Новый сайт движения! >>>
ДВИЖЕНИЕ ЗА ВОЗРОЖДЕНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НАУКИ
Начало ?????????? ????? ??????????? ???????? ???????????????? ??????? ???????? ??????? Контакты
12.09.07 ? ???????? ????? ????? ?? ????? ??????
10.09.07 ??????? ??????????. ?????????? ????????????
10.09.07 ???????? ????????. ??????????? ?????? ??????????? ?????????
10.09.07 ?. ???????. ?????? ??????? ???? ????????????? ?????????????
09.09.07 ?.?. ?????????, ?.?. ???????. ?????????? ???????? ????????????
09.09.07 ? ??????????? ???????????: «??????? ???????????...»
09.09.07 ?????? ??????? ???????. ????? ?????????? ?????????
08.09.07 ?.????????. ? ?????? ??????????? ?????? ?? 2020 ????
08.09.07 ????? ???????. ?????????? ? ??????-??????????? ?????? ???????????
08.09.07 ??????: ????????? «??????-????????»
07.09.07 ?????? ???????????. ??????????? ????????… ???.
07.09.07 ???????????? ??? ??????????: ????? ????? ?????????? ?????
07.09.07 ????????? ???? ??? ?????? ?? ????? ???? ????????? ?????? ?????????
06.09.07 ?????????? «?? ????????????? ???????? ? ?????? ? ?????? ?? ???? ??????»
06.09.07 ????????? ?????????? ???????????????? ??????????? ???????? «???» ? ?????????? ?? ?????? ??????? ? ??????? ??. ??? ?? ??? ?????
06.09.07 ????????? ????????? ??????? ???? ?? ?????
05.09.07 ?? ????? ??????? ? ??????????: ???????

Rambler's Top100

Наш сайт является участником Кольца Патриотических Ресурсов
Кольцо Патриотических Ресурсов

наш баннер
?. ?. ?????????. ?????? ? «??????? ???????????»

Цель реформы. При проведении любой реформы следует четко представлять себе следующие вопросы. Во-первых, зачем мы проводим реформу, какую мы преследуем цель. Во-вторых, что следует реформировать для достижения поставленной цели. И, наконец, в-третьих, как проводить реформу и, что особенно важно в наших условиях, кто будет ее проводить.

Мы, в основном, будем интересоваться первым вопросом, потому что как раз в нем и нет ясности.

«О намерениях власти общество судит по случайной, обрывочной, противоречивой информации Это стало серьезным препятствием для общения представителей власти с населением. Яркий пример тому — основные положения социальной реформы и, в частности, реформы образования. После многочисленных заявлений и следующих за ними опровержений понять, что же собирается делать государство в сферах, затрагивающих жизненные интересы практически каждого россиянина, уже вряд ли возможно. В российском информационном поле практически отсутствует диалог государства с гражданским обществом, народа с властью». («Независимая газета» от 29 ноября 2000 г.). Знаете, кто это сказал? Бывший Секретарь Совета Безопасности Российской Федерации Иванов.

Поэтому будем пытаться понять самостоятельно, какую же цель хотят достигнуть в результате проведения сегодняшней реформы?

Причем надо помнить, что идет деиндустриализация страны. Так что, говорить, что цель — это подготовка кадров для развития страны, просто неуместно. Да этого никто и не говорит.

Но цель у реформы есть. И она проста. Нам неоднократно говорили, что вокруг образования, «в тени», вращается более миллиарда долларов.

Вот слова одного из разработчиков реформы Клячко Т.Д., директора Центра образовательной политики высшей школы экономики: «Все, что мы делали, это хотели снизить платность в нашем образовании и хотели ее по возможности легализовать. Потому что до тех пор, пока она под ковром, она не контролируема, она может быть любой. Я хочу вам сказать, что сейчас репетиторам в московские вузы платятся суммы, которые достаточны для 3, 4, а иногда и 5 лет официального платного обучения. И, тем не менее, они платятся для того, чтобы ребенок только в этот вуз поступил. Я могу привести цифры». (Стенограмма конференции «Реформа школы: за и против» 22 февраля 2001 года).

Так вот, цель проводимой реформы — «легализовать» эти потоки и пустить их в «нужном направлении». То, что это так, мы и постараемся показать. В реформе содержится идея легализации деятельности общественных учреждений по привлечению средств и легализация всех видов денег, циркулирующих в системе образования. Говоря нормальным языком, предполагается узаконить все взятки и поборы, которые существуют в системе образования.

А все разговоры, затеянные по поводу этой реформы, лишь обычная пиар-акция для достижения своих целей. Кстати, именно поэтому и нет информации о самой реформе. Ходят лишь слухи. Те, кто видел документ, говорят об очень низком его качестве. А это и понятно. Ведь реформа должна решать вовсе не те задачи, которые там заявлены.

Реформа основана на трех китах. Первый кит — двенадцатилетки. Второй кит — это единое тестирование. Третий кит — это платное образование.

О статистике. Прежде, чем проводить реформы, неплохо было бы знать собственное общество. Правильно ли мы его себе представляем?

Сегодня нельзя узнать практически никаких данных о параметрах развития страны и протекающих в ней процессах. Этих данных либо вообще нет, либо то, что есть, недостоверно.

Вот, например, бывший министр образования Кинелёв, в бытность министром, утверждал, что с образованием всё хорошо и с каждым годом становится лучше и лучше. А при этом затраты на высшее образование сокращались более чем в 6 раз. Как согласовать эти утверждения — непонятно.

Это тот самый Кинелёв, который на первой же пресс-конференции после своего назначения на должность на вопрос: «А бывали ли вы когда-нибудь в сельской школе?» гордо ответил: «Конечно, бывал. Вот недавно я ездил в Нидерланды, и там мы заезжали в одну сельскую школу».

Все же приведем некоторую статистику, понимая ее условность. Еще в 1994 году на слушаниях в Госдуме говорилось, что вне средней школы оказались 1,5 миллиона детей. Сегодня уже говорят о более чем двух миллионах.

С 1995 года в России ежегодно закрывается по финансовым причинам от 400 до 450 школ. У нас в стране богатых людей всего около восьми миллионов человек. То есть порядка 6% населения. И все. Потом идет огромный провал, после которого идет второй максимум. А у нас, по западному стандарту, считают отношение 10% самых богатых к 10% самых бедных. Но у нас нет 10% богатых, так что это отношение не несет никакой информации.

Кстати, в России, по официальным данным, всего 570 платных частных школ на 64 000 государственных («Метро», 1 сентября 1999 года). Это отражает реальное положение дел с имущественным расслоением населения России.

Согласно расчетам, только 25-30 процентов семей могут выдержать платное высшее образование. А сегодня на платной основе поступает 49%. К третьему курсу остается всего 35%, а до конца «дотягивает» лишь 25%. Лишь малая часть переходит на бесплатное образование. Как считается, не более 7%. Остальные покидают институты, так как просто не имеют денег на оплату обучения. Они не могут продолжать учебу.

В 2000 году школу окончили 1 миллион 330 тысяч человек, а в вузы поступили 1 миллион 200 тысяч человек. Конечно, это не одни выпускники школ. В это число входят те, кто не поступил в прошлые годы, и т.д. и т.п. Так что считается, что около 70-75 процентов выпуска средней школы продолжает образование в вузах. И эта тенденция нарастает, при этом растет количество тех, кто идет учиться за плату. А вот в США в вузы поступает всего 65%, в Японии — 60% и т. д.

А знаете, сколько выпускников инженерной специальности работает по специальности? Цифры расходятся. Но если их усреднить, то оказывается, что меньше 10%. Так зачем люди стремятся получить высшее образование?

Проблемы школы. Деградация образования. Сегодня приводятся данные, что 70% выпускников стремятся в высшую школу. При этом школа не справляется со своей задачей. Практически все поступающие учились либо на курсах, либо у репетиторов, либо просто платят за поступление. А почему такой ажиотаж с поступлением? Во-первых, мальчики боятся армии. Во-вторых, у нас просто нет потребности в новых рабочих руках. Поэтому отсрочка в пять лет создает иллюзию решения этой проблемы. Невостребованность выпускников вузов лишает их контроля за качеством выпускников. А это есть деградация образования и превращения его в «кормушку для своих». Вот только надолго ли.

Вот что сказал депутат Мосгордумы Е. Бунимович в ответ на выраженное беспокойство, что из-за высокого уровня коррупции в нашей стране замена вступительных экзаменов тестом очень опасна: «...Я как представитель средней школы могу это только приветствовать, потому что коррупция перейдет из вузов в среднюю школу и благосостояние учителя резко повысится...» («НГ-наука», № 9 (34) от 18 октября 2000 г.).

Чувствуете, задача не в борьбе со злом, а просто в том, чтобы «присоседиться» к этим злоупотреблениям. Перевести часть этого потока из институтов в школу. Наш опыт нам подсказывает, что, в реальности, будет не перенаправление потоков, а дополнительные траты для желающих учиться в вузе.

Сегодня мы наблюдаем нарастание процесса псевдообразования. Возрастает разрыв школы и вузов. Естественно, что есть силы, в этом заинтересованные, так как на этом зарабатывается большое количество денег, которые семьи вынуждены тратить на конкурсное получение бесплатного образования.

Согласно реформе, предлагается, чтобы за каждым учеником шло причитающиеся ему финансирование. Знаете, к чему это приведет? Школы будут стремиться увеличивать количество учеников в классе. Более того, учить не в одну смену, а в две. Это же будет экономически выгодно. А вот выгодно ли это с точки зрения образования, вопрос.

Сегодня большинство понесут свои деньги не к хорошему учителю, а к тому, который ему поставит потом в сертификат высокую нужную оценку.

Сегодня идет уменьшение рождаемости. Школы пустеют. Вполне возможно, что подушное финансирование будет способствовать их закрытию. И в первую очередь — на селе. То есть будут внедрятся рыночные отношения. Малые школы закрываться, а в оставшихся будут переполненные классы. И время добирания до них будут очень большим. А уверения реформаторов в том, что они оставят уровень финансирования тот же и в результате на одного ученика будет приходиться больше — очень сомнительны. Ведь недаром господин Илларионов,экс-экономический советник президента, ратует за уменьшение бюджетных расходов.

Социальный аспект. Нельзя отделаться от впечатления, что задача современной школы заключается в том, чтобы как можно скорее дифференцировать общество и выделить из него соответствующие элиты, закрепить существующее сегодня социальное неравенство, еще более усугубить его. «Новые русские» озабочены судьбами своих детей и внуков. Они хотят, чтобы их потомки управляли, командовали, эксплуатировали, а, упаси Боже, не наоборот. Поскольку управляющих всегда меньше, чем управляемых, то, следовательно, надо избавить своих чад от угрозы конкуренции. Это дает гарантию им получить дипломы и войти в ту же социальную группу, что и их родители. Помните анекдот. «Может ли сын генерала стать маршалом?» Ответ: «Нет. У маршалов есть свои дети».

А ведь в УК, действующем с 1997 года, есть ст. 136 «О наказании за нарушение равноправия граждан». Да, ладно УК. Конституция гарантирует право каждого на общедоступность и бесплатность среднего образования в государственных образовательных учреждениях (ст. 43). А что мы имеем? Сегодня в России средняя школа передана в ведение органов местного самоуправления, причем, школу передали этим органам без необходимых для ее функционирования материальных и финансовых ресурсов и даже без установления государственного контроля за деятельностью местных органов в отношении школы.

У школьников есть, обычно, два источника естественного авторитета: родители и учителя. Безработные и безденежные родители, весь жизненный опыт которых оказался не нужен в условиях либеральных «реформ», — уже не авторитет. А будут ли авторитетом нищие, забитые, голодные учителя? Ведь большинство из них имеют зарплату ниже прожиточного минимума (от 600 до 800 рублей). А реформаторы сообщают о средней зарплате в 1300 рублей. Это значит, что, например, 900 учителей получают в среднем, пусть, по 800 рублей, а 100 получает без малого по 6 тысяч. Вот вам и средняя оплата в 1300 рублей. А в реальности ситуации еще более неравномерная.

Уже сегодня платная средняя школа отбирает учителей у бесплатной. Уж там-то нет перебоев с учебными пособиями, уж там-то есть и компьютеры, и реактивы — и, более того, очень модно заключать договоры между такими «лицеями» и некоторыми вузами о льготных условиях поступления в них выпускников этих «лицеев».

Уже сейчас, по данным Минобороны, до 25 процентов призывников из сельской местности оказываются фактически неграмотными. В 1997 году в Сибири каждый десятый призывник был полностью неграмотным.

По данным экспертизы ЮНЕСКО, проводившейся в 65 странах мира, Россия оказалась сегодня по качеству образования в середине третьей — худшей — группы обследованных стран (то есть на 50-55 местах). («Школьное обозрение», 1999, №4).

Неравенство у нас везде. Так, например, сегодня в Москве приходится 3,5 тысячи рублей на одного школьника. А вот уже в Московской области всего 1750 рублей.

А вот как идет распределение денег в самой Москве. Если в массовую школу идет рубль, то в гимназию — более трех.

Сегодня не редкость, когда в школе нет учителя географии, физики, истории. А про учителей английского языка и говорить нечего. И это в Москве. Что же происходит в «глубинке».

Наша образовательная система эволюционирует к состоянию дореволюционному. Мы видам, что реально полноценное образование смогут получать очень небольшое количество людей, вне зависимости от своих умственных способностей, а в зависимости от имущественного и географического положения. А таланты рождаются на всех широтах и во всех семьях, а не исключительно в семьях богатых и имеющих власть. Кстати, «хождение в народ» в России 60-70-х годов 19 века началось с цели просвещения народа. Чем это закончилось — мы знаем.

А что в вузах. Частные, то есть платные, вузы являются замечательным примером того, как коммерциализация растлевающе влияет и на студентов, и на преподавателей, и на администрацию. Преподаватели совершенно не стремятся передать какие-то знания студентам — все равно те сдадут все экзамены, не выгонять же их: они же платят деньги. Более того, есть прямой резон учить студентов плохо: за каждую пересдачу экзамена или зачета со студентов берут деньги. Поскольку преподавание в коммерческом вузе — вещь прибыльная, преподаватели ведут ожесточенную борьбу друг с другом за часы, курсы, места: подсиживают, интригуют, натравливают на «недругов» (конкурентов) студентов, а бывает, что и нанимают громил. Зав. кафедрами норовят избавиться от «не своих» и набрать друзей и знакомых (пусть и с низкой квалификацией), которые были бы в результате обязаны своими местами зав. кафедрами, зависели от них (а бывает, что поступление на работу заранее оговаривается условием выплаты зав. кафедрой ежемесячной «ренты» от преподавателя).

В результате именно частные платные вузы превращаются в заповедники обмана, мошенничества и финансовых махинаций. Проверка, недавно проведенная в 62 регионах страны и затронувшая 657 платных вузов, показала, что закон нагло и грубо нарушается в 651-м! («Учительская газета», 1999, №31). В небольшом, вроде бы, уральском городе Златоусте комиссия городского собрания обнаружила целых 13 негосударственных платных вузов. Зачем так много? А затем, что в большинстве своем это оказались натуральные фирмы «Рога и копыта»: лицензий они не имели, «дипломы» их нигде и никем не признавались — но денежки со студентов эти вузы получали исправно.

В образование происходит то же самое, что и в добывании дохода в нефтегазодобыче, РАО ЕС. Присваивается рентный доход, который возникает в результате использования авторитета и достижений советского образования.

О возможности дать бесплатное образование для талантливых выпускников школы. Легко посчитать, что сегодня платное образование в среднем московском институте стоит от 500 до 1000$ в год, в зависимости от специальности. Легко посчитать, что за весь срок обучения это будет порядка 75 тысяч рублей. А на бесплатное образование лучших тратится сумма в три раза меньшая. То есть бесплатное образование ликвидируется для всех.

Уже сейчас ведена плата за все, за что можно: за пользование библиотеками и лингафонными кабинетами, компьютерными залами, лабораториями, спортзалами, бассейнами и т. п. Таким образом, из вузов будут вытесняться бедные. Нет денег — не попадешь в библиотеку, не попадешь в компьютерный зал, следовательно, не сдашь экзамен, следовательно, будешь отчислен — формально не за бедность, а за неуспеваемость.

Тестирование. Строго говоря, в других странах существует единый экзамен, а не единое тестирование. А это разные вещи. Например, во Франции есть единый экзамен. Это экзамен на аттестат. И для поступления в ведущие университеты существует специальный отдельный прием, к которому поступающие готовятся два года, и каждый вуз принимает по своим собственным принципам. То есть сама система единого экзамена не является основным фактором для поступления в вуз.

В США есть общий национальный тест на знание школьной программы. Он учитывается при поступлении в вуз, но каждый вуз принимает абитуриентов по собственным принципам. Никакого единого экзамена для поступления в вузы в Соединенных Штатах нет.

А вот пример Японии. Десять лет тому назад, имея весьма сильное среднее образование, они перешли на систему единого экзамена и тестирования. Через шесть лет они заметили серьезное падение уровня этого образования. В результате серьезного исследования они убедили общественность и руководство страны в том, что надо возвращаться обратно к нормальной системе нормальных экзаменов в выпускных школах и к приемным экзаменам в университеты и высшие учебные заведения. И уже четыре года единого экзамена нет.

Сегодня и в Китае, имеющем единую систему экзаменов, обсуждается вопрос о переходе на нормальную систему двойного экзамена, так как действующая ныне себя не оправдала.

И, кроме того, надо помнить, что наша страна достаточно большая, другой такой нет, и проведение единого тестирования будет сложно осуществить чисто технически.

А знаете, зачем вводится единый экзамен? Вводится «...единый государственный экзамен для того, чтобы мы все-таки, наконец, определили, что же происходит с качеством образования в наших школах объективно.

Немножечко перекрыли произвол вузов на входе в эту систему. Если 3 года продержимся, увидим, что получается, дальше можно дать вузам возможность навешивать свои требования при поступлении или не навешивать свои требования, но, по крайней мере, дайте понять, какова объективная картина в этой сфере». (Из выступления Т.Л. Клячко на конференции «Реформа школы: за и против» 22 февраля 2001 года).

Введение единого экзамена в школе в условиях неравнозначной школьной подготовки в различных регионах страны и в различных школах создает условия, при которых большая часть поступивших в высшие учебные заведения будет вынуждена покинуть их вследствие неподготовленности к требованиям вуза.

Некоторые российские чиновники пытаются перенять элементы реформ и идеи у стран, подобных Великобритании и США. Они мотивируют это уровнем развития экономики и технологии. Однако связь школьного образования с экономикой и технологией проблематична и не подтверждена исследованиями.

Кстати, небольшая справка. Сегодня высшее образование почти во всех цивилизованных странах бесплатное. Если не все, то большая часть. Опять же, особо не афишируя, наши реформаторы смотрят на США, система образования в которых более чем посредственна, и у них сегодня стоит проблема ее реформирования. А их успехи в науке и технологиях во многом связаны с привлечением уже готовых специалистов со всего света. (Кстати, в Силиконовой долине США работает более 40% иностранцев.)

Не понимая сущности экономики США, они объявляют, что в постиндустриальном обществе большая часть населения работает в сфере услуг. Но чтобы это себе позволить, надо быть богатой и сильной страной. Иначе наше место будет только на задворках мира.


06.02.06, anatol

Редакционная политика Управление сайтом
Новый сайт движения! >>>