Новый сайт движения! >>>
ДВИЖЕНИЕ ЗА ВОЗРОЖДЕНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НАУКИ
Начало ?????????? ????? ??????????? ???????? ???????????????? ??????? ???????? ??????? Контакты
12.09.07 ? ???????? ????? ????? ?? ????? ??????
10.09.07 ??????? ??????????. ?????????? ????????????
10.09.07 ???????? ????????. ??????????? ?????? ??????????? ?????????
10.09.07 ?. ???????. ?????? ??????? ???? ????????????? ?????????????
09.09.07 ?.?. ?????????, ?.?. ???????. ?????????? ???????? ????????????
09.09.07 ? ??????????? ???????????: «??????? ???????????...»
09.09.07 ?????? ??????? ???????. ????? ?????????? ?????????
08.09.07 ?.????????. ? ?????? ??????????? ?????? ?? 2020 ????
08.09.07 ????? ???????. ?????????? ? ??????-??????????? ?????? ???????????
08.09.07 ??????: ????????? «??????-????????»
07.09.07 ?????? ???????????. ??????????? ????????… ???.
07.09.07 ???????????? ??? ??????????: ????? ????? ?????????? ?????
07.09.07 ????????? ???? ??? ?????? ?? ????? ???? ????????? ?????? ?????????
06.09.07 ?????????? «?? ????????????? ???????? ? ?????? ? ?????? ?? ???? ??????»
06.09.07 ????????? ?????????? ???????????????? ??????????? ???????? «???» ? ?????????? ?? ?????? ??????? ? ??????? ??. ??? ?? ??? ?????
06.09.07 ????????? ????????? ??????? ???? ?? ?????
05.09.07 ?? ????? ??????? ? ??????????: ???????

Rambler's Top100

Наш сайт является участником Кольца Патриотических Ресурсов
Кольцо Патриотических Ресурсов

наш баннер
?.?. ??????, ?.?. ???????. ???????? ??????? ?????.

ОТ РЕДСОВЕТА. В рамках подготовки к очередному съезду Движения ЗВОН мы публикуем серию новейших работ, касающихся современного состояния науки и образования в нашей стране. Первой из них мы предлагаем вашему вниманию присланную нам остроактуальную статью наших коллег из г. Барнаула: Иванова А.В., д.ф.н., профессора Алтайского государственного аграрного ун-та и Фотиевой И.В., д.ф.н., доцента Алтайского государственного университета, в которой затрагивается проблематика реформы высшего образования в России. Гражданская позиция этих авторов, их обоснованная критика бесперспективного для страны либерального реформирования близки оценкам, которые неоднократно выражало наше Движение в своих документах и обращениях.

________________________________________________________________________________

В Конституции России и в действующем ныне Законе об образовании ясно и совершенно определенно утверждается право каждого человека на образование. Возможность получить его является важнейшим условием, во-первых, социализации человека, т.е. превращения его в полноценного гражданина общества, и, во-вторых, обретения им собственно человеческого образа через развитие своих духовных способностей — логического мышления, творческого воображения, нравственного чувства. Именно качественное и доступное образование в наибольшей степени реализует высшее право каждой личности — усвоить культурные богатства, накопленные человечеством за его долгую историю, и, самое главное, получить навыки их творческого приращения. К сожалению, мы сталкиваемся с косвенным, а в последнее время — и с прямым попранием этого высшего права. Особенно это касается системы высшего образования в России.

В самом деле, как иначе расценить нынешние попытки Министерства науки и образования сломать десятилетиями складывавшуюся в стране вузовскую систему подготовки специалистов-профессионалов, где высшее образование через массовое и насильственное введение квалификации “бакалавр” фактически низводится на уровень среднего профессионального образования. Высшее же образование в собственном смысле этого слова (квалификация “магистр”) становится полностью платным. Более того, на совещаниях с участием представительств министерства образования прямо говорится, что право готовить магистров будет оставлено за 2—3 десятками крупнейших университетов, большей частью расположенных в европейской части страны.

Учитывая крайне низкий уровень доходов подавляющего большинства сельского и сибирского населения страны, можно совершенно определенно утверждать, что данное решение — прямое и фактическое нарушение конституционных прав граждан на получение качественного и доступного высшего образования. Огромное число молодых талантливых людей попросту не сможет оплатить магистратуру , а, значит, и стать специалистами высшей квалификации. Более того: даже для тех, кто сможет оплатить магистерское образование – попросту не хватит мест в этих нескольких десятках вузов, которым будет официально разрешено готовить магистров.

Тем самым, — повторим еще раз, — прямо попираются конституционные права абитуриентов на развитие своего человеческого потенциала и на профессиональный рост.

Еще хуже дела обстоят с неотъемлемым правом каждого человека на возможность занятия профессиональной научной деятельностью. По новому Закону об образовании право учиться в аспирантуре имеют только те граждане, кто получил квалификацию “специалист” или “магистр”. Но первую квалификацию, предполагающую пятилетнее вузовское образование, планируется де-юре до предела сократить , а в ближайшее время — де-факто полностью ликвидировать в соответствии с требованиями Болонского процесса, о котором речь пойдет чуть ниже. Если учесть, что теперь и бакалавратура во многом будет платной, то вывод из проводимой в стране образовательной реформы может быть только один — она антиконституционна и античеловечна, а новый Закон об образовании может и должен быть обжалован в судебном порядке. Если правовые меры не дадут желаемых результатов, учитывая политическую конъюнктурность и продажность наших судов, тогда общественность будет иметь право на иные формы отстаивания своих неотъемлемых человеческих прав и достоинства.

Символом антигуманных образовательных реформ и разрушения проверенных временем традиций является наше вхождение в так называемый “Болонский процесс”. Причем, хочется отметить вопиющий факт: Россия здесь является чуть ли не единственной страной , безропотно принимающей чужие — европейские — правила игры и готовой отказаться от всех своих исторических завоеваний в области образования. Парадоксально, но это противоречит самому тексту Болонской декларации 1999 года, где, во-первых, о двухступенчатой системе образования сказано весьма обтекаемо (например, что первая ступень образования не должна быть менее 3-х лет ) и, во-вторых, подчеркивается необходимость “полного уважения к диверсифицированным культурам, языкам, национальным системам образования и университетской автономии” (1,с.77). Еще более парадоксально, что стратегические решения о реформировании отечественного образования до сих пор разрабатываются и принимаются высшими государственными органами втайне от вузовской общественности, а попытки последней наладить с властью конструктивный диалог заканчиваются пока ничем.

Между тем, прежде чем начинать практически реформировать российское образование – необходимо было сначала широко обсудить и четко определить базовые теоретические и ценностные основания подобных реформ, начиная с вопроса о сущности и назначении образования в современном обществе. На нем и хотелось бы остановиться подробнее.

Начнем с того, что на данный момент четко выявились две противоположных позиции по данному вопросу. Первая поддерживается подавляющим большинством научно-педагогической интеллигенции России, причем самых разных политических убеждений; вторая — исповедуется в основном властными верхами с опорой на руководство некоторых влиятельных российских образовательных структур типа Высшей школы экономики или Санкт-Петербургского государственного университета. В чем же сущность стратегических расхождений между этими подходами?

1) Для первой позиции система образования — это становой хребет существования общества и государства, без которого общество стремительно интеллектуально и морально деградирует, а государство перестает выполнять свои главные — управленческие и планирующие — функции. Иными словами, успешно функционирующая и развивающаяся система образования — это важнейшее условие воспроизводства индивидуальной и общественной жизни, безотносительно того, дает она сиюминутный практический эффект или нет, обслуживает рыночные отношения или не имеет к ним никакого отношения. Знание — в первую очередь сфера бескорыстного дарения, чем всю жизнь и занимается истинный педагог (школьный и вузовский).

Для второй же позиции система образования — неотъемлемая часть рыночной системы хозяйства и, соответственно, должна в первую очередь определяться реальной рыночной востребованностью тех или иных специалистов. Знание здесь — это прежде всего товар.

2) Для первой позиции характерен субстанциальный взгляд на природу знания. Это означает, что само по себе знание, а также процесс его получения, проверки и трансляции, представляют для личности и общества безусловную и высочайшую ценность. Без этого нет и не может быть ни полноценного человека, ни здорового общества с правильной иерархией ценностей. Функционально-практические возможности знания здесь производны от его истинности, фундаментальности, высокого статуса в общественной иерархии ценностей, и, соответственно, востребованности со стороны государства.

Для второй позиции знание не субстанциально, а сугубо функционально. Оно производится обязательно “для чего-то” и призвано в первую очередь давать быстрый прагматический результат или формировать так называемые “компетенции” для получения оного.

3) При первом подходе главной целью образования является подготовка всесторонне развитого человека, в котором профессиональные знания и навыки творческого мышления сочетаются с твердой системой жизненных (особенно нравственных) ценностей. При втором подходе образование прежде всего должно способствовать достижению “жизненного успеха” в виде обретения высокой зарплаты, власти или социального престижа. При этом личностные, а тем более моральные качества личности практически значения не имеют. Не имеет значения и то, истинными или неистинным знанием руководствовался человек, делая успешную профессиональную карьеру (принцип “неважно, какого цвета кошка — лишь бы она ловила мышей”).

4) Для первой позиции характерен учет национальных традиций и приоритетов в образовании (принцип “за державу обидно”); для второй — сугубо космополитическая установка, связанная с ориентацией на поиск места, где знания будут приносить их носителю максимальный личный “жизненный успех” (космополитический принцип “Родина там, где мне хорошо”). Отсюда и кардинальная разница в отношении конвертируемости дипломов. Для первой позиции конвертируемость — частная проблема (причем, ее успешное решение зависит именно от качества знаний и авторитета страны на международной арене). Для второй позиции конвертируемость дипломов — первостепенная задача, а национальные приоритеты — вещь вторичная, если вообще сколь-нибудь существенная ;

5) В первом случае упор делается на возможность получить бесплатное и доступное государственное образование, а платные услуги рассматриваются как дополнительные. При втором подходе — дело обстоит прямо противоположным образом, а неравенство в стартовых образовательных возможностях рассматривается чуть ли не как социальная норма.

Непредвзятый анализ показывает, что возможен разумный синтез обеих позиций при безусловном стратегическом доминировании первого подхода. Однако сегодня мы имеем дело с абсолютно иррациональным и даже агрессивным выбором государством именно второй — сугубо рыночной — установки в отношении образования, которая реализуется спешно и, к сожалению, в самых провальных сценариях. Уже сейчас можно твердо предсказать, что при повсеместном введении ЕГЭ, сломе классической пятилетней системы высшего образования и тотальном переходе к двухступенчатой модели “бакалавр — магистр” (4+2), принятием зачетных баллов (кредитов) и полностью платной, донельзя численно сокращенной магистратурой нас неизбежно ожидают:

— деградация школы и обвальное падение общего образовательного и культурного уровня абитуриентов. Уже сегодня занятия в последних классах школы неуклонно превращаются в тренинг по заполнению тестов и сопровождаются утратой искони присущей нам творческой компоненты в школьном образовании . При этом ни с какой коррупцией в вузах это справиться не поможет: тот, кто брал взятки, тот их и будет брать, просто взяточничество переместится на уровень курсовых экзаменов и зачетов. Кстати, давать взятки будут в первую очередь сами “егэисты”, или случайно набравшие высокие баллы или выбравшие вуз “не по способностям”;

— прогрессирующая коммерциализация вузов с вымыванием из сферы высшего образования талантливых детей из малообеспеченных семей и из сельской местности, о чем речь уже шла выше. Они не смогут сдать ЕГЭ и оплатить свое обучение (особенно магистерское), а надеяться на возможность получения льготного государственного кредита в достаточном объеме пока явно преждевременно, если не сказать — утопично;

— распад кафедральной системы подготовки кадров высшей квалификации и, соответственно, вузовских научных школ. Как следствие, нас ждет быстрая дефундаментализация российского образования, бывшая всегда его главным конкурентным преимуществом на том же мировом рынке образовательных услуг. В качестве примера: сегодня наши преподаватели в области теоретической математики и классического рисунка сверхвостребованы в европейских вузах, но для этого надо было пять лет систематически специализироваться на кафедре под руководством опытных наставников, а потом три года работать в аспирантуре;

— дегуманитаризация образования, ибо узко прагматический рыночный подход (принцип “а зачем это специалисту нужно?”) уже сегодня ведет к вытеснению из учебных программ таких важнейших мировоззренческих дисциплин, как философия, отечественная история, русский язык и литература. Весьма показательна в этой связи замена кандидатского экзамена по философии экзаменом по философии и истории науки. И это, увы, только первый шаг по дороге превращения широко мыслящего специалиста и личности — в узко «натасканного» человека-функцию;

— денационализация нашего образовательного пространства в силу механического встраивания в европейскую образовательную систему на правах бедной родственницы. При этом в действительности лишь немногие российские студенты по чисто финансовым причинам смогут поменять российский вуз на европейский. Да и к нам вряд ли многие поедут учиться из-за рубежа, ибо, во-первых, не в традициях европейцев делить с кем-то рынок, а, во-вторых, едут учиться обыкновенно туда, где система образования фундаментальна, своеобразна и дешева, чего у нас, в силу изложенных выше причин, скорее всего, не будет. Приезжать к нам будут в лучшем случае те, кто изучает непосредственно Россию;

— дерегионализация российской системы образования, когда финансовые и технические ресурсы будут концентрироваться в крупных университетах крупных городов, причем, преимущественно в европейской части страны. Затухание провинциальной вузовской науки, особенно фундаментальной, будет неизбежно способствовать ее общей деградации и нивелировке, не говоря уж о разнообразных экономических потерях, которые будут нести регионы России .

Эмпирическим подтверждением того, что все сказанное выше – не беспочвенные опасения, а неизбежное следствие проводимых российским министерством реформ, является ситуация с высшим образованием в Республике Казахстан. Там уже сделано все, что у нас только планируют сделать. В результате сегодня там на подъеме только изучение национальной истории, отчасти национальной культуры и иностранных языков. В целом же уровень абитуриентов, равно как и качество вузовского преподавания крайне низки. Особенно удручает ситуация с преподаванием естественных и технических дисциплин. Единственным способом повысить качество преподавания естественных дисциплин и избежать коррупции в вузах является практика тотального государственного контроля за высшей школой, которая осуществляется в последние годы. Так, зачисление в вузы происходит только через Астану, а сами вузы практически исключены из этого процесса. Выпускные экзамены (а иногда даже и курсовые) проводят комиссии из Астаны, и даже содержание методичек утверждается в столице. Государство регулирует и число абитуриентов с ЕГЭ, которые могут поступать в гуманитарные или технические вузы. Ни о какой финансовой самостоятельности государственных вузов нет и речи — даже о покупке парт надо отчитываться перед министерством. Фактически в Казахстане произошло возвращение к советской сверхцентрализации образования, но без его фундаментальности, систематичности и всеобщей доступности. На прямой вопрос проректору одного из восточно-казахстанских вузов, несколько десятков лет проработавшего на этом посту, “скажите, какая система образования лучше — нынешняя или советская?”, был получен предельно честный ответ: “Даже сравнивать нельзя — конечно советская. Хотя нынешняя практика тотального государственного контроля за образованием в Казахстане себя оправдывает по сравнению с коммерческим беспределом, царившем еще несколько лет назад. Но мы страна небольшая и патриархальная, а в огромной России — не дай Бог сделать то, что сделано с образованием у нас”.

Возникает закономерный вопрос: какими мотивами руководствуется министерство, ведущее наше образование к краху, неизбежность которого подтверждается и теоретическими аргументами, и эмпирическими фактами? И это при том, что затраты на сокрушительные реформы составят по последним подсчетам около 100 млрд. рублей (2)?

Хочется, конечно, предположить следующее: “Наши чиновники и их научные консультанты искренне заблуждаются, являясь жертвами распространенной “рыночной мифологии” и зуда безудержного реформаторства. На самом же деле, главные ценности личной и общественной жизни нельзя прагматически оценить в денежном эквиваленте, они принципиально вне рыночных отношений. К таким всеобщим и объективным ценностям относятся любовь и дружба, научное познание и художественное творчество, национальное и личное достоинство. Наука и образование, в отличие от экономики и политики, — сферы принципиально нестяжательные. Это нестяжательство и ориентация на истину как на высшую ценность оказываются, в конечном счете, и наиболее прагматичными, принося в конечном итоге государству колоссальные дивиденды. Что же касается реформ и необходимости обновления, то лучше быть со старой истиной, чем с новой глупостью, тем более что есть сферы общественной жизни (к ним относятся в первую очередь семья, государственные системы образования и воспитания), где новация лишь тогда хороша, когда опирается на проверенные веками традиции. Короче, стоит только работникам министерства отрешиться от плоских рыночных и реформаторских предрассудков, да еще от наивного благоговения перед Западом, как им самим станет очевидной тупиковость их проектов”.

Однако от подобных попыток рационального объяснения разрушительных реформ приходится отказываться. Мотивы действий “реформаторов” — иные. Мы сталкиваемся здесь или с рьяно-бездумным чиновничьим исполнением приказов начальства; или с общей интеллектуальной ограниченностью, о чем, к сожалению, свидетельствуют многочисленные интервью нынешнего министра науки и образования.

Но чаще всего — с частным корпоративным интересом, когда планируемые реформы выгодны данному вузу или группе вузов (как в случае с позицией ректора Санкт-Петербургского университета Л.А. Вербицкой ); или с хорошо оплачиваемым выполнением иноземного заказа по ликвидации отечественной высшей школы . В любом случае либеральные увещевания здесь бесполезны. За свои человеческие права и за честь страны надо бороться, ибо сами по себе разрушители не угомонятся. Они лишь еще более распояшутся, не встречая общественного сопротивления. Известно, что ничто так не распаляет насильника, как безволие жертвы.

Чтобы воспрепятствовать уничтожению российской системы высшего образования и придать реформам конструктивный, национально ориентированный характер требуется принимать экстренные меры. Некоторые из таких неотложных мер сформулированы в “Заявлении” научно-педагогической общественности Алтайского края и озвучены на 5 Российском философском конгрессе в мае этого года. Оно размещено, в частности, и на данном сайте. Сформулируем лишь ряд новых тезисов, учитывая отрицательную динамику происходящих процессов и новые появляющиеся возможности для вразумления власти:

— необходимо выделение из заинтересованной педагогической общественности активной группы юристов, которая способна добиваться в судебном порядке, чтобы программа реформирования российского высшего образования в виде нового Закона об образовании и ведомственных актов последних лет была признана противоречащей Конституции страны и Правам человека;

— следует принципиально объединить усилия защитников российской науки и российского образования, ибо у них единый враг в лице нынешнего Министерства науки и образования. Необходимо предложить обществу позитивную альтернативу развития отечественной высшей школы и академической науки, тем более, что наметки такой целостной программы уже существуют. Механизмы ее обсуждения, гласного общественного принятия и эффективного доведения до сведения власть предержащих — предмет отдельного обсуждения;

— научно-педагогической общественности на местах надо потребовать от своих депутатов в Государственной думе и Совете Федерации приоритетного внимания к разрушительным процессам реформирования нашего высшего образования. Должны пройти совместные слушания обеих палат Федерального Собрания по стратегии проводимых министерством реформ с приглашением авторитетных професоров Высшей школы из разных уголков страны. На данном слушании должна быть оглашена официальная стратегия министерства, а также альтернативные, выработанные авторитетными общественными структурами, модели развития российской Высшей школы;

— в деятельности создаваемой при президенте Общественной палаты вопросы образования должны быть главным приоритетом, ибо они, в конечном счете, аккумулируют болевые вопросы других ключевых сфер человеческой деятельности, обеспечивающих здоровое развитие страны — науки, культуры и медицины.

Защита отечественного высшего образования и социальная консолидация на этой основе — это, в сущности, последний рубеж обороны России против агрессивного западничества и рыночного варварства, уже столько лет изводящих нашу страну.

Литература

1. Болонская декларация. Совместное заявление европейских Министров образования, подписанное в Болонье 19 июня 1999 года Вестник российского философского общества, №1, 2005.

2. Миронов В.В. Философия и метаморфозы культуры. М., 2005

3. Rambler mass media: Реформа образования обойдется России в 100 миллиардов рублей //3.06.2005 lenta.ru


11.11.05, anatol

Редакционная политика Управление сайтом
Новый сайт движения! >>>