Новый сайт движения! >>>
ДВИЖЕНИЕ ЗА ВОЗРОЖДЕНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НАУКИ
Начало ?????????? ????? ??????????? ???????? ???????????????? ??????? ???????? ??????? Контакты
12.09.07 ? ???????? ????? ????? ?? ????? ??????
10.09.07 ??????? ??????????. ?????????? ????????????
10.09.07 ???????? ????????. ??????????? ?????? ??????????? ?????????
10.09.07 ?. ???????. ?????? ??????? ???? ????????????? ?????????????
09.09.07 ?.?. ?????????, ?.?. ???????. ?????????? ???????? ????????????
09.09.07 ? ??????????? ???????????: «??????? ???????????...»
09.09.07 ?????? ??????? ???????. ????? ?????????? ?????????
08.09.07 ?.????????. ? ?????? ??????????? ?????? ?? 2020 ????
08.09.07 ????? ???????. ?????????? ? ??????-??????????? ?????? ???????????
08.09.07 ??????: ????????? «??????-????????»
07.09.07 ?????? ???????????. ??????????? ????????… ???.
07.09.07 ???????????? ??? ??????????: ????? ????? ?????????? ?????
07.09.07 ????????? ???? ??? ?????? ?? ????? ???? ????????? ?????? ?????????
06.09.07 ?????????? «?? ????????????? ???????? ? ?????? ? ?????? ?? ???? ??????»
06.09.07 ????????? ?????????? ???????????????? ??????????? ???????? «???» ? ?????????? ?? ?????? ??????? ? ??????? ??. ??? ?? ??? ?????
06.09.07 ????????? ????????? ??????? ???? ?? ?????
05.09.07 ?? ????? ??????? ? ??????????: ???????

Rambler's Top100

Наш сайт является участником Кольца Патриотических Ресурсов
Кольцо Патриотических Ресурсов

наш баннер
???????? ?????. ?????, ?????????? ? ?????. ?????????

Начало статьи В. Бушина см.: Ленин, профессора и психи

Вы смотрите телепередачу "Поединок", где известный телевизионный стервятник выступает под соловьиным именем?

Странное дело, простое русское слово "поединок" не все понимают правильно. Так, А.Солженицын пишет в своём несправедливо забытом прокуратурой "Архипелаге" о зенитном пулемётчике: "Он выдержал поединок с четырьмя немецкими самолётами…". Господь с вами, академик русского языка и литературы! Какой же тут поединок, если один против четырех? Поединок — это когда один на один. Почитайте Курина, что ли…

Но коршун Соловьёв превосходит живого классика: он обычно выставляет шесть человек против одного и тоже называет это поединком! Действительно, ведь, как правило, против человека, стоящего в обсуждаемом вопросе на государственных патриотических позициях, он выставляет демократа-антисоветчика, подбирает четыре секунданта таких же взглядов, которые, естественно, поддерживают демократа, и сам всегда отстаивает ту же точку зрения. Вот вам и шесть против одного. Бесстыдное жульничество, наглый лохотрон под красивой вывеской "Поединок".

Именно так обстояло дело, например, в незабываемом поединке Александра Проханова с депутатом Госдумы Владимиром Медынским. Правда, на сей раз хоть один секундант Бойко, предварительно расхвалив депутата и бросив тень на писателя ("великий знаток казуистики!"), трусливо решился признать исход поединка ничейным. Зато вот что изрекла мадам Кинадзе: "Победитель — Медынский! Сегодня состоялся суд над большевизмом, которого давно ждёт наше общество".

Её ничуть не смутило, что Владислав Шурыгин в ходе поединка напомнил: "Проханов никогда в коммунистической партии не состоял, он просто честный человек и талантливый писатель". Ничуть не смутило мадам, как и Соловьева, конечно, и то, что помянутое "наше общество", как почти всегда оно это делает при "поединках" правды и лжи, своим перевесом в 20 с лишним тысяч голосов помогло Проханову разнести в пух блядоустого депутата. Да, они не смутились ничуть. И следующий "поединок" будет смастачен по той же бесстыдной схеме.

Тот памятный поединок был уж очень характерен для всей возни вокруг Ленина, и есть смысл вспомнить его.

* * *

Тогда шаманство о ликвидации Мавзолея демократы связывали с только что состоявшимся перезахоронением останков генерала Деникина, по милости Буша доставленных из Америки. "Вот, — говорили они, принимая нас за непуганых идиотов, — мы первыми перезахоронили, теперь должны и вы вслед за нами перезахоронить. На этом и примиримся. То-то славно будет! На земле мир, во человецех благоволение!"

Вы только подумайте: они своему кумиру воздали великие почести, а мы свого в ответ на это должны предать позору, и это примирение, это благодать! Ну блин…

Вот тот самый директор Института истории Сахаров со Сванидзой и начали тогда свою беседушку с возвышенных похвал Деникину: "Это был человек, который стоял на позиции цивилизационного пути развития России, для него были нетерпимы антидемократические методы, он делал всё, чтобы идеалы белого движения оставались такими, как их сформулировал Шульгин: мы белые — мы чистые! Такими были идеалы, за которые боролись Корнилов, Деникин, все честные русские офицеры и широкие слои народа. Лучшие люди белого движения боролись за лучшие идеалы, за лучшие цивилизационные пути. Я, как историк, буду делать всё, чтобы вернуть народу дух этих людей — Деникина, Корнилова, Колчака — их большую человеческую честность… Пусть земля будет им пухом!". Это говорил не столь уж давний член КПСС и еще с 60-х годов постоянный автор журнала "Вопросы истории КПСС", громивший антисоветчиков и врагов партии в таких, например, сочинениях, как "Антикоммунистическая фальшивка под видом научного исследования".

Я познакомился с В.В.Шульгиным осенью 1967 года в Гаграх, в Доме творчества Союза писателей. Это был год 50-летия Октябрьской революции, а Василию Витальевичу как раз исполнилось девяносто. Ведь было время, когда в пылу борьбы он признавался: "Пулемётов — вот чего мне хотелось. Ибо я чувствовал, что только язык пулемётов доступен уличной толпе и что только свинец может загнать обратно, в его берлогу, вырвавшегося на свободу страшного зверя". Но теперь Шульгин, отсидевший двенадцать лет во Владимирском централе, говорил нам с Дмитрием Жуковым во время тихих прогулок вдоль моря: "Мы хотели видеть Россию могучей и процветающей. Большевики сделали её такой. Это мирит меня с ними". Вот мудрость, родившаяся в душе изгоя революции, её страдальца и узника. А Ельцин? А эти свистуны, ничего в жизни не видевшие, кроме кабинетов, кафедр да микрофонов? Спустя сто лет, они всё чирикают: "Они были чистые-пречистые, ну, совсем как мы!".

Но вот вам факты их белоснежной чистоты. 7 марта 1917 года генерал Корнилов лично арестовал августейшую супругу со всеми детьми. На другой день в Могилеве генерал Алексеев объявил царю об аресте и сдал его думскому конвою. Попозже в Крыму заместитель Колчака контр-адмирал В.К.Лукин руководил арестом находившихся там великих князей. А ведь эти генералы-адмиралы приносили присягу на верность царю Николаю.

Кстати, в числе арестованных в Крыму оказался и великий князь Александр Михайлович. Он умер в 1933 году в Париже, незадолго до смерти издав там же "Книгу воспоминаний", в 1991 году вышедшую и у нас. Так вот, в этой книге он писал о времени Гражданской войны: "Положение вождей Белого движения стало невозможным. С одной стороны, делая вид, что они не замечают интриг союзников (которые "надеялись одним ударом убить и большевиков и возможность возрождения сильной России"), они призывали к священной войне против Советов, с другой стороны — на страже русских национальных интересов стоял не кто иной, как интернационалист Ленин, который в постоянных выступлениях не щадил сил, чтобы протестовать против раздела Российской империи".

Тут можно лишь уточнить, что дело не только в "выступлениях", а в реальном руководстве Лениным реальной вооруженной борьбой за сохранение единства России. Большевики и мысли не могли допустить, например, об отделении Украины — послали Ворошилова с Буденным, Антонова-Овсеенко и вышибли Скоропадских, Директорию, Раду да ещё и немцев с австрийцами. А нынешние президенты-импотенты пальцем не пошевелили даже для сохранения Крыма или портов на Балтике. А ведь об Эстонии, Латвии и Литве даже Рузвельт на Тегеранской конференции сказал: "У меня лично нет никаких сомнений, что народы этих стран будут голосовать (если после войны встанет этот вопрос) за присоединение к Советскому Союзу".

Но вернемся к вопросу об ангельской белизне белых. Вот что писал в феврале 1920 года в своём знаменитом письме Деникину о его армии и о нём самом не кто-нибудь, а единомышленник и подчиненный генерал Врангель: "Армия, воспитываемая на произволе, грабежах и пьянстве, ведомая Начальником, примером своим развращающим войска, — такая армия не могла создать Россию… Отравленный ядом честолюбия, вкусивший власть, окруженный бессчётными льстецами, Вы уже думали не о спасении Отечества, а лишь о сохранении власти" (ВИЖ №7'90. С.70). Спорьте, златоуст Сахаров, с Врангелем…

Может быть, барон оклеветал Деникина и его Добрармию? Но тогда с чего бы там, где эта армия прошла в 1919-1920 годах, народ называл её Грабьармия? Во-вторых, такую же оценку ей дал позже и Шульгин. А главное, в случае клеветы — а его письмо получило широчайшую известность — Врангель не мог бы стать 4 апреля 1920 года преемником Деникина на посту главнокомандующего Вооруженными Силами Юга России (ВСЮР), как потом не мог бы стать в эмиграции и главнокомандующим "Русской армии", в сентябре 1924 года преобразованной в Русский обще-воинский союз (РОВС), во главе которого барон оставался до своей смерти в апреле 1928 года.

А Деникин? "Он был совестью русской эмиграции!" — верещал Сванидзе. А эта "совесть" в тот памятный апрельский день, сдав дела Врангелю, погрузился с женой и малой дочкой на английский эсминец и укатил в Константинополь, оттуда — в Лондон, из оного — в Брюссель. Там — сразу кинулся к письменному столу писать воспоминания — "Очерки русской смуты". Тр…тр…тр… И в 1921 году первый том уже вышел. А брошенные им боевые товарищи (23 тысячи штыков и 12 тысяч сабель) сражались еще семь с лишним месяцев до их полного разгрома войсками Красной Армии под командованием Михаила Васильевича Фрунзе. 14 ноября 1920 года, увы, пришлось улепётывать тем же морским путём. А у Деникина выходили том за томом. Всего получилось пять томов, 1700 страниц. Надо полагать, благосостояние бедолаги поправилось.

"Чем еще хорош Деникин? — вопросила Сванидза. И сама ответила: "Он был преданным слугой своего народа. Твердо держал линию русского патриотизма. Он ненавидел и Сталина и Гитлера. Он не соблазнился ни на какие посулы нацистов!"

А какие могли быть посулы битому старцу? Кто за ним стоял, кроме супруги и дочери? Сколько у него под рукой было дивизий? Сталина он действительно ненавидел, как ненавидит Сванидза, но так ли уж ненавидел Гитлера, если в первую годовщину прихода его к власти, в январе 1934 года, призвал русскую эмиграцию "включиться в борьбу против большевизма". Включиться — куда? В планы и дела Гитлера, куда же еще!

Именно о таком включении мечтал уже после смерти Врангеля упоминавшийся РОВС, о чем свидетельствует директива №10 от 2 февраля 1937 года его руководителей генералов Миллера и Кусонского. Там говорилось, например: "В настоящее время фашизм со всеми его видоизменениями, обусловленными особенностями данного государства, завоевывает всё больше последователей… Мы, чины Русского общевоинского союза, являемся как бы естественными последовательными фашистами" (ВИФ №11'89. с.45).

Когда началась Вторая мировая война, во главе РОВС стоял уже как раз русский немец генерал фон Лампе, его штаб-квартира теперь находилась в Берлине. 12 сентября 1939 года, когда Германия терзала незадачливую Польшу, русский немец в своём приказе №13 писал: "В такие дни мы все должны быть исключительно лояльны по отношению к давшей нам кров стране. Долг признательности обязывает нас всеми силами отзываться на обращения её представителей к нам, стараясь как и чем можно помочь ей…" (Там же ).

Германия ещё не напала на Советский Союз, а эта керосиновая фон Лампа 21 мая 1941 года писал в обращении к главнокомандующему сухопутными силами вермахта фон Браухичу: "Нет никаких сомнений в том, что последний период борьбы выразится в военном столкновении Германии с союзам советских социалистических республик (Так в тексте,— В.Б.)…Я считаю долгом заявить Вашему Превосходительству, что ставлю себя и возглавляемое мною Объединение русских воинских союзов в распоряжение германского Командования, прося, господин генерал-фельдмаршал, дать возможность принять участие в борьбе" (Там же, с. 46).

5 июля, когда война уже началась, Лампе вновь пишет Браухичу, сообщает, что русские воинские организации в Болгарии и Югославии готовы воевать вместе с немцами. Это обращение было доложено Гитлеру, и ответ Браухича выглядел брезгливо: "В настоящее время чины Объединения не могут быть применены в германской армии" (Там же).

Тогда неутомимый фон-холуй в приказе № 46 от17 августа уговаривает членов Объединения "послужить делу освобождения России" в германской армии хотя бы переводчиками, даже почтальонами (Там же).

Наконец, в одном месте — прорыв. 30 января 1942 года уполномоченный начальника Управления делами русской эмиграции (УДРЭ) в Югославии подполковник К.Ефремов известил все русские организации, что получено разрешение и "организуется Русский охранный корпус для вооруженной борьбы с большевиками, действующий в составе германских вооруженных сил и под германским управлением" (Там же, с. 47).

А вот и оставленное одним белогвардейским наблюдателем свидетельство о делах корпуса в Югославии: "Здесь наши доблестные казаки забаррикадировались вместе с германским гарнизоном и выдержали натиск красных… Наши участвовали в очистке края от коммунистов и очень успешно. Отношение германского начальства таково, что нельзя желать лучшего — во всем идут навстречу. Полная готовность выполнить все наши просьбы и желания" (Там же).

Один книжный человек шибко осерчал на меня за то, что я не стал вместе со Сванидзой нахваливать Деникина, а даже сказал о нём кое-что не ласковое. Я спросил, знает ли он, книжный человек, о письме, с которым, проживая в США, генерал обратился к американскому президенту Трумэну. Было это в июне 1947 года, за несколько месяцев до смерти и потому оказалось как бы его идейным завещанием. Нет, книжный человек ничего об этом письме своего кумира не слышал.

Так вот, в сопроводительной записке говорилось:

"Ваше Превосходительство,

принимая во внимание крайнюю опасность событий, могущих предопределить судьбы народов, прошу Вас уделить внимание моему письму, в котором выражена русская (антисоветская) точка зрения.

Искренне Ваш

А.Деникин,

генерал, главнокомандующий русской армией (1917 -1920)".

Старичок лукавил. Как военный человек, тем более в письме по столь высокому адресу, он должен был обозначить своё звание точно и полностью — какой именно генерал. А он с 1916 года был всего лишь генерал-лейтенантом, потому и напустил стыдливого туманца: "генерал"... Главнокомандующим же русской армии Деникин не был никогда. В 1917 году он несколько недель в апреле-мае занимал пост начальника штаба при Главнокомандующем русской армией генерале от инфантерии М.В.Алексееве. С октября 1918-го до апреля 1920-го да, был главнокомандующим, но вовсе не "русской армией", а Вооруженными силами юга России. Но — извиним старичку его столь понятное лукаство. Это мелочи.

Письмо (оно впервые опубликовано у нас в "Военно-историческом журнале" №4 за 1998 год) довольно пространное — три журнальных страницы, в нем 4 раздела, 14 пунктов и 8 подпунктов. Старичок работал старательно и аккуратно, видна выучка Академии Генштаба. Однако в самом тексте очень мало аккуратности и много странностей.

Так, запугивая Трумэна "коммунистической экспансией", Деникин уверял его: "Сталин идёт по пути большевизации мира. Вопрос только во времени". И с этой целью "советы готовят полчища наёмников. Даже в Уставе Красной Армии имеется пункт, в котором говорится, что "Красная Армия — армия мирового пролетариата, и её цель — борьба за мировую революцию". Первые советские воинские уставы были приняты в 1918-м и 1919-м годах. Но даже в них трудно представить себе подобный пункт хотя бы потому, что армия не может иметь свою собственную политическую цель, она — лишь орудие в руках власти. А уж в уставах предвоенной и военной поры — свидетельствую как очевидец — не говоря о послевоенной, этого и помыслить невозможно.

Однако Деникин тут же приводит конкретные примеры советских "захватов" полчищами наёмников: Азербайджан!.. Видимо, генерал, просто забыл, что это такое и где находится.

Особенно страшила "верного слугу своего народа" возможность обретения его родиной атомного оружия. Он старался внушить такой же страх и Трумэну: "Обладание этим оружием приведёт к немедленному действию СССР. Нападение будет произведено без объявления причины, без предупреждения и даже несмотря на полную капитуляцию перед советскими требованиями".

И это он писал, зная, что именно его родина всего пять лет назад подверглась нападению без объявления причины, без предупреждения, писал именно тому человеку, который сразу, тотчас, как только получил две атомных бомбы, предпринял "немедленные действия" — всего десять месяцев назад отдал приказ безо всякого предупреждения сбросить их на мирных жителей Японии. А родина Деникина, вот уже 57 лет обладая этим оружием, ни разу не применила его.

И вот, движимый страхом перед социалистической родиной, генерал взывал к могучей Америке: "нельзя ждать, пока грянет буря". И, считая Трумэна оппортунистом, настаивал на том, что "необходимо прекратить нынешнюю оппортунистическую политику в отношении Советов", "необходимо немедленно предпринять шаги" против СССР, "немедленно принять самые эффективные меры"… Какая спешка, что за суетливость на краю могилы!

Что же предлагал Деникин? Прежде всего, учесть опыт военных лет — как союзников, так и немцев. Например, вот "одна из величайших ошибок Англии": "С помощью своих ответственных деятелей, прессы и радио Англия постоянно восхваляла Сталина, советский режим, советские достижения и т.д. Таким образом, к общему несчастью были укреплены просоветские симпатии".

Старичок опять трусовато лукавил. Он прекрасно знал, что тогда не только в Англии, но и в Америке, и во всём мире восхваляли и Сталина, и Красную Армию, и советский народ, и особенно — такое "советское достижение" как разгром фашизма. Теперь он предлагал устранить симпатии к его родине.

А ошибки Гитлера? Генерал не сомневался, что война против СССР готовится и вот-вот начнётся, что тогда действительно и было. И он поучал, остерегал, советовал: "Необходимо, чтобы антибольшевистская коалиция не повторила основной ошибки Гитлера, которая привела к поражению Германии. Во всех своих фазах борьба должна вестись не против России, но исключительно против большевизма" (курсив здесь и дальше — генеральский. — В. Б.).

Но как это сделать-то? Ведь и мы в 1941 году хотели бы воевать только против нацизма, но, увы, пришлось воевать против всего немецкого народа, ибо он в массе своей поддерживал нацизм и был его орудием. А главное, если мы, как об этом еще в 1942 году объявил Сталин, были за сохранение Германского государства, то Черчилль настаивал на его расчленении, и ему не удалось это только из-за советского сопротивления. Но в 1991 году Сталина не было, и уже некому оказалось встать на защиту целостности даже родной страны. Дожив до 75 лет, имея большой военный и жизненный опыт, Деникин так и не понял, что для Запада нетерпима любая Россия — хоть княжеская, хоть царская, хоть капиталистическая, хоть коммунистическая.

"Если случится так, что война будет вестись против России с целью расчленения, — продолжал Деникин наставлять врага родины,— то русский народ снова воспримет войну как борьбу за защиту Отечества. Самое главное — не забыть уроки недавней войны". Тогда, мол, только из-за глупости Гитлера народ решил, что надо защищать родину.

Советует учесть еще и такой урок: "Пока война велась под знаменем интернационализма, результаты в виде бесславной финской кампании и катастрофы Красной Армии на пути к Москве, были налицо. Но когда война превратилась в смертельную борьбу за защиту Отечества, результатом было поражение Германии".

Всё было не так. Во-первых, в финской кампании были ошибки и неудачи, как они бывают во всякой войне, но она вовсе не оказалась бесславной: Красная Армия добилась всех поставленных целей, финны перед угрозой захвата их столицы запросили мира и приехали в Москву, чтобы подписать его на наших условиях. Может, армия, в которой служил Деникин, добилась того же в 1905 году от японцев, или в 1917-м — от немцев, или в 1920-м — от советской власти? Во-вторых, ни финская кампания, ни Великая Отечественная не велись "под знаменем интернационализма", хотя, конечно, Красная Армия и по составу и по духе была интернациональной. Финская война велась под знаменем обеспечения безопасности Родины в лице, прежде всего Ленинграда. Отечественная — под знаменем спасения Родины и уничтожения фашизма. В-третьих. "катастрофа Красной Армии на пути к Москве" обернулась разгромом немцев у её стен вовсе не из-за того, что 5 декабря 1941 года Сталин спрятал лозунг интернационализма и вытащил лозунг патриотизма.

Самое важное в конце письма: "История свидетельствует о невозможности покорения или порабощения России…Интервенция Запада кончится так же, как все предыдущие вторжения: польское, шведское, наполеоновское и, наконец, гитлеровское". Верный слуга русского народа даже на краю могилы не посмел напомнить американскому президенту о крахе вторжения 1918-1922 годов, в котором вместе с французами, англичанами, японцами и кое-кем еще принимали активнейшее участие и американцы.

Что же делать при такой безнадёге? Вот суть письма, вот главное наставление врагу родины: "Наиболее желательным для России и наиболее выгодным для мира способом урегулирования кризиса (так слуга народа называет факт существования своей могучей независимой Родины,— В. Б.) был бы внутренний переворот в СССР".

Вот оно что! Какое единство с известным планом Даллеса… А как приступить к перевороту? Деникин за четверть века эмиграции и это обдумал. Начинать, говорит, следует со Сталина, который создал и "поощрил собственный культ", вот его и надо разрушить. Оказывается, не Хрущёв, а Деникин первый-то борец против "культа личности". Но какое трогательное единение между белым генералом, директором ЦРУ и первым коммунистом, и в каком ясном свете предстаёт теперь свинорылая фигура этого коммуниста.

"Падение главной опоры большевистской иерархии (авторитета Сталина), — продолжал Деникин,— приведёт к разрушению и гибели всей структуры". Что дальше? А вот: "Государственный переворот в России приведёт к фундаментальным переменам в режиме, а не к одним лишь персональным перестановкам". Генерал опять же стесняется сказать прямо: произойдёт реставрация капитализма, что мы и видим ныне.

Я и сказал книжному человеку: "Вы довольны тем, что сейчас в стране?" Он ответил: "Это позор! Проклятье! Что они натворили с нашей родиной!" — "Да, сказал я,— позор и проклятье, но ведь всё произошло по рецепту вашего кумира: Россию победили путём внутреннего переворота. А начали его с "борьбы против культа личности Сталина", потом перешли к поношению Ленина, и уж после этого явился Абрамович с 18 миллиардами долларов за пазухой, украденных у народа с помощью борцов против Ленина-Сталина и обожателей Корнилова и Деникина".

Дело не в том, конечно, что Ельцин и Буш, Чубайс и Жириновский действовали именно по письму Деникина или плану Даллеса. Они о них и не знали. Вся суть в том, что враги России хорошо понимали и понимают значение Ленина и Сталина, их образов, роль коммунистической партии в сбережении и единстве России. Потому и продолжают свои осатанелые атаки.

http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/06/651/51.html


12.05.06, anatol

Редакционная политика Управление сайтом
Новый сайт движения! >>>