Новый сайт движения! >>>
ДВИЖЕНИЕ ЗА ВОЗРОЖДЕНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НАУКИ
Начало ?????????? ????? ??????????? ???????? ???????????????? ??????? ???????? ??????? Контакты
12.09.07 ? ???????? ????? ????? ?? ????? ??????
10.09.07 ??????? ??????????. ?????????? ????????????
10.09.07 ???????? ????????. ??????????? ?????? ??????????? ?????????
10.09.07 ?. ???????. ?????? ??????? ???? ????????????? ?????????????
09.09.07 ?.?. ?????????, ?.?. ???????. ?????????? ???????? ????????????
09.09.07 ? ??????????? ???????????: «??????? ???????????...»
09.09.07 ?????? ??????? ???????. ????? ?????????? ?????????
08.09.07 ?.????????. ? ?????? ??????????? ?????? ?? 2020 ????
08.09.07 ????? ???????. ?????????? ? ??????-??????????? ?????? ???????????
08.09.07 ??????: ????????? «??????-????????»
07.09.07 ?????? ???????????. ??????????? ????????… ???.
07.09.07 ???????????? ??? ??????????: ????? ????? ?????????? ?????
07.09.07 ????????? ???? ??? ?????? ?? ????? ???? ????????? ?????? ?????????
06.09.07 ?????????? «?? ????????????? ???????? ? ?????? ? ?????? ?? ???? ??????»
06.09.07 ????????? ?????????? ???????????????? ??????????? ???????? «???» ? ?????????? ?? ?????? ??????? ? ??????? ??. ??? ?? ??? ?????
06.09.07 ????????? ????????? ??????? ???? ?? ?????
05.09.07 ?? ????? ??????? ? ??????????: ???????

Rambler's Top100

Наш сайт является участником Кольца Патриотических Ресурсов
Кольцо Патриотических Ресурсов

наш баннер
?????? ??????. ? ?? ??????? ?? ?? ??? ???????? ? ??????? ??????

Об авторе: Андрей Владимирович Иванов, профессор Алтайского государственного аграрного университета (АГАУ, г. Барнаул), его замечательные и вместе с тем тревожащие статьи по экологии, современному состоянию науки и образования неоднократно публиковались на нашем сайте.

_______________________________________________________________________________

ЗАМЕТКИ ПО ПОВОДУ ПРОЕКТА СТРОИТЕЛЬСТВА ПРЯМОГО ГАЗОПРОВОДА В КИТАЙ ЧЕРЕЗ АЛТАЙ

Принципиальное расхождение национальных интересов и интересов какой-нибудь коммерческой компании, пусть даже сверхкрупной, - факт тривиальный для всех стран мира. Почему-то в России об этом стали забывать, хотя скандалы вокруг империй Березовского и Гусинского, вздумавших приватизировать государство, вроде бы не должны еще изгладиться из народной памяти. Проект прокладки прямого газопровода из России в Китай, озвученный В.В. Путиным во время его недавнего визита в КНР, - повод вернуться к этому вопросу.

ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ПРОЕКТА

Сразу скажу: стратегический поворот нашей внешней политики на Восток, в том числе и в сторону великого Китая, следует всецело приветствовать, ибо это полностью соответствует евразийской геополитической сущности России. Еще Д.И. Менделеев отмечал, что “союз России и Китая будет предтечей общего мирного союза уже по той причине, что в нем было бы более трети всех людей и он не мог бы быть иным как чисто мирным и охранительным, тем более что у обоих союзников целая бездна настоятельных внутренних потребностей и столько ресурсов, сколько нет ни в одной паре остальных государств, а показывать кулаки оба таких союзника, как Россия с Китаем, и не хотят, и не привыкли” (Менделеев Д.И. К познанию России. М., 2002, С.336). В русле сказанного Д.И. Менделеевым, безусловно можно было бы приветствовать и сотрудничество наших двух стран в рациональном обмене имеющимися в их распоряжении ресурсами: со стороны Китая - это прежде всего рабочая сила; со стороны России - природные богатства.

Но здесь следует сделать первую принципиальную оговорку. Обмен ресурсами должен носить взаимовыгодный стратегический характер и не ущемлять национальных интересов партнера. Применительно к российским национальным интересам это означает, что наша родина не должна бездумно раздаривать направо и налево свои природные ресурсы в ущерб собственной сырьевой и экологической безопасности, и уж тем более не должна впитывать избыточное население чужой страны в ущерб своей социальной стабильности и гражданскому согласию. Здесь необходимо сделать и вторую оговорку. Складывается стойкое впечатление, что природными ресурсами России сегодня самовольно распоряжаются отдельные частные корпорации, типа Газпрома, где пакет акций государства отнюдь не мешает их руководству ставить на первое место вовсе не национальные интересы и национальную безопасность, а прежде всего корпоративную и личную прибыль. Мало того, они еще и целенаправленно вводят в заблуждение политиков, которые им почему-то слепо доверяют.

Так, инициаторы проекта транспортировки отечественного газа напрямую в Китай через 54-километровый участок российско-китайской границы в Республике Алтай, по-моему, попросту не представляют себе сложнейшей истории региона и его места в современных международных отношениях, не говоря уж о биосферном, этносоциальном и культурном потенциале Большого Алтая, где сходятся границы четырех крупнейших государств Азии - России, Монголии, Казахстана и Китая. Не очень хорошо знакомых со сложной историей русско-китайских международных отношений отсылаю к недавно вышедшей книге И.М. Попова “Россия и Китай: 300 лет на грани войны”. М., 2004. Уже только один исторический ракурс анализа привел бы к выводу, что данный проект требует детальной научной проработки и тщательного обсуждения со всеми заинтересованными сторонами (в том числе с Казахстаном и Монголией), ибо он касается жизненных интересов миллионов людей, причем не только ныне живущих, но и тех, кто еще не родился.

Здесь все много сложнее, чем в Европе, ибо в регионе Большого Алтая в один неразрывный узел сплетаются вопросы геополитики, стратегических линий развития мирового хозяйствования, глобальной и региональной экологической безопасности, сложнейших демографических и этноконфессиональных процессов. Здесь поломать столетиями складывавшиеся экономические связи и этносоциальные балансы можно в мгновение ока, а вот гасить вспыхнувшие конфликты придется десятилетиями. Что, разве не известно, что отношение монголов, тувинцев и алтайцев к китайцам, мягко говоря, весьма настороженное, ибо Цинский Китай в течение 17-19 столетий вел в отношении них кровавую колонизаторскую политику? А ведь регионы с неблагополучной социально-экономической обстановкой, типа Горного Алтая и Тувы, - благодатнейшая почва для националистических брожений и выступлений! В Горном Алтае итак за последний год сгорело несколько православных церквей.

Разве мало научных данных из совсем другой области, что неосторожное вторжение в хрупкие горные экосистемы, к тому же обеспечивающие экологическую стабильность на огромных пространствах Сибири и Центральной Азии, чревато природными катастрофами? А ведь с ледников массива Табын-Богдо-Ола, вдоль подножия которой потянут газопровод, стекают чистейшие ручьи и реки, питающие Иртыш, Катунь и Ховд - главные реки Алтайского региона. Тому, кто знает Алтай, понятно, что на протяжении нескольких сотен километров газопровод (по которому, возможно, потечет и нефть!) пройдет по Чуйскому тракту над самой Катунью и Чуей, да еще по территории, где недавно было землетрясение силой в 9 баллов. Эти последствия кто-нибудь просчитал и сопоставил ли суммы возможного ущерба с доходами от продажи газа? Боюсь, что для Газпрома эти вопросы, если и стоят, то явно не на первом месте. Но здравомыслящих-то людей доходы Газпрома должны интересовать в последнюю очередь, а в первую - реальные национальные интересы России, которые не отделимы от объективных интересов жителей Алтайского края и Республики Алтай!

Отдельный разговор, который все равно не удастся обойти, а его замалчивание чревато лишь социальными потрясениями, - это проблема этноэкспансии со стороны Китая. Если бы китайской тихой этноэкспансии не было, то нечего было бы и обсуждать. Но эта этноэкспансия реально есть в Сибири и на нашем Дальнем Востоке. Она затрагивает национальное достоинство россиян и крепко бьет по их экономическим интересам. А ведь прямой газопровод - это и прямая автомобильная дорога, которая по каким бы суровым землям она ни проходила, все равно подразумевает возможность перемещения масс людей. Нужен ли нам новый, расположенный много ближе к европейской России, потенциальный канал легального и нелегального проникновения китайцев с целым пучком возникающих здесь острейших проблем? Это тема отдельного - серьезного и честного - обсуждения, причем с обязательным участием китайской стороны. Тут не должно быть столь присущей нам ложной деликатности, которая потом оборачивается трагедиями. Лучше сразу жестко обозначить проблему, нежели потом пожинать кровавые плоды политической бесхребетности.

Укажу в этой связи на недавние протесты отечественных сельхозпроизводителей на Дальнем Востоке, которых поставили на грань банкротства дешевые китайские продукты питания, а ведь соседний с нашим Алтаем Синьцзян – типично аграрный край с куда как лучшими условиями, чем китайский Дальний Восток. Он – крупнейший поставщик на мировые рынки томатной пасты, винограда, яблок, груш, гранатов, персиков, миндаля, инжира, бахчевых культур. Синьцзян неизменно входит в число лидеров в Китае по производству хлопка, подсолнечника, сахарной свеклы. Здесь расположена четверть всех пастбищ страны. Исключительно благоприятные климатические условия, низкая цена рабочей силы и редкое трудолюбие китайцев делают Синьцзян весьма сильным конкурентом на мировом рынке сельхозпродукции.

Экстремальные же климатические условия Сибири и катастрофическое состояние российского села в целом, очень может статься, приведут к такой ситуации в случае прямой рыночной конкуренции, что мы будем владеть в Алтайском крае единственным привлекательным для китайцев товаром – элитными алтайскими черноземами. Прямая автомобильная дорога в Китай, сопутствующая газопроводу, открывает для нашего юго-восточного соседа две равно устраивающие его возможности: вывоз этого чернозема к себе в Китай, который, несомненно, ему будут продавать нищие алтайские сельхозпроизводители, или непосредственное обживание наших земель, которые, кстати, на некоторых китайских картах именуются не иначе, как «материнскими землями». Этот процесс тихого укоренения китайцев в Алтайском крае, к слову говоря, уже идет.

То, что данный сценарий – не навязчивая фобия, подтверждает один показательный момент. Китайцы, по аргументации Газпрома и некоторых российских политиков, не хотят даже говорить о варианте транспортировке газа через какую-либо третью страну региона (Монголию или Казахстан). Хотя оба этих варианта, на самом деле, были бы эффективным средством укрепления и расширения Шанхайской Организации Сотрудничества и вполне соответствовали бы китайскому стратегическому повороту последних лет в сторону экологии. Ведь в самом Китае полностью запрещена вырубка лесов и приостановлено строительство каскада плотин на реке Янцзы, как несущего явные экологические угрозы! Причем, как ни парадоксально, сами китайцы лелеют честолюбивые планы номинировать озеро Канас и прилегающие к нему территории, - близ которого, кстати, и пройдет с их стороны трубопровод! - в качестве объекта Всемирного природного наследия ЮНЕСКО. Это нужно для того, чтобы еще более повысить туристскую привлекательность китайского Алтая, который уже и сегодня посещает до миллиона туристов в год.

Но вот тут самим китайцам надо бы четко определиться: или прямой газопровод, или попадание в Список Всемирного природного наследия ЮНЕСКО; или туризм с выходом на мировой уровень по природной уникальности поставляемого туристического продукта, или технократическое освоение сырьевых ресурсов Алтая; или всестороннее приграничное сотрудничество в национальных интересах всех четырех стран Алтайского региона; либо эгоистическое получение односторонних экономических и политических преимуществ. И третьего здесь не дано, ибо никак не получается, чтобы и “газовые волки были сыты и экологические овцы целы”.

Отсюда упорство китайцев, настаивающих на прокладке прямого газопровода в Россию даже в ущерб их явным политическим и эколого-экономическим интересам, наводит на мысль об их более масштабных неявных геополитических сверхзадачах. Если бы их не было, тогда и транзит через третью страну, тем более Казахстан или Западную Монголию, не должен был бы вызывать такого ярого отторжения. Тем более что Европе газа нужно много, и Китаю надо поторопиться, чтобы обойти здесь конкурентов.

Вопрос о низких транзитных таможенных пошлинах или даже полном отсутствии оных, при условии газификации пары некрупных западно-монгольских или казахстанских городов – исключительно дело доброй воли и трехсторонних переговоров. Они бы только укрепили взаимопонимание и сняли опасения во взаимоотношениях между четырьмя дружественными евразийскими странами, у которых взаимные интересы более широки и фундаментальны, чем узкие нефтегазовые потребности. Хочется верить в мудрость народа и политического руководства нашего великого южного соседа, тем более, что в современной китайской геополитической мысли, похоже, уже сформулированы дальновидные и очень близкие нам, русским, стратегические принципы евразийского сотрудничества в рамках ШОС. Показательно, что они восходят к идеям великого Конфуция. Позволю себе их широко процитировать. “Некоторые ученые считают, что западная культура делает ударение на борьбе человека и природы, человека с человеком, а китайская культура делает ударение на согласии человека и природы, человека с человеком. Проф. Чжан Ливэнь особенно подчеркивает важность такой категории в конфуцианской идеологии “согласие” (хэ). Конфуций говорил: “Благородные мужи живут в согласии, поэтому они неодинаковы, низшие люди одинаковы и поэтому не живут в согласии”. “Согласие” (хэ) означает признание того факта, что существующие на основе различий и самостоятельности элементы приходят к взаимопониманию, взаимному согласию, чтобы люди могли жить в дружбе, взаимно сосуществовать, взаимно развиваться. По мнению проф. Чжан Ливэня, в современную эпоху из-за распространения по всему миру рыночной экономики, резкого развития материальных производительных сил “борьба” человека и природы, конкуренция между людьми, ухудшение окружающей среды в условиях глобализации, истощение природных ресурсов, а также конфликты между различными нациями и различными культурами уже серьезно угрожают самому существованию человечества. В подобных условиях идеи конфуцианства приобретают чрезвычайно важное реальное значение” (Д-р философии, проф. Пекинского ун-та Ань Цинянь “Проблема глобализации в Китае”//Вестник российского философского общества, №4, 2005, С.147-148).

Возможно, впрочем, что лукавит сам Газпром, и никаких обсуждений иных вариантов прокладки газопровода он с китайцами попросту не вел, а руководствовался исключительно ведомственными эгоистическими интересами, не желая повторения украинского варианта. Но Украина – не Казахстан, и не Монголия, а наши стратегические национальные интересы на Востоке иные, чем на Западе. Интересы России – это вообще нечто иное и куда как более значительное, чем интересы Газпрома. Они были в регионе юго-западной Сибири и Центральной Азии тогда, когда Газпрома и в помине не было; и, смею надеяться, будут тогда, когда Газпрома уже не будет. То, что руководство Газпрома с трудом различает национальные интересы сквозь призму валютной выручки – о том явно свидетельствует его декларация о намерении продавать газ братской Белоруссии по мировым рыночным ценам. И это делается в отношении нашего единственного верного союзника на западном направлении!!!

Я понимаю, что политической и коммерческой элите нынешней России трудно возвращаться к соблюдению стратегических национальных интересов, особенно после стольких лет их позорной сдачи ельцинским режимом. Однако не до такой же степени! Возвращаясь в этой связи к теме прямого трубопровода в Китай, осмелюсь заявить: даже просто тактически «прощупать» искренность Китая вариантом прокладки трубопровода через третью страну было бы совершенно разумно и оправдано (и мудрые китайцы быстро бы все поняли!), а уж поиграть на нервах у Европы и США – сам Бог велел великой стране, если уж она не видит более важных международных приоритетов, чем обеспечение мировой энергетической безопасности. Неужели даже такие убогие формы отстаивания своих национальных интересов из Москвы не видно?

Я уж не говорю о более сложных геополитических конфигурациях, что, к примеру, прямой газо- и путепровод из России в Китай мгновенно толкнет нашего старого и верного друга – Монголию - в объятия американцев, как единственного впредь гаранта их политической независимости? Западные монголы-ойраты ведь прекрасно помнят о резне, учиненной им китайцами в 18 веке, равно как и то, что Тибет и тот же Синьцзян еще в первой половине 20 века были независимыми государствами.

Поразительно, но неужели и Китай не просчитывает такой реакции своих соседей, настаивая на прямом варианте прокладки трубопровода, несущим американскую угрозу обеим нашим странам? Или так уверен в своих силах? А ведь стоило бы подумать: каково иметь американский контингент быстрого развертывания в Западной Монголии - самом стратегически выигрышном регионе на стыке Центральной Азии и Сибири?! Отсюда ведь можно и уйгурских боевиков-сепаратистов в Китае поддерживать; исламскую и пантюркистскую карты умело разыгрывать в России и в КНР. Я уж не говорю о всяких там американских военных средствах слежения. Кто-то скажет: это невозможно! Отнюдь, ведь монголы уже послали свой воинский контингент в Ирак, а США выделили в прошлом году 11 млн. долларов на перевооружение монгольской армии. Летом 2005 года по улицам Ховда – столице Западной Монголии – уже прохаживался негр в форме американских вооруженных сил. Приехал на совместные американско-монгольские военные учения! Просчитывайте, что называется, дальнейшие сценарии.

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И ГУМАНИТАРНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ПРОЕКТА

Но обратимся теперь к совсем другому аспекту проблемы: а по каким, собственно, землям Республики Алтай пройдет прямой путепровод в Китай и что он принесет местным жителям? После Чуйского тракта он на протяжении последних 100-150 километров протянется по реликтовому плоскогорью Укок, чтобы взбежав на перевал Канас (2670 м над уровнем моря) перевалить затем на территорию Китая. Укок - одна из серьезных загвоздок для газпромовцев и всех адептов прокладки прямых дорог в Китай через русский Алтай. Дело в том, что Укок (“Слово Неба” в переводе с алтайского) - это объект Всемирного природного наследия ЮНЕСКО с полутора десятками редчайших растений-эндемиков и 40 краснокнижными видами животных, среди которых снежный барс, антилопа дзерен, горный баран и улар. Это еще и древнейшие ландшафты Азии, горные степи и тундры, которые практически не изменились за десятки тысяч лет. Но и это еще не все.

Испокон веков со всех концов земли приходили на Укок кочевые народы, чтобы помолиться отсюда Священному Небу Тенгри, чтобы обрести высшие пророчества и указы, чтобы предать здесь земле своих великих вождей и жриц. Здесь на каждом шагу могильники афанасьевцев (Ш тыс. до н.э.), гуннов, древних тюрков. Особенно уникальны находки скифского времени, в частности, знаменитой мумии, прозванной “принцессой с Укока”. Души вождей, по верованиям и ритуалам древних кочевников, и после смерти не оставляли свой народ: приоткрывали перед ним будущее, защищали от темных сил, вдохновляли кезеров на битву за Свет и Правду. И поныне местные жители почитают эти могилы как священные, и связывают беды своей Земли (например, катастрофическое землетрясение 2004 года) с осквернением могил предков. Кто хоть раз бывал на Укоке, тот может почувствовать истоки этих вековых верований.

Чисты и огненны пять вершин Табын-Богдо-Ола, словно символ единства земель и народов Евразии поставленной на самом порубежье Сибири и Центральной Азии; на стыке границ России, Китая, Казахстана и Монголии. Молочного цвета воды стекают с ее склонов, питая главные реки Укока - Колгуту и Ак-алаху и подтверждая древние легенды о реальности Беловодья. Причудлива здесь игра облаков и красок на закате и на рассвете, когда на ослепительно желтом вечернем небе полыхает малиновый шар солнца или когда рано-рано поутру, при полном безветрии, отражаются в недвижных голубых водах озера Кальджин-коль белоснежные шапки хребта Южный Алтай. Укок - это, воистину, заповедная “Небесная Земля”, куда люди должны, преодолевая препятствия, восходить как в Храм, приводить с собой своих детей и внуков. Здесь им суждено получать уроки исторической памяти, всечеловеческого духовного братства, несказанной природной красоты и творческого вдохновения. Чуткие души, приезжающие на Алтай со всех концов Земли, интуитивно чувствуют, что если где и суждено зажечься заре Нового мира, в котором более всего будут почитаться культура и чистая природа, так это здесь - на Алтае.

Укок с Табын-Богдо-Ола - это воистину Центральный Храм Евразии, осеняемый с севера Светом Белухи и омываемый водами священной Катуни. И речь, стало быть, должна идти о планах прямого поругания этой Всеевразийской Святыни.

Московскому “рыночному человеку” все сказанное выше, естественно, покажется глупой и сентиментальной болтовней алтайских аборигенов, которые пока еще не прониклись общечеловеческой ценностью всеобщей купли-продажи. Однако безмерно рьяных рыночников и технократов, все привыкших измерять в американских долларах, следует настоятельно предостеречь. Испокон веков алтайским народам заповедано не бросать в Катунь камни, не тревожить могилы предков, не срубать без сердечного обращения дерево для аила, не говорить громко и уж тем более не сквернословить близ священных аржанов и на вековых перевалах. Иначе может последовать обратный, иногда и смертельный удар. Алексей Иванович Калкин, великий алтайский кайчи и провидец ХХ века, в свое время ясно и строго предупредил: “Не трогайте Катунь!” Будь он жив - несомненно добавил бы сегодня: “Не трогайте заповедный Укок!”

Но, может быть, есть хоть какая-то экономическая польза Алтаю от прямого газопровода в Китай, если уж другие плюсы от него, в отличие от многочисленных минусов, никак особо не просматриваются? От мгновенно прогнувшихся перед президентом чиновников и «ученых» можно услышать, что газопровод в Китай это - тысячи новых рабочих мест для Республики Алтай и Алтайского края, налоговые отчисления в бюджеты всех уровней, привлечение инвестиций, развитие транспортной сети и т.д. На это можно по пунктам возразить. Никаких новых рабочих мест в таких количествах не будет точно: газопроводы строят и эксплуатируют только профессионалы. Какие будут налоговые отчисления в местные и краевые бюджеты от транзитной международной газовой трубы, идущей в основном по федеральным землям - не очень понятно. Под что привлекать инвестиции, если газ предназначен для другой страны, а вовсе не для местных нужд - тоже вопрос? Про инвестиции в международный туризм, наиболее привлекательную на данный момент сферу алтайского бизнеса, можно будет вообще забыть. Кому нужен Алтай с перекрытой Катунью (кстати, плотиной по старому проекту в 180 метров и вовсе не для нужд жителей Республики, а все для того же газопровода) и трубой через все его земли, включая реликтовый Укок?

А теперь приплюсуйте сюда экономический ущерб, связанный с прокладкой труб, с сопутствующими газопроводу ЛЭП и автомобильной дорогой, которые пересекут хрупкие высокогорные ландшафты Укока. По трубам, судя по всему, пойдет не только газ, но и нефть, а это - прорывы, протечки, пожары, иные аварии, которых невозможно избежать в условиях вечных мерзлот и их летнего подтаивания, холодного высокогорья с температурами зимой под минус 40 и молниями на перевалах. Снег на Укоке местами лежит и в июле, а метровые наледи на реках часто не тают в течение всего лета. Если учесть, что территория плоскогорья переувлажнена и имеет сложнейший рельеф, что строить и эксплуатировать газопровод придется в экстремальных условиях высокогорья (по сравнению с этим тундра - цветочки!), что на этих высотах придется жить пограничникам, таможенникам, ремонтникам и т.д., - то эту трассу надо счесть бриллиантовой по затратам. И ради кого все эти убуханные миллионы и человеческие физические силы? Ради горстки новых миллионеров в Москве и груди Миллера в китайских орденах?

Другой принципиальный вопрос: как в условиях проложенной дороги оградить плоскогорье от толп браконьеров, которые выбьют последних барсов, выловят соколов, выдерут грузовиками плантации золотого корня, выскребут сетями тот же Кальджин-коль, куда уходит на нерест катунский хариус? Добавьте сюда “черных археологов”, которых, как магнитом, влекут не раскопанные курганы Укока. Они роют их очень быстро и самыми варварскими средствами. Фрагменты скал с петроглифами скалывают и выпиливают еще быстрее. Новые русские - те же неслыханно обогатившиеся магнаты-газовики и магнаты-нефтяники - платят в валюте огромные деньги, чтобы на их вилле красовался подлинный гранитный фрагмент со скифскими солнечными оленями. Это - абсолютно реальная перспектива, которая ждет Укок, учитывая как легко у нас подкупаются и чиновники, и милиция, и таможня. А ведь будут еще кавалькады зевак-туристов на джипах-вседорожниках с ревущими магнитофонами, горами водочных и пластиковых бутылок! Про этноэкспансию китайцев речь уже шла выше.

То, что мы рискуем потерять на Алтае, несоизмеримо по своей значимости со всеми валютными выручками, которые могут быть получены от продажи российского газа. Ситуация абсолютно аналогична той, что складывается сегодня вокруг Байкала, где нефтепровод в тот же Китай хотят протянуть в 800 метрах от его священных вод. Там уже поднялась против одержимых расточителей наших природных богатств и общественность, и ученые, и местная власть. То же самое будет и вокруг Укока.

Показательная символика: нити нефте- и газопроводов, словно черные ядовитые змеи, норовят оплести Алтари Евразии, и словно сбываются древние пророчества о последней битве в конце времен, где на одной стороне будут те, у которых нет никаких святынь и идеалов, кроме золотого тельца и идеала личного благополучия, а у других - такие вековые святыни безусловно есть, как есть и представления об общем благе, ибо без них народ превращается в сброд, в позорно спивающееся и продающееся колониальное народонаселение.

Поэтому сегодня борьба за Байкал и за Алтай - это не только позиция экологически сознательной части населения, а форма социальной консолидации и пробуждения гражданского достоинства у всех жителей России в критической исторической ситуации, когда порочные бюрократия и бизнес замахнулись на самые основания народного бытия. Здесь надо писать письма протеста во все возможные инстанции и, если не будет положительного решения, выходить на улицы с лозунгами: «Руки прочь от Байкала и Укока - святынь Евразии!»


10.04.06, anatol

Редакционная политика Управление сайтом
Новый сайт движения! >>>