Новый сайт движения! >>>
ДВИЖЕНИЕ ЗА ВОЗРОЖДЕНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НАУКИ
Начало ?????????? ????? ??????????? ???????? ???????????????? ??????? ???????? ??????? Контакты
12.09.07 ? ???????? ????? ????? ?? ????? ??????
10.09.07 ??????? ??????????. ?????????? ????????????
10.09.07 ???????? ????????. ??????????? ?????? ??????????? ?????????
10.09.07 ?. ???????. ?????? ??????? ???? ????????????? ?????????????
09.09.07 ?.?. ?????????, ?.?. ???????. ?????????? ???????? ????????????
09.09.07 ? ??????????? ???????????: «??????? ???????????...»
09.09.07 ?????? ??????? ???????. ????? ?????????? ?????????
08.09.07 ?.????????. ? ?????? ??????????? ?????? ?? 2020 ????
08.09.07 ????? ???????. ?????????? ? ??????-??????????? ?????? ???????????
08.09.07 ??????: ????????? «??????-????????»
07.09.07 ?????? ???????????. ??????????? ????????… ???.
07.09.07 ???????????? ??? ??????????: ????? ????? ?????????? ?????
07.09.07 ????????? ???? ??? ?????? ?? ????? ???? ????????? ?????? ?????????
06.09.07 ?????????? «?? ????????????? ???????? ? ?????? ? ?????? ?? ???? ??????»
06.09.07 ????????? ?????????? ???????????????? ??????????? ???????? «???» ? ?????????? ?? ?????? ??????? ? ??????? ??. ??? ?? ??? ?????
06.09.07 ????????? ????????? ??????? ???? ?? ?????
05.09.07 ?? ????? ??????? ? ??????????: ???????

Rambler's Top100

Наш сайт является участником Кольца Патриотических Ресурсов
Кольцо Патриотических Ресурсов

наш баннер
????? ?.?., ??????? ?.?. ? ????? ?????????? ?????????? ????????? ???? ?????

В предлагаемой ниже статье академика Дмитрия Семеновича Львова и профессора Григория Григорьевича Пирогова обозначена конструктивная программа перемен, в которых действительно нуждается российская наука, для того, чтобы заработать в полную силу на благо общества.

_______________________________________________________________________________

Роль науки как производительной силы в современном обществе является общепризнанной. Мы живем в мире, где мощь государства и благополучие народов определяется прежде всего суммой накопленных знаний. Тот, кто отстал в построении адекватного механизма создания, накопления и использования научных знаний, рискует навсегда остаться в положении догоняющего, а, может быть, и деградирующего. В современной России вопрос построения такого механизма имеет сверхактуальное значение. Мы находимся в состоянии перехода от одной общественной формации к принципиально отличной. Страна болезненно переживает этот переход. Мы потеряли огромные территории с плодородными землями и природными богатствами. Резкий спад пережила наша экономика, сравнимый только с великой депрессией в США 1929-1933 гг. Рухнула военная мощь нашей страны и оставшиеся у нас территории не могут быть эффективно защищены при современном состоянии наших вооруженных сил. Коренное население России вымирает со скоростью миллион человек в год. Подавляющее большинство населения живет в глубокой нищете.

В прежние годы состояние нашей науки соответствовало положению страны как супердержавы. Мы были второй в мире научной державой, а во многих областях науки - первой. Конечно, на развитие советской науки оказывало влияние и военно-политическое противостояние с Западом. Отсюда и окраска основных приложений научных открытий - они шли в оборонный комплекс. Хотя последний и производил большое количество достаточно хорошего ширпотреба, вопреки легенде о полной нашей неконкурентоспособности в этой области, внимания к нуждам населения, а, следовательно, и развитию производства необходимых ему товаров с использованием самых последних достижений нашей науки уделялось недостаточно. Не был налажен бесперебойный перелив последних технологических достижений из оборонного сектора в гражданский. Добившись военно-стратегического паритета с Западом, мы явно проигрывали ему экономическое соревнование. Результатом явилась постигшая нас катастрофа.

Новое положение России делает необходимым реформирование и нашей науки. Реформы в этой области непосредственно связаны с общим видением будущего России. Здесь существуют два диаметрально противоположных взгляда. Первый предполагает, что Россия навсегда утратила свое положение великой державы и ей уготована роль сырьевого придатка и сателлита Запада, «шестерки» при «большой семерке». Второй исходит из того, что такая перспектива в корне противоречит историческим традициям и духу российской цивилизации, как одной из важнейших составляющих мирового цивилизационного многообразия.

Если политика определяется первой концепцией, то реформа науки должна быть направлена на свертывание российской науки в целях приведения ее в соответствие с нынешним униженным и ослабленным положением страны. В современном мире это путь деградации нации и общества, дальнейший упадок и, в конечном счете, распад и ликвидация Российского государства, а вместе с тем и российской цивилизации. На месте русского цивилизационного пространства возникнет «черная дыра», быстро всасывающая весь мир в глобальную катастрофу.

Если же политический курс определяется второй концепцией, то российская наука является одним из главных факторов возрождения государства и народа, и ни в коем случае не подлежит свертыванию, но нуждается в организационном укреплении, притоке молодых кадров, обновлении материально-технической базы, передаче наследия старых школ и прежних заделов молодому поколению, создании новых заделов фундаментальной науки и эффективного аппарата их применения в реальной экономической жизни, повышении обороноспособности и в улучшении жизненных условий основной массы российского народа.

В связи с вышеизложенным хотелось бы начать с развенчания некоторых мифов, сложившихся в отношении науки под влиянием укоренившегося у нас рыночного фундаментализма. Но предварительно заметим, что у науки есть две главных составляющих: фундаментальная и прикладная наука. Первая занимается открытием новых, ранее неизвестных закономерностей в природе и обществе. Вторая - доведением полученных первой результатов до конкретных применений в экономике, быту и военной технике. Ни одна из них не может существовать без другой, но их организационная структура, критерии достижений, принципы управления ими и методы финансирования различны. Теперь вернемся к ходячей мифологии.

Миф первый - финансирование науки должно находиться в прямом соответствии с уровнем развития страны, выраженном в ее душевом ВВП. Россия как очень бедная страна не может позволить себе иметь большую науку.

Однако мировой опыт показывает, что страны, осуществляющие развитие прорывного характера, такие как Япония после окончания войны, а также современные Южная Корея и Китай имеют повышенную относительно общей тенденции долю финансирования науки в ВВП (3,5 - 4%). Анализ показывает, что экономический прорыв крупной страны невозможен без большой науки. Кроме того, наука и возникающие на ее основе новые технологии компенсируют дефицит других факторов экономического развития. В Японии и Южной Корее, например, отсутствие в стране достаточных природных ресурсов. В России научно-технический прогресс - единственный ресурс, компенсирующий ее неблагоприятные климатические условия, колоссальный периметр границ, вытянутость с Востока на Запад, расположение основных природных ресурсов в труднодоступных регионах. Сырьевое направление развития нашей страны ведет к исчерпанию ее невоспроизводимых ресурсов, а в политическом отношении - к усилению сепаратизма, ибо каждый сырьевой регион все более развивает связи с потребителями сырья и все меньше заинтересован в связях с центром и другими регионами. Высокотехнологичное направление дает стране мощный самообновляющийся ресурс и содействует созданию общенационального рынка, ослабляя тем самым тенденции к сепаратизму.

Миф второй - следует добиваться максимальной самоокупаемости в науке, избавляясь от всего, что не дает ожидаемых экономических эффектов в обозримом будущем. Из этого тезиса следует идея коммерциализации науки. однако при этом не учитывается эффект запаздывания результатов. Даже в экономике, как пишет лауреат Нобелевской премии 2001 года Джозеф Ю.Стиглиц, эффект запаздывания чрезвычайно значителен. Так, огромные инвестиции в информатику и компьютеризацию американской экономики никак не отражались в данных ВВП в течение почти что 20 лет, и лишь в 1990-е годы дали всплеск эффективности. Еще более существен эффект запаздывания в науке. Коммерциализация может быть применена в прикладной науке, но никак не в фундаментальной. Но даже в приложениях реклама и погоня за маркетингом может сильно отразиться на реальном значении нововведений для экономики в целом. Фундаментальной же науке коммерциализация просто противопоказана в силу чрезвычайной сложности определения практического значения конечного фундаментального результата для приложений. Во всяком случае оценка через рыночный механизм здесь совершенно неприменима.

Миф третий - возможно и необходимо определить рыночную стоимость издержек и результатов науки, в том числе и фундаментальной, и на этой основе строить управление наукой, с тем чтобы общий результат был всегда выше общих затрат.

Однако мировой опыт показывает, что в фундаментальной науке затраты всегда превышают результаты, по крайней мере в денежном выражении, и обеспечение обратного соотношения ведет к деградации как фундаментальной, так и прикладной науки. Возможно, что такое соотношение является кажущимся ввиду неадекватной оценки результатов науки. В науке велик фактор неопределенности, не позволяющий точно предсказать, какой и где именно будет результат. Современная система составления национальных счетов не улавливает основной части результата фундаментальной науки - расширение базы для все более глубокого проникновения в закономерности природы и общества. Так же как в современной схеме бухгалтерского учета оцениваются и учитываются неосязаемые активы фирмы, следовало бы учитывать результаты, школы, кадры, материально-техническую инфраструктуру и организационную структуру фундаментальной науки, как неосязаемую часть национального богатства.

Рынок не может дать оценку этих неосязаемых активов, она должна быть возложена на институционализированную наиболее компетентную часть научного сообщества, материально независимую от воли отдельных государственных чиновников или рыночной оценки использования результатов фундаментальной науки в прикладной. Примером оценки результатов фундаментальной науки может служить ежегодное присуждение Нобелевских премий. Другая возможность - это присвоение отдельным научным школам и направлениям, а может быть и отдельным ученым, статуса национального достояния России.

Заделы фундаментальной науки являются неоценимым вкладом в страхование страны и всего человечества от неопределенностей будущего: в отношении изменения климата, экономических, технологических, демографических, социальных и другого рода антропогенных катастроф, а также прогнозирования и предложения защитных мер в отношении природных, в т.ч. космических катастроф. Соответственно они должны получить оценку в качестве страховых фондов нации и всего человечества.

Миф четвертый - необязательно вести исследования по всему фронту фундаментальной науки. Можно ограничиться некоторыми приоритетными отраслями, обеспечить их достаточное финансирование, а в остальном положиться на мировое научное сообщество. Ведь начала же Япония свое восхождение в ранг второй экономической державы мира с импорта иностранных «ноу-хау».

Это не совсем верно в отношении Японии, поскольку она одновременно непрерывно расширяла фронт собственных фундаментальных исследований. Кроме того, с тех пор положение сильно изменилось. Во-первых, после Уругвайского раунда торговых переговоров значительно усилена охрана интеллектуальной собственности. Во-вторых, велик фактор неопределенности - все время меняется дисциплина, лежащая на острие общего научно-исследовательского прорыва. В-третьих, возрастает взаимозависимость разных областей науки. Иногда оказывается, что смежные области науки оказываются не подготовленными для того, чтобы принять прорывной результат в других областях. Так, в 1950-е годы советская промышленность не смогла принять в массовом масштабе алмазный резец (при прорыве в области искусственных алмазов) ввиду несовершенства технологий резания. В 90-е годы мировая экономическая наука оказалась неспособной принять и эффективно использовать новые информационные технологии. В итоге в так называемой новой экономике открылась широкая брешь для корпоративного мошенничества , кульминацией которого сделался кризис 2001 года в США. Если сузить фронт исследований, мы, возможно, перестанем понимать зарубежный опыт, что однако не отвергает необходимость системы приоритетов. Кроме того, наука как всякая сетевая система сильна своей универсальностью. Разные области науки, взаимодействуя, создают сильный синергический эффект. Отсутствие какой-либо дисциплины, «дыра» во фронте исследований может привести к тому, что результату фундаментальной науки не суждено будет перейти в прикладную науку. То и дело будут возникать узкие места в научно-техническом прогрессе. В науке необходимо компетентное сообщество, содействующее координации усилий, выработке общего мировоззрения и общего языка, обеспечивающее координацию усилий отдельных областей. Оно должно быть независимо от текущей политики государства и политических идеологий.

Миф пятый - можно сконцентрировать как фундаментальные, так и прикладные исследования в России на текущих потребностях обороны. Но вклад науки в оборону - это только вершина пирамиды. В оборонной промышленности все большее значение приобретают двойные технологии. Кроме того, изолированная от общего научного фундамента наука оборонного значения обходится слишком дорого. Должна быть общая фундаментальная база для всех областей прикладной науки. Только она может обеспечить нужные результаты при приемлемых издержках.

Миф шестой - Россия не имеет ресурсов для адекватного финансирования большой науки.

Но огромная утечка финансовых средств от экспорта сырьевых ресурсов, в первую очередь энергоносителей, в офшорные банки и приобретение собственности за рубежом, расточительное потребление новой буржуазии, создание избыточного стабилизационного фонда, фактически финансирующего торговый и бюджетный дефициты США, говорят за то, что в нашей экономической системе есть место как для присвоения природной ренты государством и обращение части ее на фундаментальную науку, так и для специальной научной ренты за использование имеющихся и будущих достижений науки в коммерческих целях, по аналогии со специальным налогом на геологическую разведку, которыми должны облагаться добывающие компании, ибо наука есть не что иное как разведка будущих возможностей. Миф седьмой - эффективность российской науки можно повысить путем ослабления или даже полного роспуска Академии наук и передачи функций фундаментальной науки в университеты, а прикладной - в основном на фирмы, организуя науку по англо-американскому образцу.

Но такая организация науки полностью противоречит российским традициям, где в развитии науки всегда активнейшую роль играло государство, опирающееся на Российскую Академию наук, созданную Петром Великим. Успехи науки в советский период, в том числе оборонные разработки, обязаны фундаментальным исследованиям в рамках Академии наук. Наши университеты не имеют многовекового опыта исследовательской деятельности, такого, как в англо-американской системе. Кстати говоря, и там в фундаментальных исследованиях, и в большей части прикладных проектов велика роль государства. В США президентская администрация внимательно прислушивается к рекомендациям Национальной академии наук. Королевские академии Норвегии и Швеции взяли на себя роль мирового значения - присуждение Нобелевских премий. Кроме того, коренная реорганизация науки в России чревата организационным хаосом, в котором погибнут десятилетние заделы и исчезнут старые научные школы, не успев передать свои традиции молодому поколению. Упразднение РАН как высшего арбитра и координатора наук приведет к распылению ресурсов, выделяемых на науку, к расцвету научного шарлатанства.

Недопустимо и шараханье в другую сторону: свертывание и упразднение университетской науки. Университетская наука должна развиваться как мощная ветвь главного ствола науки – науки академической.

Миф восьмой – расходы на науку, особенно фундаментальную, являются чистым вычетом из ВВП и ослабляют инвестиционный потенциал экономики.

Но, прежде всего, в настоящее время они в России столь ничтожны (0,3 ВВП), что вряд ли могут сравниться по своему воздействию с колоссальными средствами от торговли сырьем, утекающими в офшоры. Кроме того, многие западные ученые, в т.ч. лауреаты Нобелевской премии, уже пришли к выводу, что расходы на науку являются наиболее эффективным из стимуляторов экономики, нуждающейся в повышении темпов роста, который действует через механизм мультипликатора-акселератора. Вместе с тем развитие науки является мощным фактором создания среднего класса – основы социальной стабильности любого государства. И в советский период значительная часть среднего класса состояла из научных работников.

В свете вышеизложенного правительственная концепция реформирования науки ни в одном из ее вариантов по всем своим направлениям не может считаться приемлемой. Причина этого – концепция исходит из дальнейшего снижения роли России как мировой державы и в том или ином виде предлагает приведение науки в соответствие с нынешним униженным состоянием страны. Мы полагаем как раз обратное: бедственное состояние страны, равно как ее особое геополитическое, географическое и климатическое положение требуют возрождения Великой России, расширения цивилизационного пространства вокруг нее, и, исходя из этого, восстановления и опережающего развития российской науки, подкрепленного соответствующим государственным финансированием.

Мифы подлежат развенчанию. Финансовые средства есть, задача науки ясна, трудности управления известны - дело за организацией эффективного управления наукой. Она не должна душить творческий элемент в науке, но в то же время должна придать ей импульс координированного движения вперед, в направлении укрепления Российского государства и обеспечения будущего нашего народа. Система управления призвана обеспечить рациональное распределение в науке финансов и средств.

В связи с этим возникают следующие предложения:

1. Доля финансирования науки в ВВП России должна быть постепенно доведена к 2008 году до 3,5% ВВП с целью обновления ее материальной структуры, обеспечения нормальных жизненных условий старым кадрам и привлечения молодых.

2. Наука в России должна получить особый статус - государственно-общественного вида деятельности. Финансирование фундаментальной науки должно быть полностью государственным, а прикладной науки - частично. Управление наукой должно находиться под общественным контролем.

3. Министерство науки и образования как лишнее звено должно быть устранено из управления наукой, ибо вносит в него только вклад своей некомпетентности.

4. Прикладная наука, связанная непосредственно с обороной, должна быть выделена в отдельное звено управления, а фундаментальная наука в этой области - остаться в управлении РАН.

5. Должны быть внесены добавления в Закон о науке, устанавливающие ответственность за ее развитие и прозрачность в области принятия и осуществления решений как со стороны государства, так и со стороны прежде всего РАН, а также и других общественных организаций.

6. Академия наук - уникальная традиционная структура. Она представляет собой единую целостную систему. Она является таким же важным элементом гражданского общества России, как и Церковь. РАН несет ответственность перед народом, обществом и государством. Ее внутренняя структура относится к области ее самоуправления. РАН и РПЦ - две важнейшие константы российского общества. Закон должен обеспечивать их максимальную стабильность.

7. На основе РАН должна быть создана Общественная палата научного сообщества.

8. Ни один законопроект не должен приниматься Федеральным собранием без экспертного заключения РАН по установленному законом регламенту. Для реализации этого предложения в рамках РАН должна быть создана специальная экспертная комиссия, а в федеральном бюджете отдельной строкой предусмотрены средства на достойную оплату труда привлекаемых Комиссией экспертов. Средства на экспертизу выделяются независимо от общего финансирования науки.

9. РАН должна быть, как и РПЦ, наделена имуществом - зданиями, сооружениями, оборудованием, землей, получив их в доверительное владение от государства. В структуре РАН должно быть учреждено Агентство по управлению имуществом РАН. Академия наделяется имуществом без права отчуждения и сдачи в аренду.

10. Любая коммерческая деятельность в рамках РАН запрещается, за исключением экспертизы и консультационной функции по крупным проектам государства и частного сектора.

11. Все распределение средств, выделяемых государством на науку, должно осуществляться РАН. Академия также определяет приоритетность научных исследований и разрабатывает перспективные планы развития науки. 12. Президиум РАН обладает правом отстранения некомпетентных и безответственных директоров институтов, а Президент России после обсуждения вопроса в Федеральном Собрании может предложить РАН переизбрать ее Президента.

Мы полагаем, что это минимальный перечень мероприятий, необходимых для того, чтобы задействовать науку для возрождения России.

Президент России несет прямую ответственность перед ее народом за сохранение и приумножение одного из величайших национальных и мировых достояний - российской науки.


21.02.06, anatol

Редакционная политика Управление сайтом
Новый сайт движения! >>>