишь плакать.

Среди этакого всеобщего разрушения выстоял, пожалуй, лишь один… Михаил Иванович Калинин. В 1919 г. он был в Алатыре и выступил перед рабочими депо. Всесоюзный староста, вернее, памятник ему, изваянный из единого огромного камня и установленный на привокзальной площади. Чего только, говорят, с ним не пытались предпринять. И краном поднимали — не взяли, бульдозер притащили мощный — даже сдвинуть не мог. Так памятник и остался стоять всем ветрам назло и на радость народу.

Большая свалка

Если дом рушится, вряд ли стоит ждать прироста его населения. Когда-то в городе Алатыре жили 50 тысяч человек, сегодня число жителей уменьшилось почти на 10 тысяч. Остались старики и молодежь, которая учится и мечтает только об одном — уехать.

Смертность растет не по дням, а по часам. Ежедневно в районе умирают 6—7 человек, а рождаются, по данным работников роддома, 1—2. Второй секретарь Алатырского райкома Юрий Иванов дает такую печальную статистику села Атрать, где он побывал в августе прошлого года: в этом месяце умерли 38 человек, родились двое. Кладбище — пожалуй, единственное “предприятие”, которое разрастается неимоверными темпами. Родственники, похоронившие близкого, уже через месяц частенько не могут найти его могилу — так много новых могил вокруг. Причем умирают в основном отнюдь не старики. И не только традиционная российская болезнь — пьянство виной тому.

Алатырь занимает одно из первых мест по числу онкологических и сердечных заболеваний не только в Чувашии, но и в Поволжье. Отчего так? Жителям остается только догадываться. Власти должной информацией не владеют, хотя это, без преувеличения, вопрос жизни и смерти. Почему алатырцы умирают от рака почек? Почему на грядках помидоры стали гнить на корню? Почему в городе погибли все вишневые деревья, а одним совсем непрекрасным летом вдруг пожелтела и облетела вся листва? Отсутствие информации рождает догадки, домыслы и слухи, одни страшнее других. Кто-то рассказывает о свалке хим-отходов в пяти километрах от Алатыря. Кто-то — о радиоактивном захоронении в соседнем районе, о том, что местные жители постоянно видят кружащие над ним вертолеты, сбрасывающие какие-то таинственные контейнеры. Говорят, что из других регионов до Алатыря доходят выбросы химзавода, а по реке спускают ртуть и свинец. Добиться правды от официальных властей — пустое дело. Власти молчат, слухи бродят, люди болеют и умирают.

И в это самое время леса, легкие природы, зарастают отнюдь не грибами, а частными лесопилками.

— А этот лес относится к зоне Сурско-Волжского массива, который влияет на экологию, природу во всей европейской части Русской равнины,— горячится бывший геолог Маргарита Рядова из поселка Киря.— Рубят лес, который сажал мой отец. Сердце замирает. Если мы этот лес потеряем, у нас погода изменится, многое что изменится. Останется пустыня.

Когда критическая экологическая ситуация накладывается на психологический стресс, в котором приходится жить сегодня людям (безработица, безденежье, безнадёга), рушится здоровье. Но при этом алатырцам надеяться не на кого. Здесь обычные для всей России многомесячные очереди за льготными лекарствами, фальсифицированные медикаменты, мало того — просто недоступность медицинской помощи.

В 80-е годы алатырские поликлиника и больница были городскими, но чтобы медперсонал мог получать зарплату на 20% больше, их переподчинили сельскому району. С тех пор город не имеет ни собственной больницы, ни поликлиники. Медучреждения финансируются из районного бюджета, и районная, и городская власти никак не могут договориться о совместной работе. Первоочередным правом на прием к врачу здесь пользуются жители района (чтобы успеть на обратный автобус), а горожанам (то есть подавляющему большинству) попасть к врачу стало практически невозможно, бесплатно сдать анализы — задача откровенно непосильная.

— Горожане и сельчане приходят, занимают очередь в поликлинике часов в 6 утра, получают несколько талончиков на прием к каждому специалисту. Если в очереди ты стоишь даже в числе первых, то медпомощь рискуешь не получить по каким-то непонятным причинам, — делится опытом Александр Киреев.

Алатырская медицина при этом ощущает острую нехватку специалистов: на город и район — всего три невропатолога и лишь один окулист!

— Наркологическое отделение закрыли вообще, нарколога нет, — говорит Александр Киреев.— Собирались закрыть роддом и травматологию, но еще не дошли до этого. Видимо, активная позиция горожан и боязнь властей, что это приведет совсем к патовой ситуации, останавливают чиновников из Чебоксар — они пока не рискуют это делать. Но, тем не менее, идет активное сокращение койко-мест. Например, в неврологическом отделении, насколько мне известно, осталось 29 койко-мест. На 63 тысяч жителей города и района!

“Ну нет!” — возмутился бы министр Зурабов, если бы прочитал эти строки. “Это совсем не тот город”,— подтвердил бы президент Чувашской республики Фёдоров. В самом деле, всё написанное — это не про тот Алатырь, который все эти чиновники видели через тонированные окна своих авто. Как тут не поверить в существование параллельных миров!

Где был завод — там храм стоит

В конце концов, не может же быть такого, чтобы всё вокруг только рушилось. Должно же что-то строиться и возрождаться.

В местных СМИ звучит цифра: “20 тысяч квадратных метров жилья сдано в прошлом году”. Но, похоже, и она — из виртуальной действительности.

— На моей памяти за последние годы был сдан дом в центре города, напротив нашей больницы, и больше новых домов у нас не появлялось,— говорит Александр Киреев.— Да и нереально местному жителю купить квартиру. Двухкомнатная квартира в центре Алатыря сейчас стоит порядка 750 тыс. рублей. Для нашего города сумма непосильная.

Можно предположить, что в тысячи сданных метров были зачислены частные постройки, включая бани и сараи. Единственная сфера, которая в Алатыре, без преувеличения, процветает,— это церковное строительство.

— Строятся храмы, в это вкладываются огромные суммы денег,— поясняет Александр Киреев. — Теперь задействованы практиче-ски все храмы, которые действовали до революции. Это мужской и женский монастыри, Крестовоздвиженская церковь. А в ближайшее время у нас готовятся возвести одну из самых огромных часовен во всей России (в мужском монастыре), высота которой будет достигать 83 метров.

Конечно, можно было бы порадоваться столь бурному духовному возрождению алатырцев. Но это, опять же, если проехаться с ветерком, не выходя из машины, не вдаваясь в детали, не общаясь с простыми людьми.

А мы, окруженные местными жителями, пешочком идем к белокаменному красавцу — Свято-Троицкому мужскому монастырю, по-строенному на месте трех сгинувших заводов: махорочного, лыжного и завода “Электроприбор”. Пространство возле монастыря — любимое место времяпрепровождения алатырской молодежи. Увы, не о своей душе она здесь печется…

— Молодежь не имеет никаких определенных перспектив,— Александр Киреев сам еще совсем молоденький паренек, поэтому кому, как не ему, знать проблемы своих сверстников.— На работу имеют возможность устроиться, как правило, дети начальников и бизнесменов, которые могут проплатить трудоустройство. А те, у кого нет связей и каких-то зацепок, обречены на нищенское существование. Из-за этой безысходности молодежь, предоставленная самой себе, спивается, наркоманит. Особенно неблагополучен у нас в этом плане микрорайон Стрелка — буквально рассадник наркомании, алкоголизма и проституции: если днем там еще можно чувствовать себя в относительной безопасности, то вечером и ночью лучше туда вообще не соваться. Недавно милиция раскрыла группировку, которая долгое время осуществляла поставку наркотиков в наш город — в СМИ сообщили лишь о самом факте раскрытия, но подробно не писали… Многие молодые, даже те, кто сам не употребляет, прекрасно знают адреса, где можно отраву приобрести. Но, конечно, ни имен, ни адресов они никому никогда не называли и называть не будут.

Уже выработалась в среде молодежи своеобразная мораль. “Пятачок” у монастыря — вторая молодежная “точка”. Здесь — красивый прудик, на берегах которого, как жалуются местные жители, уже завелись молодые проститутки. Тут же — и закусочная, работающая до часу ночи и, опять же по слухам, предлагающая не только выпить-закусить, но и нечто посильнее.

Видит ли это из окон своего автомобиля Николай Фёдоров, которому нравится заезжать в городок на “богомолье”?

А знает ли приезжавший сюда в прошлом году Зурабов, как перед его прибытием косили бурьян и загораживали техникой проезд в роддом, чтобы он случайно туда не заглянул?

Видят ли они дома, крыши которых текут, а из стен вываливаются кирпичи? Да ведь президент республики едет по улицам Московская и Гагарина, специально к этому случаю вылизанным, а кирпич если упадет, то на прохожего по улице Комсомола, куда начальство не заглядывает. Свалки мусора прямо на улице, грязь непролазная летом, нечищеные дороги зимой — всё это для простых алатырцев. А крашеные фасады, стриженая трава, дорога скатертью — для дорогих гостей.

А вспоминает ли Патриарх Алексий II освященный им в 2001 году камень, на котором на веки веков выбито: “Памятная стела установлена на месте строительства здания детской больницы, освященном 8 июля 2001 года Святейшим Патриархом Московским и Всея Руси Алексием II в ходе совместного визита с митрополитом Чебоксарским и Чувашским Варнавой и первым президентом Чувашской республики Фёдоровым Н.В.”

Сей камень стоит — больницы же как не было, так и нет.

Сей камень — памятник всей сегодняшней власти: много шума из ничего. Придет исторический момент, виртуальная мишура спадет, и потомки спросят нас: а что оставили вы нам? Развалины былого могущества и камень с высеченными навеки благими намерениями.

Мария ПАНОВА.

Чувашская республика.

Правда, № 51, 18 - 21 мая


21.05.07, anatol

Редакционная политика Управление сайтом
Новый сайт движения! >>>