Новый сайт движения! >>>
ДВИЖЕНИЕ ЗА ВОЗРОЖДЕНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НАУКИ
Начало ?????????? ????? ??????????? ???????? ???????????????? ??????? ???????? ??????? Контакты
12.09.07 ? ???????? ????? ????? ?? ????? ??????
10.09.07 ??????? ??????????. ?????????? ????????????
10.09.07 ???????? ????????. ??????????? ?????? ??????????? ?????????
10.09.07 ?. ???????. ?????? ??????? ???? ????????????? ?????????????
09.09.07 ?.?. ?????????, ?.?. ???????. ?????????? ???????? ????????????
09.09.07 ? ??????????? ???????????: «??????? ???????????...»
09.09.07 ?????? ??????? ???????. ????? ?????????? ?????????
08.09.07 ?.????????. ? ?????? ??????????? ?????? ?? 2020 ????
08.09.07 ????? ???????. ?????????? ? ??????-??????????? ?????? ???????????
08.09.07 ??????: ????????? «??????-????????»
07.09.07 ?????? ???????????. ??????????? ????????… ???.
07.09.07 ???????????? ??? ??????????: ????? ????? ?????????? ?????
07.09.07 ????????? ???? ??? ?????? ?? ????? ???? ????????? ?????? ?????????
06.09.07 ?????????? «?? ????????????? ???????? ? ?????? ? ?????? ?? ???? ??????»
06.09.07 ????????? ?????????? ???????????????? ??????????? ???????? «???» ? ?????????? ?? ?????? ??????? ? ??????? ??. ??? ?? ??? ?????
06.09.07 ????????? ????????? ??????? ???? ?? ?????
05.09.07 ?? ????? ??????? ? ??????????: ???????

Rambler's Top100

Наш сайт является участником Кольца Патриотических Ресурсов
Кольцо Патриотических Ресурсов

наш баннер
?? ??????????? 22 ??? 2007 ?. ?? ??????????? ?????????????? ??????? ???????????

Вдовин В.Ф. – председатель Совета профсоюза работников РАН

Добрый день, коллеги!

Конференция организована Российским координационным комитетом научных организаций, Движением «За возрождение отечественной науки» т Советом профсоюза работников РАН.

Здесь организации, которые дали свои решения, вижу Саратов, Дагестан, и есть, которые совсем недавно приняли их и готовы сегодня представить эти решения. Нижегородская организация, Московская, самая крупная организация Профсоюза. Здесь и небольшие организации. Вот присутствует Андрей Марухно, председатель профсоюзной организации Специальной астрофизической лаборатории из Карачаево-Черкесии.

53 из 60 делегатов присутствуют. Голосование об открытии. Единогласно.

Миронов А.С. – председатель РКК

2 месяца назад мы в Пущино оценили ситуацию в российской науке. Что изменилось с того времени?

Были направлены письма Президенту, в Правительство, Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации, в Общественную палату. Ответов пока нет, хотя сроки по некоторым из них прошли - больше месяца.

Была объявлена общероссийская акция в поддержку развития науки как стратегического национального приоритета. Это не высокопарные слова, а слова, скреплённые в 2002 году подписью Президента страны.

В развитие акции прошли собрания, выступления практически по всем нашим научным центрам. Поддержка решений Пущинской конференции практически везде. Последнее собрание провела Москва 17 мая.

За это время прозвучала голодовка академика В.Н.Страхова. Он в ходе своей голодовки выдвинул три требования, созвучные нашим. Его требования поддержали многие наши организации, деятели науки. Пикет с его участием провело Общественное движение «За возрождение отечественной науки».

Что нового за это время на государственном уровне? Президентское послание Федеральному Собранию. Научная сторона его воспринята довольно неоднозначно. С одной стороны, говорится о небывалом внимании к науке, никогда столько средств не выделялось, сколько планируется выделить. Но мы не забываем и те цифры, которые назывались и подписывались Президентом, и те цифры, которые год назад принимались при утверждении Стратегии Российской Федерации по развитию науки и инноваций до 2015 года и на перспективу. Внесен бюджет на три года. Расходы на фундаментальную науку оказываются существенно ниже, чем даже те минимально-допустимые цифры стратегического плана, которые утверждены всего-то год назад. А цифры расходов на гражданскую науку в два раза ниже в процентном отношении к расходам бюджета, чем Владимир Владимирович подписал в 2002 году.

Планировалось выйти к 2010 году на уровень финансирования гражданской науки в 4% относительно расходов бюджета, но в проекте, находящемся в Думе, это всего 2,15%. Вот финишная прямая, которую мы видим. И эти дела, те цифры, которые Правительство вносит на рассмотрение законодателя и утверждение Президента, сильно расходятся со словами, которые произносятся о защите науки. В проекте постановления конференции считаем, что решения, принятые в Пущино, охватывают основной круг проблем, и постарались собрать только те болячки, которые ежедневно «достают» наше сообщество, и те моменты, которые появились с последними действиями власти в отношении науки. Поэтому просьба внимательно отнестись и отразить в выступлениях, что должно быть ещё включено.

Кашин Б.С. – председатель Центрального совета общественного движения «За возрождение отечественной науки»

К проекту решения – надо подправить. Нет смысла снова давать анализ того, что было в Пущино. Никто не станет оспаривать, что наука в тяжелом кризисе. Но необходимо оценить именно сегодняшнюю ситуацию. Она близка к параличу – и власти, и руководства Академии, и других сил. Социологи на телевидении на днях обсудили национальные идеи. Это идеи высоких технологий и науки в стране. Люди хотят гордиться своей страной, достижениями интеллекта. И власть стала это учитывать, но только в риторике. Если раньше просто замалчивалось, то теперь говорится о достаточно правильных вещах, но обсуждать серьезно ситуацию и тем более делать для исправления ситуации власть никак не хочет. Использование науки для решения общегосударственных задач. Явно недостаточно. Каждый в своей области может дать анализ, что ничего не сдвинулось. Рецензентов уже нет, потому что отстаем всё больше и больше. Упал престиж профессии учёного. Это очевидно. Но обсуждать это не хотят. Даже академия делает вид, что все хорошо, управляемо. Профессор – 5 тыс. руб. в МГУ. Остальное – требуется послушание. Такое положение дальше нетерпимо. Я заведую кафедрой. 17 профессоров, 10 доцентов и ни одного ассистента. Потому что никто из молодых в таких условиях работать не хочет. Эти проблемы обозначены в нашем проекте постановления. Имеют они право на обсуждение? Имеют. Решаются они властью? Да нет, не решаются. Власть предпочитает договориться с руководством вузов, академии, научных институтов. И использовать методы управления, которые она традиционно использует. Создаёт за деньги налогоплательщиков послушные ей PR-структуры, фонды, сайты. Всё это финансируется, чтобы создать впечатление нормальности ситуации. Всё вроде идёт и идёт, и навязываются чуждые и опасные идеи. Типа идеи перевести на грантовое финансирование, а основная зарплата – вроде как несущественно. Или - право работать в науке могут иметь только те члены Академии, кто последние три года подтвердил это своими научными результатами. Это подрыв остатков науки. Не находят ни от власти оценки, ни от Академии жёсткой критики. Хотя последнее Общее собрание показало реальную позицию большинства учёных. Что же в этой ситуации нам остается делать, когда власть на контакты с нами идти не хочет, предпочитает традиционные методы управления. Мы должны, во-первых, собирать предложения по реформе науки. Мы в этом направлении движемся вместе с профсоюзом, есть у нас выстраданные идеи, мы готовы выйти с ними куда угодно. Мы должны, может быть об этом кто-то скажет, собирать те проблемы государственного масштаба, которые могут быть решены с помощью науки. Чтобы любому человеку было ясно, что делает власть. Выйти на сотрудничество со СМИ. При необходимости - активизировать протестные действия. Факт: как только консолидированный протест со стороны социальной группы наступает, тогда начинают действовать, а так действуют методами психологической обработки учёных.

Калинушкин В.П. – председатель совета Московской региональной организации профсоюза работников РАН

О действиях МРО. Более 100 академических институтов Москвы и региона, за исключением Пущино. 17 мая провели собрание представителей. По собственному плану МРО. Документ не был документом Пущинского совещания, проект его появился до Пущинского собрания, но был созвучен. Проект висел для обсуждения. Там давалась некоторая картина российской науки, что несмотря на все заявления, положение тяжёлое. Дальше освещён набор проблем. Недостаточное финансирование, попытки отлучить академический сектор от прикладных задач, от участия в инновационном процессе, организационная неразбериха, непринятие даже минимальных контрмер и т.д. Потребовали от структур власти увеличения финансирования до оптимального графика, о котором много говорилось, прекращение попыток реформирования без общения с общественностью, проблема тендера, зануления бюджетных средств в конце года, ускорения утверждения устава РАН, о гласности при проведении тендеров и подведении их итогов. Проект документа 17 мая был существенно дополнен. Решено подавляющим большинством голосов отметить положительные тенденции со стороны руководства страны. Это повышение зарплаты научных сотрудников, увеличение грантового финансирования, некоторое улучшение ритмичности поступления средств. Однако отмечается сохранение очень тяжелого характера ситуации. Сохранение тенденций противоположного характера может привести к разрушению науки. Выдвигаемые требования были дополнены острым требованием об оформлении земельных отношений в РАН и требованием дополнительных бюджетных ставок для молодых сотрудников. В сентябре повторно проведем совещание и подведем итоги, выразим отношение к политическим силам и выборам. 50 тыс. человек владеющих словом – повлиять сможем. Пикетирование признано нецелесообразным. Не та ситуация, чтобы сотрудники выходили на улицы. Спокойно. В отличие от Пущино. Зарплата в Пущино по 2006 г. в два раза ниже, чем в биологическом отделении. А выход небольшими группами даёт отрицательный результат, разговоры, что это не поддерживается массами, что это неудачники, и т.д. Послали информацию о собрании. Поддержала нас единственная фракция – КПРФ. Были переговоры с «Единой Россией» по их инициативе, но потом не пришли. Был представитель от СФ или от «Справедливой России», но не выступал. Представителей МОН не было. Был вице-президент РАН ак. А.Д.Некипелов, он выступал. В целом наши требования совпадают с Пущинскими на 95%, если не больше. Ничего страшного, если требования немного расходятся, хотя этого расхождения и не видно. Единств расхождение, что мы отметим положительные моменты, которые видны в отношении руководства Минобрнауки.

Вопрос Юрлова С.С. : Как сочетаются ваши опасения шагов Правительства по разрушении науки с положительными моментами?

Калинушкин В.П. Я не говорил, что они ведут к разрушению науки, а что в случае реализации тех отрицательных моментов, которые имеют место, и могут привести к разрушению науки. Например, если реализуется закон о бюджетных организациях таким образом, что лишит нас внебюджетных средств – то всё, конец. Но такие попытки делались в течение последних пятнадцати лет и от них мы более-менее успешно отбивались, по-крайней мере, Академия наук. Теперь, что касается положительных моментов. Что есть, то есть. Зарплата за последний год выросла более, чем в 1,5 раза, обгоняя инфляцию. Гранты увеличились существенно. Ритмичность несколько повысилась. В МОНовских и грантах МО схема 40-70-100 возникла, которой раньше не было. Впервые по линии СВП деньги пришли в феврале …

Хохлова Г.И. : Речь идет о реформе науки. Вы сказали, что есть предложения о реформировании науки. Но внутри РАН есть ряд институтов, которые могут на профессиональном уровне академической науки подготовить свой вариант реформирования науки.

Калинушкин В.П. Было несколько лотов высокооплачиваемых, которые были направлены на разработку системы реформирования науки. Наш профсоюз пытался участвовать, академические организации участвовали. Но лоты выигрывали другие организации. Мне говорили, что они связаны в той или иной форме с фондом «Открытая экономика». Подтвердить или опровергнуть это я не могу. Вот модельный устав, о котором мы говорили, был создан за приличную сумму денег. К большому сожалению, хотя профсоюз ставил вопрос перед руководством РАН, руководство РАН не принимает решения выделить из собственных средств, у него же есть целевые программы, более 1,5 млрд. рублей в этом году, чтобы самостоятельно разработать программу, выделить 5-7 млн. рублей. Но это не делают. Твердо убежден, что без профессионалов обойтись невозможно. Профсоюзу надо занять более твердую позицию. Сам профсоюз не может, но профессионалов подключить надо.

Вдовин В.Ф. Этот вопрос часто задавался и на заседаниях Президиума РАН. На завтра запланирован доклад «О долгосрочной программе социально-экономического развития РФ». Это ещё шире. РАН готов финансировать, но такие упражнения не должны быть чисто схоластическими. Если они пойдут в работу – будет толк, а если в стол – то это даже не интересно.

Хохлова Г.И. Сейчас говорят, что такая большая наука не нужна. Такая советская наука была нужна для решения определенных государственных задач, которые сворачиваются. Это такой тезис. Есть ли в научном сообществе перечень проблем нашей страны, которые нельзя решить без участия науки? То есть, там, где наука есть краеугольный камень для решения проблем, а без решения таких проблем со стороны науки государства нет. Есть ли такая заявка?

Калинушкин В.П. После голодовки В.Н.Страхова Борис Сергеевич [Кашин] и я участвовали в телеинтервью. Оказалось, что ответить на вопрос о крупных задачах ответить не просто. Борис Сергеевич выбрал бомбу и космос. Я взял проблему производства кремния, что мне ближе. Было 4 ведущие страны, а сейчас три, теперь Китай ещё наращивает усилия. То, что без кремния ничего не будет, это ясно. Такой список из 10-15 проблем общественные организации ученых предложить могут.

Вдовин В.Ф., как представитель Нижегородской организации Профсоюза РАН У нас здесь, кроме перечисленных, есть Бурятия, Пущино, Апатиты, Якутия. Прежде чем доложить решения Нижнего Новгорода, хотел бы заметить. А.С.Миронов в своей выкладке не представил, где материалы можно взять. Дело в том, что во вчерашнем номере «Поиска» есть интервью с Анатолием Степановичем. И там финансовая сторона того, что делается в науке, представлена достаточно детально. Упал социальный статус ученого. Пилотный проект показал, что только половина работников РАН занимает научные должности. Коллектив разорван пополам. Мы пытаемся им добавить денег почти что из кармана -программистам, инженерам, другим специалистам. Которые ущемлены ещё больше, чем учёные. Ещё одна проблема. Восточная поговорка о Мухаммеде и горе. Уместно включить в резолюцию, что наши уполномоченные будут добиваться приема в Администрации Президента, чтобы донести наши проблемы, и, в случае неуспеха этой деятельности, организовать пикетирование, причем не только Администрации Президента. Слава Богу, наши учреждения и наши организации разбросаны по всей матушке-России, и есть представительства Президента, они чуть более доступны, чем Владимир Владимирович. Я думаю, если такие пикетирования организовать, то это будет вполне возможно. Если бы к нам сегодня пришли представители власти, то можно было бы разговаривать вполне конструктивно, не в режиме пикетов. Когда перед нашей конференцией я разговаривал с представителем аппарата и озвучил наши проблемы, то возражений не было. Но, к сожалению, не пришли. Теперь о наказах нижегородцев.

Проблемы финансирования. Невыполнение Стратегии и решения трёх государственных советов 2002 года. Очевидные нарушения тех минимальных вещей, которые Президент обозначил и утвердил.

Дальше можно детализировать отдельные проблемы. Я не согласен с товарищем, что подросли гранты. Ничего подобного. Гранты РФФИ растут чрезвычайно медленно. А в том же интервью в «Поиске» Анатолий Степанович показывает, что финансирование российских фондов идёт с нарушением утвержденных показателей. Они не получают того объема средств, который был запланирован. Более того, вы прекрасно знаете, что РФФИ до сих пор денег никому не шлёт. Уже полгода прошло, а денег нет. В чём причина, там более-менее понятно. Во-первых, есть некоторая бюрократическая чехарда, которая снедает и Академию наук, но есть и проблема того, что их Счётная палата гложет и говорит, что нецелевым образом расходуете. Я более чем уверен, что здесь законодательство несовершенное, деваться некуда. Вопросы, связанные с графиком финансирования, о чем говорил Виктор Петрович, мы поддерживаем. Вот только что поступление денег нерегулярно. Основной поток к осени, и тут надо быстро-быстро потратить к 31 декабря, всё освоить и отчитаться. Такой ритм работы никак не способствует нормальному, хорошему научному творчеству и получению реальных результатов. Об уставе РАН – ждем с нетерпением. Ответ А.Д.Некипелова: Устав РАН так пока ещё не согласован, МОН попросил срок до 1 июня. Что они будут делать дальше – я не знаю.

По поводу сокращений и пилотного проекта. Всё, что сказано в Пущинском документе, мы поддерживаем в полной мере. Здесь не будем останавливаться, нижегородцы полностью разделяют эту позицию. Проблему инженерно-технических работников и вспомогательных кадров я практически сейчас озвучил. Здесь ещё одна проблема - кадров президиумов научных центров. С 2003 года зарплата работников президиумов не индексировалась. Что мы делаем с кадрами? В региональных центрах люди просто пропадают. Земля. Вы знаете, что Ю.С.Осипов на одном из заседаний Президиума РАН призвал Профсоюз поучаствовать в этом деле. Я сейчас получил огромное количество отзывов с мест, которые показывают, что горячится Юрий Сергеевич Осипов, грозясь уволить пару-тройку директоров, которые нерасторопны, не несут реестры, и пару-тройку академиков-секретарей, которые не смогли организовать эту работу и контроль. Дело упирается в бюрократические рогатки, в те же бюрократические проблемы, из-за которых люди не в состоянии сейчас зарегистрировать право собственности. Многие институты сейчас висят в воздухе. И здесь уже надо обращаться прямо в Правительство, чтобы эти препоны сняли. Закон 94-ФЗ и Постановление Правительства №876 от 26.12.2006 – пока не всё сделано. Поменяли сумму котировок от 60 тысяч до пятисот тысяч рублей. ФЦП «Кадры». Готовит и вынашивает Министерство. Но так пока и не выносило. Министерство буксует. Ни ответа, ни привета на наше предложение. Кстати, ещё один пример. Серьезные деньги Академия наук может получать от международной деятельности. Есть амбициозный проект возрождения 70-метрового радиотелескопа в Узбекистане. Путин и Каримов подписали грандиозный проект его достройки. Только на достройку железа должны были выделить 60 млн. Из-за проволочек в Министерстве и это указание Президента до сих пор не выполнено. Вопрос о пенсионном обеспечении, наказ нижегородцев, тоже должен быть в нашем итоговом постановлении.

Медицина, жильё, медицина, охрана труда – по всему этому блоку вопросы удовлетворительно не решаются.

Шерешков В.С. ФЭИ, Обнинск. К кому Вы планируете обращаться? К Собянину надо.

К Собянину. Надежды и на С.Иванова.

Шерешков В.С. Вы заблуждаетесь.

Ильясова Е.Н. – председатель Пущинской территориальной организации Профсоюза РАН.

О способах борьбы за будущее нашей науки. Я уже который раз слушаю Калинушкина. И каждый раз Московская региональная организация в его лице отказывается от любых действий, связанных с выходом людей на улицы и в пикеты, говорит о нецелесообразности пикетов, выхода на улицы. Но сегодня, вы знаете, власть плюёт на всё и вся, кроме как на выступления людей. Вот это очевидно совершенно, что когда идёт массовое выступление, если это действительно массовое выступление, тут же идёт информация по разным каналам: ФСБ, милиция. И наша акция 19 апреля, которая состоялась, это была Пущинская акция в защиту науки, организованная Пущинским научным центром, приняли резолюцию, направили письма Путину, Фрадкову, Иванову, Грызлову, Миронову. Буквально на днях поинтересовались судьбой этих писем. Отправлены были письма на следующий день после акции. Звоним в аппарат Правительства. Отвечают: «Вчера ваше письмо направлено в Департамент оборонной промышленности». Вчера получаем письмо из Администрации Президента. «Ваше письмо в соответствии с Законом «Об обращениях граждан» направлено в Правительство», т.е. туда же. Прошлогодняя наша акция. Двухдневный сбор подписей под обращением к Президенту. Полторы тысячи подписей собрали, приехали в Москву. Был хороший пикет возле здания Администрации Президента. Передали. Через два или три месяца приходит гневное письмо из Академии наук. Все ваши письма и подписи пересланы нам, и что вы там, профсоюзы, бунтуете, у вас популистские методы. Вы хотите повышения зарплаты, а кто этого не хочет? Эффект от прошлой Пущинской акции был. Академии было неприятно, и на Пущино в этом году отпустили 5% вместо 7,2% по сокращениям. Письма посылать – пишите, куда хотите, перешлют в Академию. Но когда мы вывели 1000 чел. из 2500, построили в цепочки вдоль институтов, затем подошли и провели митинг, присутствовали представители Громова из области. Видели своими глазами этот выход. Громов встречался с Путиным через пару дней, и сказал, что не всё хорошо в науке. Раскачать людей сейчас очень трудно. Я предлагала нехитрую акцию. Объявить Советом профсоюза выступление людей в дворы своих институтов, в обеденный перерыв, с лозунгами, с плакатами, с митингом. Если выйдет 70% или больше 50% работающих, при поддержке директоров, это было бы действительно общероссийской акцией и не стоило бы больших затрат. И донеслось бы. А сейчас, извините, профукаем Устав РАН. Профукали второй этап сокращений. Думали, какую веревку каким сортом мыла намылить. Как там людей безболезненней выгнать, пенсионеров. Вместо того, чтобы за это время сделать эту акцию. «Мы готовы объехать, но никто же не выйдет» - но работать надо. Если люди не информированы, то оказываются безоружными. В Пущино активность, конечно, изолированность. Может, в июне за наш устав выйти в обеденный перерыв, при участии администрации.

Сёмин Г.К. – председатель профкома ИНЭОС РАН

Удручает одно. Много лет говорят о проблемах и болячках. Это правильно. Но надо выделять главное. А мы не выделяем, поэтому на нас не обращают внимание. Опыт говорит, что надо определить 2-3 главных тезиса.

1. Перевод науки на уровень нормальных развитых стран. 3,5 % ВВП, или около 1 трлн. руб. Что нам дают? Со всеми натяжками сегодня 250 млрд. руб. На эти деньги выполнить задачи, которые перед нами даже не пытаются ставить, невозможно.

2. Приоритеты – совершенно случайны. Пример – крик о наноразмерных проблемах. Я занимался этими вещами больше 20 лет. Это абсолютно разнородные явления, которые искусственно собрали под общую программу, из которой намерены существенную часть унести. И здесь не надо идеализировать ситуацию. И если мы не будем во главе угла ставить финансирование науки такое, как в развитых странах, а для России это примерно 3,5% , то все остальные наши разговоры – это забава на словесном уровне. Поэтому, если мы получим эти деньги, мы решим свои задачи. И сумеем распределить их так, чтобы решались главные проблемы страны, которые сейчас заключаются в том, что энергетика вся базируется на монопродукте, а она должна быть разнообразной. Мы должны ввести компьютеризацию буквально всех отраслей, потому что проморгали совершенно преступно.

Второе. Мы совершенно не должны стесняться лозунга «Никаких сокращений!» Перегруппировать наши требования. Впереди, остальные потом. Крупная государственная задача. Правительство будет бояться возражать. Нахапали, лично. И только сейчас начинают осознавать, что вряд ли удастся сохранить. То есть, если за плечами «хватунов» не будет сильной государственности, не удержат. Вот и давайте перенесём оттенки наших возражений на конструктивный лад.

Амерханов З.Г. Пущино

Программа нанотехнологий. У меня есть некоторые сомнения. Не понятно, что будут делать. Наша биология и биофизика сравнительно мало претерпела, поскольку мы, возможно, дешёвая наука. У нас всё маленькое. Я убеждён, что истинная нанотехнология, с которой знаком по публикациям в «Science», сравнительно дешёвая наука. Как она может съесть такие деньги? Возникает интуитивное чувство, что это липа, крупнейшая афёра, когда деньги просто собираются воровать. Я хочу громко это сказать: «Граждане! Воруют!». Либо это попытка что-то спрятать. Я утешал себя, может, это как раньше вся отрасль военная называлась «средмаш», а под этим пряталась атомная бомба. Может, тут тоже на военную отрасль всё это направляется? И никакая это не нанотехнология. Объясните, господа.

Сёмин Г.К. Не так давно мне показали кипу бумаг - программу по нанотехнологиям, с указанием людей, и спросили: выполнимо ли это и могут ли это выполнить эти люди? Я на оба вопроса ответил «нет».

Люди, которые за это схватились, сделать этого не могут. По простым причинам: 1. Это крайне разнородный набор явлений, не всегда объединенных общей идеей, кроме одной (наноразмерность). Само явление, не так, как подсовывают сейчас, было ещё до войны понято, что могут и должны существовать частицы этого размера, которые не обладают структурой в том качестве, к которому мы привыкли. Это не декартовы координаты, там криволинейные координаты. Но, тем не менее, это не атомный уровень, и не молекулярный. Это следующий. На этой основе во время войны и после войны родилась порошковая металлургия. Частицы очень легко слипаются и создают сплошной металл, который невозможно расплавить. Удавалось использовать матрицы, по которым получались очень однородные по размерам наночастицы. Они оказались весьма эффективными в косметологии и многих других вещах…

Амерханов З.Г. Предложение Рядом с нашими требованиями. Огромные деньги пускаются куда-то, а наши требования чуть-чуть поднять зарплату – смешны.

Сёмин Г.К. Я и говорю, надо требовать 3.5% от ВВП, а мы разберемся, куда и на что.

Рябцев Ю.С. – до конца 2006 г. зав. лабораторией НИИ РАН, с января 2007 г. – отраслевой Институт управляющих машин. Как дополнение к положениям Постановления. Я отношусь и к Академии, и к отраслевой науке.

Два вопроса. Говорится, что финансирование – главное. Денег не хватает, финансирование не проходит и т.д. Приведу несколько фактов.

Заказы 2006 г. выполнены менее чем на 50%. Не смогли закупить, не смогли представить сколь-нибудь приемлемого научного результата. Деньги были выделены, деньги не смогли использовать.

Другой пример. Значительные деньги выделяются на модернизацию и на развитие. Почему выделяются? Потому что те капиталы, которые не благоприобретены у нас внутри страны, на Западе оказались скорее всего бумажками со многими нулями, они удержать их там не могут. Поэтому здравомыслящие люди пытаются удержать капиталы всё-таки внутри страны, а для этого нужна большая дубина. И на это стали задумываться, и на это стали запускать. Вот два примера. В Подмосковье моему родному заводу, где в 90-м году было 12 000 человек, сегодня предлагается сумма в районе 100 млн. долл., чтобы была проведена реконструкция. Попытка проработать дала ответ: нет, нечего делать. Нет людей, которые могли бы что-то сказать, что разумное можно предпринять. Старое восстанавливать бессмысленно, на новое нет людей совершенно. Ещё большую сумму выделили другому оборонному институту. Всплыла масса учёных людей, совершенно немереное количество, скелетоны, сверхплотные платы с использованием ионных ускорителей, и проч., и проч., и проч. Сожрут они эти деньги. И ничего не останется. Потому что людей-то уже нет, потому что в реальной работке с трудом находятся инженеры, которые знают, что у них на объектах творится, у них объекты по стране разбросаны. Знает ли хоть один из них? Поэтому, деньги – хоть и очень важно, но особенно важно – люди, и это должен быть основной акцент. И в этом плане ответ на вопрос – владеет ли научное сообщество списком задач, я считаю, что это – ключевой вопрос, на который мы должны отвечать по очень простой схеме: первое. Если есть результат, и старое плюс новые усилия (в деньгах, в людях, в оборудовании, чем-то ещё) – будет новая технология, новое изделие, то этим стоит заниматься. Если такого списка нет, то всё остальное – сотрясение воздуха.

И второе. Обращаясь во все инстанции, мы должны очень смотреть и на наше ближнее руководство: а нужна ли наука им? Один пример. Маслюков недавно проводил совещание с руководителями авиапромышленности. Приехали директоры, на джипах, с охранниками. Он их знает, они его знают. Могут говорить на государственном языке без словаря, друг друга понимая. Самолёты надо строить, иначе исчезнет авиационная промышленность. Все говорят: да, надо. Потом он сказал: Никто из них не хочет больше 1-2 самолетов в год выпускать. Не нужно им это. Им и 1-2 самолетов хватит за глаза, чтобы содержать и джип, и охранников, и семью за границей. Не нужно им это.

Давайте взглянем выше. Вот я – бывший работник Российской академии наук. Что нам продемонстрировало в 2006 году руководство академии наук? Я напомню: попытку уничтожения Института им. Келдыша. А если поставить на весы Институт Келдыша в советское время и всю Академию наук, то ещё не понятно, кто будет выше. ИПМ весил очень и очень много. И вот сейчас его кто-то мановением ручек захотел уничтожить. Замена в Институте проблем передачи информации академика Кузнецова, ведущего специалиста во всем, на специалиста по финансовым потокам и по отношениям с западными инвесторами успешно провели. Это сделало руководство РАН. И теперь не будет информатики, и, скорее всего, не будет и института. Мой институт, Институт микропроцессоров и вычислительных систем. Единственный коллектив в стране, который выпускает, проектирует современные микропроцессоры, изготавливает у нас и за границей. Находим заказчика – министерство обороны, и делаем. Люди, скажем, посторонние из журнала «Апгрейт», когда они видят на авиасалоне в Жуковском, что есть ещё организации, которые что-то ещё делают, они изумились, пришли к нам. «Зачем что-то делаете, что-то выпускаете? Молодые ребята работают. Как же это так получилось?»

Академия наук принимает решение: Институт этот ликвидировать. И ликвидировали. А вот технология, как это делается. Мы организовали письмо Путину. Передали Зюганову. Он в личной беседе – Путину. Путин прочитал, выслушал комментарии. Написал: «В Совбез». Да, важная проблема, разобраться, решить. Совбез на уровне зам. председателя разбирается и решает передать в Академию наук. На что Академия наук: «А ничего такого нет. Я и знать не знаю, что у нас такой институт» - пишет В.Козлов. «Такой организации не было» - в своем подразделении ни разу не был. Не знает – и решает. Это пример того, что мы у себя тоже примерно знаем, чего стоит обращение и на кого надо опираться. И здесь мы должны сосредоточиться на том, что мы умеем делать, и именно с этим выходить. Что мы умеем делать такие-то вещи, лекарства, технологии. И о нанотехнологиях. О последнем телевизионном эпизоде в «Курчатнике». Лет 10-15 назад, запуская свой очередной авантюрный проект, Велихов создал т.н. производство интегральных микросхем. Оно находится в области наноразмеров, фабрика по производству микропроцессоров сейчас стоит около 5 млрд. долларов. А мы – говорит – будем делать дёшево. Сами, понемножку, на коленке, на столе. На это ушло от 120 до 180 млн. долларов. Ничего в результате не получилось. Ни одного работающего образца. ОКРы какие-то спихивают. Что-то лепили, что-то сдавалось. Вот в эту туфту велиховскую бухают ещё больше. Это дело нехитрое. Вот это нанотехнологии...

Семин Г.К. Создаётся Совет по выявлению передовых технологий и использованию их в стране. Мне кажется, что эту организацию должны употребить в свою пользу.

Маммаев О.А. – председатель ОКП Дагестанского НЦ РАН Дагестанский научный центр. Требования РКК обсуждали на общем собрании 24 апреля. Полностью поддержали. И академика Страхова. Если бы академики РАН поддержали, то и Правительство бы вело себя по-другому. Пилотный проект в наших коллективах вызвал недовольство сотрудников и группы директоров. Обсуждались результаты комплексной проверки Центра, сокращений. Много нарушений и дан срок по исправлению. А как можно исправить нарушение? Чтоб вырастить ученого, кандидата, доктора наук – во что это обходится налогоплательщику? Надо рачительно пользоваться а не сокращать, разрушать, надо ставить им задачи. Правительство не хочет ставить такие вопросы. Может, академия поставит. В числе восьми самых богатых стран, а зарплата учёных – такая низкая. Научные сотрудники деградируют, когда их сокращают. Стабилизационный фонд. Десятки млрд. теряются, а в это время экономят на спичках.

Балльная система и пилотный проект. Правительство ведёт себя нечестно. Полгода не вводится, работать некому будет. Пусть места выделяют молодым специалистам, а эти места сокращаются. Балльная система механическая, она не находит понимания в коллективах.

Крайко А.Н. – начальник отдела, член профкома профорганизации ФГУП ГНЦ «ЦИАМ им. П.А.Баранова» Москва

Я всю жизнь работаю в Центральном институте авиационного моторостроения. Лаборатория в Лыткарино. Вся наша наука умрёт, если не будет молодёжи. В нашем институте сейчас 2500 работающих. 550 из них – молодые. Среди них 120 студентов разных вузов –Физтеха, МАИ, МВТУ, МАТИ, МЭИ, немого из МГУ. И, несмотря на то, что наш генеральный директор говорит о том, что надо численность сокращать, вопроса о приеме молодежи на работу никогда не возникает. Что нужно, чтобы оставалась в науке молодёжь? Это не деньги. Деньгами мы обеспечиваем на уровне 30 тыс. руб. Но главное – жильё. В Москве масса жилья настроена. Кому оно принадлежит – то ли Батуриной, то ли Лужкову. И приобрести жильё практически не возможно. А кто идет в науку? В основном, не москвичи. В основном, это люди с периферии. И конечно, легче в Новосибирске, Сарове, Снежинске – там обстановка совсем другая. А в Москве придешь в ЦНИИМАШ, ИПМ, Институт механики МГУ – просто ни одного молодого человека не встретишь. Иногда студенты, но они послушали лекции и ушли. Нам надо ставить вопрос о целевом выделении государством средств на молодежь. Потому что самая талантливая молодёжь, которая идёт в вузы технического и научно-естественного профиля – это молодёжь с периферии. Для нас это самое больное место. Мы что-то строим, оплачиваем съём жилья, а всё это полумеры. Человек должен завести семью. Это будем требовать. А то получим свои 30 тысяч, помрем, а смены у нас не останется.

Малыгин А.Г.

Были случаи получения и продажи квартир. Потом уезжают.

Крайко А.Н. У нас люди практически не уезжают

Хохлова Г.И. Почему надо к государству обращаться, а не в РАН, где есть собственное строительство по ценам на уровне себестоимости.

Крайко А.Н.. Мы богатая организация. Есть ещё более богатые. От нас один человек пошел к ним . Там дали кредит, но очень долго процедура тянулась. Мы не можем дать кредит.

Дедюкина Н.Д. - председатель ОКП работников науки Республика Саха -Якутия.

Проблемы всё те же – низкая заработная плата, отсутствие жилья, проблема налогов на имущество и на землю. Особая проблема – не работает закон о работниках Российской академии наук, проживающих в районах Крайнего Севера. Ничего не проплачивается. Мы финансируемся Сибирским отделением РАН, которое является прямым бюджетополучателем. Не оплачивают проездные, не оплачивают отпускные если человек выезжает, ему ничего не оплачивается. Самое главное – нам в 2000 году понизили районный коэффициент. Районный коэффициент в Якутии 70%, а нам как федералам отрезали 30 и оставили 40% . Это – понижение заработной платы, и отпускные, и всё прочее, прочее. И когда мы обращаемся к властям Якутии, говорим, мы здесь же живем, мы бюджетники нам отвечают: Вы - федералы, у вас свой бюджет. Раньше получали госзаказ от Республики и как-то выравнивали существование. Теперь с введением 122-м законом разграничения полномочий по финансированию регионы не могут помогать федералам. Нас загоняют в ловушку, что мы не можем заплатить ни за имущество, ни за землю. Детский сад у нас остался единственный, единственное общежитие. Цену повышать мы не можем, а долги ложатся на Президиум Якутского научного центра. Просто нас загоняют, как и в других регионах, в финансовый тупик. Мы здесь собрались представители разных отраслей. Поддерживаю Ильясову. Мы должны выступать единым фронтом. В постановление, что мы поддерживаем устав и требуем его утверждения. Выходить на демонстрации. Пришлём делегатов. Вместе, не только мнсы. Осипов пусть выходит. Тогда будет совсем другое отношение к нашим демонстрациям. А пока мы стоим со своими плакатами, руководители думают – пусть стоят. А надо вместе, дело общее. Вот у нас сейчас директора институтов ходят: давай, говорят, митинг организуй. Институты передают федералам, а мы не хотим туда, местную АН разрушают, потому что денег нет. С директорами можно найти общий язык.

Ермакова И.В. – ведущий научный сотрудник Института высшей нервной деятельности и физиологии РАН.

В стране катастрофическая ситуация. Наука практически парализована. В качестве примера приведу производство и распространение генетически модифицированных (ГМ) продуктов. За последние годы количество генетически модифицированных семян, ГМ- продуктов и ГМ-кормов увеличилось почти в сто раз. Я оказалась единственным исследователем в нашей стране, кто проверял, как влияет применение ГМП на потомство животных. Полученные данные были шокирующими. При добавлении к виварному корму самок крыс ГМ-сои (линия 40.3.2) наблюдалась повышенная смертность крысят в первом поколении и отсутствие второго поколения. Я обратилась к учёным нашей страны с одной только просьбой: повторите мои исследования. Они нетрудные и не требуют больших финансовых затрат. Вы кормите животных и смотрите, что происходит с потомством. Никто у нас так и не провел эти исследования. А мы ведь продолжаем есть ГМ-продукты. Я два года занимаюсь этой проблемой. Теперь уже и в Европе, и в Америке разобрались, какая ошибка была допущена в технологии встраивания гена. Научная ошибка была растиражирована бизнесом, т.е. ученые не доработали, а бизнес поторопился. Транснациональные компании стали проталкивать ГМ-продукты. Необходимо было учёным встать горой и сказать, что их использовать в качестве продуктов питания нельзя. И учёные встали: в 2000 году написали Мировое Заявление, а потом Открытое Письмо Правительствам всех стран о том, чтобы запретить использование ГМ-организмов в продуктах питания. Но никакой реакции не последовало, кроме того, что началось давление на учёных. Что стали делать разные страны, чтобы защитить население от ГМ-продуктов, потому что надо было что-то делать. Стали организовывать зоны свободные от ГМ-организмов (ГМО), в которых не выращивают ГМ-культуры и не используют ГМ-продукты. Практически так работает Европа. Также была введена маркировка на продуктах питания, содержащих ГМ-компоненты. Самый правильный принцип: ГМ-культуры не выращивать, ГМ-продукты не есть, но проводить исследования. Но такого принципа нет нигде. Одна из самых худших ситуаций – у нас в стране. Самая лучшая, как это ни странно, в Африке. Не понимая, что такое ГМО, они запретили их выращивать и есть. Правда, исследования тоже не проводят. В России нельзя выращивать ГМ-культуры, потому что это вредно для окружающей среды, но почему-то есть ГМ-продукты можно. И к нам идет огромный поток продуктов с ГМ-компонентами из разных стран.

Два года лично я борюсь с этой проблемой. Я была уверена, что подобные исследования будут проводиться в России, ведь это большая научная проблема. Но этого не произошло. Что происходит с наукой в нашей стране? К счастью, борцам с распространением ГМО уже удалось чего-то добиться. США, лидер по производству ГМО, запретила все сорта генетически модифицированного риса у себя в стране. Более того, Министерство сельского хозяйства в США требует уничтожить имеющиеся посевы ГМ-риса. В Америке у компании «Монсанто», самого крупного производителя ГМ-продуктов, был отобран патент на все сорта ГМ-сои. Один из этих сортов я как раз и проверяла на крысах. У нас сейчас серьезные проблемы. Получив финансирование, мы не можем получить разрешение нашего отделения РАН на проведение экспериментов. Никто не берёт на себя ответственность. А тем временем мы продолжаем потреблять опасные ГМ-продукты. Весь мир борется. Наша страна просто вымирает и будет вымирать, если мы будем использовать ГМО в продуктах питания. И никакие квартиры никому не понадобятся – мы просто вымрем. И делается это не с помощью ракет, а с помощью продуктов питания.

Я обращаюсь ко всем вам, потому что мы не можем сейчас получить разрешения от Президиума РАН начать исследования, имея 1.5 млн. рублей. Я прошу вас нам помочь. Сейчас мы столкнулись с ГМО, а завтра пойдут нанотехнологии – ещё более тяжёлое испытание для человечества. Мы опять не сможем эту проблему решить и опять можем оказаться не в лучшей ситуации. Амерханов З.Г. : Какое разрешение нужно для исследований? Ермакова И.В. Наш институт отказывается проводить исследования без разрешения нашего Отделения. На самом деле ситуация очень странная: очень трудно найти институт у нас в стране, который бы согласился проводить подобные исследования. Почему – не понятно. Амерханов З.Г. Коллеги, у нас в Институте биоорганической химии есть целый отдел, который работает с генетически модифицированными растениями.

Ермакова И.В. Надо не просто изучать генетически модифицированные растения, а исследовать их влияние на животных и их потомство.

Вдовин В.Ф. Мы поддерживаем эту идею.

Вострухин В.В. – начальник департамента геополитической безопасности Федеральной общественной службы по борьбе с коррупцией, которая входит в Комитет безопасности России. Одновременно я выполняю функции спикера на заседаниях государственно-общественного научного экспертного совета. Одновременно я выполняю функции председателя на заседаниях государственно-общественного научного экспертного совета. Хотел бы обратить ваше внимание на одну позицию. Вы говорите, что надо не меньше 3,5% ВВП на науку. Согласен, а также с тем, что разговоры о равенстве в долларах экономик России и Бразилии с выводом о вытекающем отсюда обоснованием необходимости равенства финансирования науки – бредовые разговоры. Но позиция Гранита Константиновича – главное попросить денег, а потом мы придумаем, как израсходовать, - заведомо проигрышная. Потому что деньги даются или под человека, или под проект. Человека вы знаете – Ковальчук Михаил. Денег он получил достаточно. И ещё получит. Дойдут ли эти деньги до учёных, сомневаюсь. Второй момент, проект. Схема по уму такая: Правительство ставит задачу, даются деньги. Но у нас особое Правительство. Положение особое – военное. С Академией наук, я считаю, ведётся натуральная война на уничтожение. В этих условиях вы не дождётесь, что вам дадут задачи и деньги. Надо самим разработать проект академии наук, как вы её видите. Вам предложили модельный устав, предусмотрели посредника, который будет делить деньги как сочтет нужным, а вы в этих деньгах как хотите, так и вертитесь. А в ответ надо проект типовой лаборатории, типового института. И набор задач, о которых говорила Г.И.Хохлова. Будет новая структура, и будут задачи. Под этот проект требовать денег. Правильно говорят: нужно объединяться, нужно выходить на улицы. Но без такого проекта, так просто требовать денег не известно подо что – на вас будут смотреть как на жуликов.

Железнов А.Ю. –директор НПО “ЭПОТЕЛ”

Представитель прикладной науки МГУ. Сейчас занимаюсь информационными технологиями. Разработал программу перехода к рынку как технократ, а не экономист. Благодарен Александру Николаевичу Крайко, он был депутатом Верховного Совета, что помог в свое время разработать программу и собрать группу для разработки прорыва вперёд.

К сожалению, для страны сегодня осталось очень мало шансов. Зачитаю выражение: журнал «Профиль». Статья «Русский бальный пляж» (зачитал). О.Уайльд: на карту страны, где не обозначена цель, не стоит даже смотреть. Прогресс – это реализация цели.

Можно ситуацию изменить, если объединиться на политическом уровне. Разбазаривание денег. Стартовые цены на рынке оказания услуг для оборонки завышены в 4,5 раза. Основная проблема в российской науке – невостребованность.

Бабкин В.И. – научный сотрудник ФИАН, помощник депутата Алфёрова. Проработал 20 лет в ФИАН, 14 лет в Думе . Мой обзор «Завершающий этап ликвидации». Мы плачемся, а есть две ключевые фразы в словах Президента. Одна – да, государство будет поддерживать науку, но только в меру своих возможностей. А в 2004 сказал, что денег на науку недостаточно, но надо тратить их эффективно. Здесь правильно прозвучали слова, что когда нет цели, то я в одной из статей написал, что, упрощенно, политика – это наглое действие по достижению целей государства. Экономика – это опять же упрощенно – наглое действие по достижению целей общества. Так вот этих целей за это время не было обозначено. Потому что те цели, которые были обозначены в начале наших перестрелок, т.е. удвоение ВВП, частная собственность, рыночная конкуренция – это на самом деле технология. А о технологии, если я её не знаю, говорить бессмысленно. Обрисую ситуацию: идёт планомерное наступление и ликвидация науки. Ликвидационный натиск, несистемный во времена Ельцина, перешёл в системный. При Ельцине была принята Доктрина Российской науки. И уже в 1997 году Правительство приняло Концепцию реформирования научной сферы, которая не была реализована, но в ней был заложен ликвидационный заряд.

________________________________________________________

Приложение: из газеты «ПОИСК» №20

Сравнение - не в пользу Научная политика

Планы правительства расходятся с задачами страны

Профсоюз работников РАН проанализировал готовящийся к первому чтению в Госдуме проект закона “О федеральном бюджете на 2008 год и на период до 2010 года” и сопоставил его с “научной частью” Послания президента В.Путина Федеральному собранию, а также со Стратегией развития науки и инноваций и объемами финансирования науки в РФ, утвержденными решением трех госсоветов в 2002 году. Полученные выводы оказались неутешительными: планы правительства, как обычно, не совсем адекватны заявленным на более высоком уровне задачам. Мы попросили заместителя председателя Совета профсоюза РАН Анатолия Миронова прокомментировать ситуацию.

- В целом уровень финансового обеспечения гражданской науки в ближайшие годы, как и в предыдущие, остается недопустимо низким, - считает Анатолий Степанович. - Вместо 64,3 млрд рублей по минимально допустимому и 73,5 млрд по рациональному варианту Стратегии на фундаментальные исследования планируется выделить всего около 58 млрд рублей. Таким образом, даже минимальные показатели финансирования науки, совсем недавно обозначенные в Стратегии, не нашли отражения в планах правительства.

Кроме того, в проекте федерального бюджета на 2008 год и на период до 2010 года расходы на всю науку гражданского назначения определены в следующих объемах: 2008 год - 119,3 млрд рублей (1,82% расходов бюджета), 2009 год - 139,8 млрд (1,87%) и 2010 год - 173,7 млрд (2,15%). Если Госдума согласится с этими цифрами, будет окончательно похоронен утвержденный в 2002 году процентный график выхода к 2010 году на минимальный уровень в 4%. Приходится констатировать: принятые в 2002 и 2006 годах стратегические документы не стали источником коренного перелома в подходе власти к проблеме сохранения и развития кадрового потенциала науки в стране.

В Послании президента определен бюджет фондов поддержки фундаментальной науки в 2008 году - “около 8 млрд рублей...”. По давно установленным нормативам, сумма финансирования РФФИ и РГНФ должна составлять 7% от расходов бюджета на гражданскую науку. В масштабах 2008 года это 8,5 млрд рублей. Судя по проекту закона “О федеральном бюджете на 2008 год и на период до 2010 года”, ни обещанной президентом, ни обычной своей доли фонды не получат. Проектом для них предусмотрено только 7,7 млрд рублей.

Кстати, ученых удивило, что механизм финансирования науки “через РАН и через другие академии и напрямую через конкурсы - в научные центры” был в президентском Послании подан как некая новация. На самом деле, эти каналы существуют уже много лет.

Надежда ВОЛЧКОВА

http://www.poisknews.ru/2007/05/18/sravnenie__ne_v_polzu.html


07.06.07, anatol

Редакционная политика Управление сайтом
Новый сайт движения! >>>