Новый сайт движения! >>>
ДВИЖЕНИЕ ЗА ВОЗРОЖДЕНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НАУКИ
Начало ?????????? ????? ??????????? ???????? ???????????????? ??????? ???????? ??????? Контакты
12.09.07 ? ???????? ????? ????? ?? ????? ??????
10.09.07 ??????? ??????????. ?????????? ????????????
10.09.07 ???????? ????????. ??????????? ?????? ??????????? ?????????
10.09.07 ?. ???????. ?????? ??????? ???? ????????????? ?????????????
09.09.07 ?.?. ?????????, ?.?. ???????. ?????????? ???????? ????????????
09.09.07 ? ??????????? ???????????: «??????? ???????????...»
09.09.07 ?????? ??????? ???????. ????? ?????????? ?????????
08.09.07 ?.????????. ? ?????? ??????????? ?????? ?? 2020 ????
08.09.07 ????? ???????. ?????????? ? ??????-??????????? ?????? ???????????
08.09.07 ??????: ????????? «??????-????????»
07.09.07 ?????? ???????????. ??????????? ????????… ???.
07.09.07 ???????????? ??? ??????????: ????? ????? ?????????? ?????
07.09.07 ????????? ???? ??? ?????? ?? ????? ???? ????????? ?????? ?????????
06.09.07 ?????????? «?? ????????????? ???????? ? ?????? ? ?????? ?? ???? ??????»
06.09.07 ????????? ?????????? ???????????????? ??????????? ???????? «???» ? ?????????? ?? ?????? ??????? ? ??????? ??. ??? ?? ??? ?????
06.09.07 ????????? ????????? ??????? ???? ?? ?????
05.09.07 ?? ????? ??????? ? ??????????: ???????

Rambler's Top100

Наш сайт является участником Кольца Патриотических Ресурсов
Кольцо Патриотических Ресурсов

наш баннер
?. ??????????. ???????? ???? ??????

ОПУС ПЕРВЫЙ. ДЕМОКРАТИЯ.

Объединяющий заголовок этого сборника опусов многие люди могут счесть парадоксальным. «Как? Демократия – такое сиятельное слово, такая сиятельная мечта, мы так к ней стремились! - возмутится правоверный и верноподданный демократ. – Больше демократии – больше социализма! Это просто плохие люди, вроде Горбачева и Ельцина нас обманули. Они не демократы, надо вернуть этому слову его настоящее значение! И сразу все станет вокруг голубым и зеленым. И розовым».

Вера в заклинание «демократия!» так велика, что по отношению к разным гайдарастам и какадамам несколько вроде бы охолонившиеся, но все же еще восторженные, его приверженцы берут его в кавычки или прибавляют к нему довесок «так называемая». А зря. В антиутопической химере, стране Демороссии установилась самая настоящая демократия безо всяких кавычек. Она такая, она всегда была такая. И «у них» тоже. Об этом говорит вся российская и западная литература 19-20 веков, даже та, которая ее защищает. Вдумайтесь. Не вдумываются. А для удобства и читать перестали. Демократия - это власть набитых награбленным кошельков. Демократия - это коррупция. Демократия – это власть всесильного доллара. И «у них» тоже. Только «у них» все это квалифицированно спрятано их демократическими законами.

* * *

Бюрократия состоит из наемных служителей, аристократия - из идолов, демократия - из идолопоклонников. Бернард Шоу.

Этот один из самых острых умов мира считал, что только два человека понимают, что такое коммунизм - Сталин и он. И из этой его сентенции следует, что адептам демократии чужда русская свобода духа, свобода общины и личности в ней и свойственное русской общине единство мысли и разномыслия.

Демократия – способ правления в странах капитализма, способ защиты капиталистической эксплуатации и собственности посредством одурачивания.

Когда появился капитализм, его носителям, чтобы отнять власть у аристократии и самодержавия, которые с ними ничем, особенно властью, делиться не хотели, понадобилось одурачивание. И они приватизировали, то есть украли у рабовладельцев термин демократия, объявив, что слово демос обозначает народ. И тем привлекли народ на свою сторону. Демократ врет всегда.

Демократия – это одурачивание, и началась капиталистическая демократия с подмены содержания термина демос.

В рабовладельческой Греции демосом были граждане, которые имели право голоса на городских собраниях. В него не входили женщины, ремесленники, крестьяне, даже военные, не говоря уже о рабах, свободу у которых отняли военной или экономической силой. Даже Эзоп, несмотря на весь его ум, не относился к демосу, он был рабом, вещью. Демосом были только сущие и потенциальные рабовладельцы, процентов 5 населения (как в Демороссии), те, у кого были деньги. Деньги, доллар! - это начало и конец, это суть демократии, И тогда, и сейчас.

* * *

Демократия как начало антигосударственное не имеет ни смысла, ни оправдания; она есть охлократия. И.А.Ильин.

Это понимали всегда (но не в Демороссии). И появлялись уточняющие термины: социал-демократия (то есть, общественная демократия или демократия всего общества – тавтология в общем-то) или «Страны народной (!) демократии». Те, кто их придумывал, прекрасно понимали, что термин «демократия» никакого отношения к народу не имеет.

* * *

Спекуляция… не имеет ничего общего с бизнесом - она означает более или менее пристойный вид воровства, не поддающегося искоренению посредством законодательства. Генри Форд старший.

Демократия – это власть грабителей. Сейчас вся Москва обвешана плакатами, прославляющими Сороса, который в 1992 году «заработал» четверть миллиарда долларов. Но он не сделал ни грана чего-то полезного людям, он просто обворовал их в особо крупных размерах, чем вызвал восхищение всех демократов.

Демократия – это вывеска капиталистического агитпункта, в котором немцовы и айдары призывают одураченное население «Айда в капитализм!» и объясняют ему, будто оно при нем что-то стоит.

В зависимости от обстоятельств, демократические власти, то записывают в демос какие-то слои населения (например, женщин), то выписывают их оттуда (например, русских в Прибалтике). Главное, чтобы этот обновленный демос был управляем и послушен, дружно ходил на выборы (главный признак демократии) и голосовал за тех, кого ему укажут, или помалкивает, когда голосуют вместо него. «А я вообще не ходила голосовать!» - это уже почти Жанна Д’Арк. Хотел было сказать, Зоя Космодемьянская, но новоявленные демократы вряд это имя ли знают. Впрочем, имя Жанны Д’Арк, скорее всего, тоже.

Если какая-то часть населения начинает понимать, кто и как ее дурачит, ее из демократии выключают – вводят избирательный барьер, запрещают партии и закрывают доступ к массовой информации с помощью самой демократической цензуры в мире – доллара. Как в Демороссии, где демократическая власть грабителей и взяточников по указанию Чубайса и под руководством Путина превысила все пределы наглости.

Кому бублик, кому дырка от бублика,

Это и есть демократическая республика.

Прежде это точное определение демократии знал каждый школьник, протягивавший пятак школьной буфетчице. Не случайно демократы теперь старательно вымарывают имя поэта, написавшего эти строки, отовсюду. Впрочем, как и имена других русских и советских поэтов и писателей, включая Пушкина.

Идеал демократии – акционерная компания. Например, у нефтяной компании «Тёк ойл да весь вытек» всего 200001 акция. У одного акционера их 100001, у всех остальных – 100000. Как вы думаете, какие решения принимает эта компания, в которой действует идеально демократическое голосование: 1 акция – 1 голос?

Одну восторженная демократка очень переживает: «Какое слово испортили!» Никто его не портил. Она сама придумала для себя нечто с таким названием и огорчается, что все не так. И говорит, что теперь в политику не лезет, а занята только науками и внуками.

- Но при демократии твои внуки запросто могут попасть в руки развратников и наркоманов или в телепередачу «За стеклом».

- Что ж. Значит, судьба.

Капитуляция и рабская покорность. А недавно бегала на все митинги демократов. Русским людям, независимо от их национальности, демократия чужда. Русский способ правления – народовластие.

- Где был?

- В шопе.

- И что тебе там надо?

Из трамвайного разговора.

ОПУС ВТОРОЙ. ДЕМОРОССИЯ

Демократия есть одурачивание народа при помощи народа, ради блага народа. Оскар Уайльд.

Демороссия (демонизированная Россия) – виртуальная химера, край обалделых демозавров, имеющая с Россией общую историю. Различаются они как модель и оригинал. Она началась с массового предательства, провокаций, кровавых боен и расстрелов на стадионе «Красная Пресня», а превратилась в страну тотальной алчности, тотального грабежа, тотальной вражды и заказных убийств. И тотального СТРАХА.

Пронзительный символ Демороссии – огромная бронзовая фигура со сменной головой, судорожно вцепившаяся в штурвал корабля с зарифленными парусами.

Десять лет этой химерой правил злобный алкаш - и ничего, награды за это получает. Милейший Павел Иванович! В Демороссии на выборах столько мертвых душ! Предательство в ней считается доблестью, доблесть – позором, гвардия сменила честь на колпаки палачей, а люди существуют по формуле «Укради или умри». «Совесть страны» в ней - стукач и фигляр, «косящий» подо Льва Толстого. Социально она находится между феодализмом и рабовладением, и удивляет мир самоунижением и самоистязаниями, безнаказанностью преступлений и умилением жертв, сердобольно жалеющих громил, не знающих, что делать с добычей. Продовольственные и квартирные проблемы в ней решаются уничтожением «лишнего» населения с темпом в пять-шесть Хиросим в год.

* * *

И когда живое покинуло поле великой битвы, над ним закружились призраки. Это была пестрая круговерть тления, предательства, противоестественных пороков, которыми слабые восполняют природные немощи мысли и тела… Все это, ночное, таяло при свете дня, не оставляя ни следа, ни тени. Леонид Леонов.

Это огромное поле чернобылья, где косою смерти всему чистому, светлому, живому собирают свою мрачную жатву преступления и корысть. Буйные ядовитые всходы алчности, продажности и разврата, обильно политые кровью, перекашивают лица людей, отравляют их чувства, желания, мозг, убивают их совесть, доброту, саму душу. Их лица становятся масками, мертвенными личинами нищеты одних и неправедного богатства других. Лишь два желания на них - золота и низменных наслаждений. "Вертеться надо, вертеться!" – подгоняет их демон зла, называя это свободой выбора, и они послушно вертятся все быстрей в этом шабаше наркоманов, все более себя уродуя, чтобы стать такими, как им велят, и уже не замечают разлива окружающей их мерзости. Низменная жизнь круто кипит, бурлит ядовитыми парами, и ни одно живое чувство уже не освещает серых затасканных равнодушных лиц людей, напрочь забывших то, что недавно волновало и возвышало их. Они издеваются над славой предков и быстро забывают предательство друзей и смерть близких. Они насмерть дерутся за возможность заработать и легко теряют добытое. Они легко возбуждаются, и прыщеватый юнец кричит старику: "Давай, выйдем!", и тот, потеряв достоинство возраста, идет - и также быстро гаснут. Мутный поток несет их, и любовь стала вожделением, ненависть - холуйством, а самой близкой родней – стодолларовый билет. Здесь никто не лишний, и никто не нужен, здесь разучились ненавидеть и любить, здесь смешались подлецы и дураки, воры, плуты и сбитые с толку, одураченные и выброшенные за порог жизни. Здесь восхищаются грабителями, казнокрадами, убийцами, церковными ханжами, которые правят страной, и закрывают глаза не лавину болезней, еще вчера, казалось, забытых, и беспричинную гибель близких. Здесь можно одновременно быть своим среди бандитов и среди тех, кто мнит себя честным, но, если ты вдруг исчез, о тебе никто не вспомнит. И в этом краю бесчестья и разврата, бесчувствия и подлости царит отвратительный трехголовый змей-сатана, собирающий грязную и кровавую мзду, Предательство-Спекуляция-Грабеж. Ему поклоняются, его славят, ему служат, его обожествляют. На него работает и крутится, глухо стеная, безжалостная машина людских судеб, страна Демороссия.

Грязный, сырой и мрачный ее подвал забит тружениками – рабочими и крестьянами, инженерами и учеными. Добывая себе хлеб, они изнуряют себя непосильным трудом и вгоняют в него свою семью, истощают себя и ее физически, умственно и нравственно. Им сулили богатство, но не платят даже заработанного. А то, что им повезло получить, отбирают изощренной инфляцией, махинациями и прямым грабежом. Они страдают и голодают, клянут жизнь и выбиваются из сил. Их отдых – телевизор с порнухой и чернухой, разгул, грязь, пьяные драки, разбитые лица и болезни от плохой еды и сивухи. Рожденные быть прекрасными и счастливыми, радоваться жизни и приносить радость другим, они стали рабами обстоятельств, которые не в силах побороть, а то и просто подневольными и не только в Чечне. Им негде искать помощь и защиту, и, карабкаясь вверх, они падают все ниже, обращаясь в нищих, проституток, шпану и «мясную подливку» к вареву, замешиваемому в зеркальных офисах. Они просят подаяние и роются в мусорных ящиках, их будущее – тюрьма, где сейчас их много больше, чем в пресловутых «сталинских» лагерях, а условия жизни там много хуже. И из них, а, тем более, из тех, кто обращает их пот и кровь в золото и роскошь, уже не выйдут сыны отечества, защита чести и достоинства страны, воплощение доблести, любви, доброты и душевной красоты. Вместо них создаются вооруженные до зубов полки ОМОН-макутов «для подавления террористов», которыми могут назначить кого угодно. И все меньше надежды, что страна сохранит свое национальное самосознание и волю вернуть себе будущее, где труд и творчество объединятся ради мира и счастья всех.

Сон разума порождает чудовищ. Франсиско Гойя.

Чуть выше - мелкие лавочники и чиновники, челноки и наемные торгаши, ничего не создающие великие труженики и мелкие мошенники, не видящие своей низости. Среди них много законченных подлецов, мелких взяточников и охранников полуприличных контор, и им никак не удается взобраться выше. Они деятельны и суетливы, что-то замышляют, скупают, продают, загружают и разгружают, изо всего извлекают выгоду, и всюду подворовывают. Они всучивают людям одежду и обувь, сшитую для покойников, колбасу, в которой мясо только на ярком фальшивом ярлыке, детям они подсовывают насыщенную убийственной химией газировку, жвачку и леденцы, табачную и алкогольную отраву. И пиво. Они всюду таскают тяжеленные бэги и понуро сносят оскорбления. Истязая свои тело и душу, они иссыхают, пожираемые несбыточными страстями, и гибнут в бешеной гонке за наживой и от пуль конкурентов. У них дикие от спешки глаза, а купленная нечеловеческими усилиями неделя загула в Анталии имеет цену здоровья и спокойствия прошлых и будущих лет. В отличие от трудящихся, не доживающих даже до пенсии, они упорно цепляются за жизнь с помощью недоступных другим лекарств и становятся жалкими слабоумными существами с истасканными лицами, тусклыми взглядами и общим опущенным видом. Их цель - послать за границу и вытолкнуть в следующий этаж этого ада всеобщей гонки за наживой свое чадо.

Круг третий этого ада, еще не нашедшего своего Данте – бизнес. Там собрались сливки и слив общества, там мельтешат дельцы и юристы, бандиты и банкиры, крупные спекулянты и биржевики – авторитеты преступности и бюрократии, неотличимые друг от друга. Тлетворность физического и нравственного разложения там самая насыщенная. Там все начеку в любой момент ограбить соседа и пристрелить конкурента. Нет такого порока, каким бы они не были одержимы, и пьянство среди них – самый безобидный. Там вмиг сожрут любого, но прежде его деньги. Там сажают в тюрьмы честь и совесть и оправдывают грабителей и убийц. Там «творческий» охлос, джаковы и дуриковы, мерзахаровы, кабздоны и бесолашвили, «озвучивает» осанну власти и долларам убийц и подлецов. И весь этот шабаш вурдалаков пребывает в омерзении от порока других и постоянной готовности окунуться в него самим.

Там клянутся в верности и дружбе врагам и изменяют друзьям. Там создают законы, но их не выполняют, там - пиршество воронья на остывающих трупах. Там твердят о высоких чувствах и взрывают конкурентов на кладбищах в дни поминовения. Дельцы и наемные убийцы назначают там цену живым, нотариусы - мертвым, а судьи - совести и закону. Там без конца говорят, но понятия заменены терминами, мысли - словами, чувства - фразами, души - пустотой. В той зловонной яме мужчины перестают быть сыновьями, отцами, мужьями и даже любовниками. Жены там - утварь, дети - обуза, а все остальные - быдло. Наряды, меха, украшения женщин – лишь яркая упаковка для повышения продажной цены. Участники этого шабаша не знают, что делать с награбленным, а потому много едят и пьют, играют в азартные игры, курят и не спят ночами, тучнеют, багровеют, поражаются инсультами и инфарктами.

Яблинские, какадамы и немцовы под пустословием прячут там свое холуйство перед Западом, от избытка скудоумия сами себя разоблачая. Они живут как на пересадочной станции с оплаченным предательством билетом в один конец в край «золотого миллиарда», где, якобы, и начнется их настоящая жизнь, но стремление урвать побольше держит их и держит. Осознав свою пустоту, они испытывают мучительный удар по самолюбию и начинают все критиковать, сбиваясь и перебивая друг друга и самих себя из-за непрерывного внутреннего спора со своим прошлым. Они доказывают и доказывают, что они самые талантливые и честные, самые лучшие, самые-самые, хотя никто с ними не спорит, поскольку все давно ясно. Тщеславие гонит их изо всех сил ползти вверх, где их полная пустота становится видна всем. От одного прикосновения к этой клоаке ни у кого душа и тело не могут остаться чистыми.

В центре этого теплого зловонного болота обитает стая хищных и тупых рептилий, люто ненавидящих всех. Они восхваляют гениальность друг друга и всегда готовы уничтожить каждого. Порой оттуда вылетают загаженные куски трупов, а путь туда пропитан преступлениями и кровью. Там у каждого кейс с компроматом на других – убийствах и грабежах, вероломстве и обмане, а в самом любимом углу - фото и ролики о мерзком разврате. Изощренное предательство - их всепоглощающая страсть, заказное убийство – средство, а их безрассудство еще выше, чем разнузданность и слабоумие.

Там нет привязанности и любви, там безразличны ко всему, даже к своей судьбе. Там всюду царит доллар. Там нет мыслей, не нужны знания, убеждения, остроумие, их суррогат там готовят услужливые лакеи, которые, чтобы уцелеть, держатся в тени и самоунижении, но исподтишка издеваются и над этой «элитой», и над одураченными ею. Тем нет умного слова, живой мысли – одна пустота. Пустая суета, пустые удовольствия, пустая жизнь, скука, нищета души, сердца и мозга, усталость от бесконечных «праздников» и мрачных пьянок. И... СТРАХ. Что раскусят, пристрелят, сбросят. И на этих безжизненных масках всесильного бессилия нет ни проблеска жизни, только отблески золота.

Десять лет там царила жуткая фигура, раздувшаяся от беспредельных славословий и беспробудного пьянства, марионетка, мнившая себя всемогущим святым и изображавшая снайпера, охотящегося на таких же мерзких бандитов, как и он сам. По царящим здесь нравам ТВ выставляло на всеобщее отвращение его искаженное злобой и страхом лицо, отражавшее, несмотря на уловки гримеров, мерзость и пороки этой позолоченной зловонной клоаки, знаменем которой он был. И его холуйство перед «семеркой», заглядывание им в лица: «Это все Я, это все МОЕ, это МОИ холопы играют на виолончелях, разве я уже почти не такой же, как вы?» И брезгливое презрение на лицах тех. Его напор и агрессия создавали иллюзию, что он знает что-то, о чем еще не пора говорить. Но вот он всего достиг, и все увидели пустоту старого червивого ореха.

Его сменило еще большее ничтожество, холуйствующее перед всеми, кто говорит не по-русски. ТВ постоянно выставляет на обозрение его беседы с «руководителями» страны, которые ничем не руководят, и ни за что не отвечают и заняты лишь неуемным обогащением. И его пустые глаза. И позу, показывающую, что все это ему ничуть не нужно и скучно. Оно натужно жует слова, в которых нет мысли, и изображает «человека из органов», но откуда его выгнали за профнепригодность. Но оживляется в турпоездках за границу, где порой надевает ермолку, чтобы сорвать аплодисменты.

Как шабесгой подобострастно посещает пропагандистские центры мондиализма - синагоги. Специалист по обрезаниям – ритуальным, бюджета, льгот. Периодически ходит в сортир и что-то там мочит. Его портреты достойно украшают магазины «Тысяча мелочей» и кабинеты чиновников.

Обтянутый кожей череп со свободными от проблеска ума глазницами и тягучие жеваные слова - странная ассоциация с образом белого генерала из экранизации пьесы Булгакова «Бег». Но там трагедия ложной позиции патриота, падающего все ниже в своих страшных преступлениях, а тут сознательное разрушение собственной страны.

Как и предшественник, он раб и тиран одновременно по внутреннему призванию.

* * *

Сотой доли их, этих экспериментов, хватило бы любому народу, чтобы в течение суток снести такой режим с лица земли вместе со всеми силовыми структурами и сворой обслуживающих его интеллектуальных шавок. Владимир Максимов.

Создав Демороссию, США избежали кризиса. Они установили границы своих штатов на Дальнем Востоке и в Сибири и каждому придумали флаг, а их демороссийские холуи теперь перекраивают их согласно этой нарезке. Но романтика Дикого Запада, пожалуй, уже прошла, и у Демороссии другая участь. Ее непрерывно показывает демороссийское ТВ: непрерывно жующее, чавкающее, хрюкающее, тупо мычащее стадо, не подбирающее слюни с раззявленных идиотскими улыбками лиц. Этот образ настолько отвратителен, что она изо всех сил старается походить… на Советскую Россию с капиталистическим лицом. И вышла одна гнусь: героические и трагические страницы великой эпохи сменил еврейский анекдот в исполнении Жванецкого. Роль беззаветных и энергичных романтиков большевиков (последние годы внесем в скобки) пыжится играть компашка шойгаков во главе с неудачливым главным жандармом Медведевым-Гризли, именуемая в простонародье педросами (партия «Едим Россию») и озабоченная лишь поиском административной ренты, то есть взяток. А китель генералиссимуса по ночам примеряет невзрачная личность, путаясь в нем и исчезая. Pardonnez moi, анекдотет-с, господа.

ОПУС ТРЕТИЙ. ДЕМОКРАТЫ И ДЕМОЗАВРЫ.

Демократы – это, по Полибию, извращение нормальных людей, прислуга олигархов. Они обладают шизофреническим (schizo – расщепление, fren – ум, мысль – греч) мышлением и повышенным хватательным инстинктом, отчего считают себя вправе править страной. Прежде эти физические, умственные и моральные дегенераты, которых достойно представляют Айдар, Треф и Чу-бес. С их неуемным влечением к корытцу с икрой, все они настырно перли в фарцовку и «идеологию» и из-за нашего неразумного благодушия хорошо там устраивались. Это русские люди разных национальностей поступают работать, а лица демократической национальности всегда где-нибудь устраиваются, лишь бы ничего не делать. И, чтобы не пропасть поодиночке, эти демократы сбились в стаи и, взявшись за руки с криминальной экономикой, демагогией и ими же созданными трудностями быта обрушили народовластие, тут же вернув станции метро "Кировская" ее историческое название. Как и Ленинграду, поскольку для сериала «Менты» позарез понадобился термин «криминальный Петербург».

Люто ненавидя высший взлет Русской идеи – Советскую власть, они как махровые рыночные спекулянты за доллар ее продали и предали. А потому жутко ненавидят КГБ, по глупости этого не скрывая. И просят США и НАТО: «Заплатите!» Но те платят только за новые предательства, и они уже готовы сдать Калининград, Курилы и все, что только можно. Как бы они ни рядились, скрыть своей русофобии не могут. Либерал Айдар и «националист» Жиризопский, намекающий на свою близость фашизму, трескуче «боролись» друг с другом, пока не составили тандем, чтобы дальше ехать вместе. Тем не менее, демократы постоянно объясняют всем, что такое коммунизм, поскольку, де, «у них» он не такой. Чтобы прослыть «диссидентами» и обелить свою мерзкую суть, они превозносят «предательства» Гумилевых, Зощенко, Ахматовой, не зная ни их творчества, ни гражданской позиции. По своей природе они – продукт жизнедеятельности общества. Их удельный вес в обществе прямо пропорционален скорости его деградации.

Демократ врет всегда, даже когда молчит. Такова его природа, правда ему, что рыбе - космос. Демократия - это частная (то есть отчужденная, украденная) собственность, и защитить ее может только ложь. Может, демократ иногда и не хочет врать, но никак не может. Утром проснется: «И зачем это я постоянно вру? Все, больше не буду!» Но, попил кофе со сливками, и опять за свое.

Переделку людей в демократов начал Хрущев. А после Чернобыльской катастрофы скорость возникновения этих мутантов, путантов и путан резко возросла. Когда их масса превысила критическую, возникла Демороссия. Но, если все они вдруг уедут на свою «историческую» родину, где им и место, у химерической антиутопии Демороссия появится шанс вернуть себе прежний гордый и величественный лик.

Дегенералы – эксклюзивные демозавры в лампасах и фуражке с высокой тульей. Именно в так в военные времена дети рисовали гитлеровцев. Главная цель их жизни - с помощью дармовых денег, дармовых солдат и армейских стройматериалов строить себе дачи. Как и у их главнокомандующего, только у его дач вид покруче.

Демократические губернаторы – энтузиасты-строители из числа демозавров. В восторженном холуйском порыве в зависимости от вкуса главного резидента они стоят теннисные корты и горнолыжные трассы. Чему готовы жертвовать время, средства и даже свои жизни, не говоря о чужих.

* * *

На дурака не нужен нож, Ему с три короба наврешь, И делай с ним, что хошь. Лиса Алиса.

Кто же они такие, это демозавры?

На острове Комодо до сих пор живут динозавры-вараны. Величиной они много меньше своих предков, но их мясо туземцы едят. Промысел на них прост. На дерево на некоторой высоте подвешивают приманку. Разные хищники, пробегая мимо, прыгнут за ней раз-другой и бегут прочь, а динозавр прыгает, пока не убьется. Охотникам остается только оттащить их за хвост на разделку. Так и демозавры. Всё с «радикальными демократическими реформами» ясно, а они все прыгают. Демозавры, по Полибию, – извращение демократов, то есть двойное извращение нормальных людей. Наиболее упертым из них, вроде академиков уровня Сахарова, Панченко и Лихачева, понятие народовластия просто не по уму, те, возможно, и вправду считали, что демократия – это нечто сиятельное.

Демозавры - не продукт рельцинизма, при нем это сниккерснутое и физически, умственно, морально и нравственно дегенеративное извращение, вроде Айдара, лишь бурно размножилось. При людоедке Эллочке (возможно, ее фамилия была Памфилова, а Щукина – псевдоним) их числом можно было пренебречь, но с победой демократии возникли уже целые стада айдарастов и шойгаков. Потом этот зоопарк пополнили медведи и козлы, и они уже все вместе дружно путировали в педросов, путантов и путан.

* * *

Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать. Салтыков-Щедрин.

Демозавры беззаветно любят капитализм с пиночетовским лицом, а, глядя в телеэкран, виртуально живут в аристократических особняках с антиквариатом и краснодеревой мебелью. Реальную жизнь в них в роли слуг они исключают как несущественную. Как и демократы, они клинические холуи, паразиты, русофобы и предатели (убеждений, присяги, клятв, друзей, народа), но возможности у них не те. Не находя, что бы еще предать и продать, они часто спиваются, это – наиболее доступный им вид демократии. Они хотят, чтобы все было, «как у них», в крайнем случае «как до революции». Если на конторе написано «БАНКЪ» или «трактиръ», - берегитесь, там - демозавръ. Это он в банке СБС-АГРО вместо «Ъ» в слове «ВКЛАДЪ» при пресловутом «дефолте» показал всем смачную фигу. А один пожилой демозавръ с другой стороны прилавка на моих глазах стучал по нему кулаком и со слезой выкрикивал: «Три месяца назад здесь лежали мои три тысячи долларов. Вы обязались отдать мне их по первому моему требованию. Отдайте же!» Он забыл, что это – демократия, которой он так добивался. Возможно, что и на вопрос, для чего у него голова, он отвечает: «Я ей ем», а потому продолжает голосовать за демократов и путантов.

Демозавры с 3-ей Мещанской. После Октябрьской революции люди хотели побыстрее переустроить мир. Им (и не их в том вина) казалось, что, назвав З ахлюпанский тупикъ проспектом Маркса, они сразу все изменят. Потом так себя стала увековечивать партбюрократия. Это были уже не те, кто не смог стать грамотным, а троечники лучшей в мире системы образования. В Демороссии их эстафету приняли двоечники-демозавры и, душераздирающе крича о своей образованности, кинулись бечь в обратную сторону.

Демократию демозавры видят вне себя, но для себя, тупо твердя: «Раньше нас обманывали коммунисты, теперь – демократы». Что означает, прежде эти убежденные халявщики ждали хрущевского халявного коммунизьма, а теперь вопрошают: «А что мне эти коммунисты дали?» Они страстно ждут новой халявы и живут на сдаче в аренду полученных от Советской власти квартир, поскольку советские пенсии демократы у них отобрали. Как и медицину. И образование, которое теперь из их детей выделывает полуграмотных демозавров-рабов. И, используя демократическое «право выбора», «выбирают» свободу помереть без лекарств.

* * *

Нет ничего подлее разрешенной храбрости. Карл Маркс. Демократические журналисты - наиболее тупые или наиболее подлые демозавры. Главное, что они умеют делать, это - «остроумно» калечить русский язык. С этим они, двоечники со школы, справляются легко. Поскольку все же научились читать с ноут-бука. Монотонно, скороговоркой, но с заграничным акцентом.

При демократии подлость оплачивается (рыночные отношения!, а на подлость есть хороший спрос), и они смело «обличают» Советскую власть и коммунизм и славят Безальтернативного, вожделенно поглядывая на то место, где по их разумению у него спрятан кошелек. А на своих недавних кумиров, какадам и яблинских после их провала тут же плюнули. Среди них есть и профессионалы высочайшего класса – Поцнер, Вонидзе, но – эти уже … по другому ведомству.

Олигархи. О, нет! В демократическом обществе это - не демозавры, это – тончайшая прослойка наиболее алчных лиц демократической национальности, за годы демократии уворовавших у народа более триллиона долларов и силой денег держащих над ним же власть. Посредством массового одурачивания и наемных ОМОН-макутов они превращают его в тупое стадо, составили послушный парламент из послушных чиновников на содержании, назначили лицо, именующее себя президентом, и теперь в избытке удовлетворяют свои не ограниченные законом и моралью низменные чувства и желания, скупая на отобранные у народа деньги виллы и особняки на Лазурном берегу и в центре Лондона, яхты с противоспутниковой и противолодочной защитой, футбольные клубы и разную мелочевку их бриллиантов. Одна из их главных задач – создание «профессиональной», то есть наемной армии. Цель наемника – деньги, поэтому он никогда не будет защищать Родину и народ от внешних врагов, ведь там и убить могут, и прости-прощай те денежки, за которыми они в эти «профессионалы» пришли. Другое дело «враг внутренний» - безоружный угнетенный народ на демонстрациях протеста против олигархической эксплуатации, их немедленно объявляют экстремистами, загоняют в гетто, огороженные импортными металлоискателями для поиска патриотических листовок и ОМОН-макутами с собаками, как в гитлеровских концлагерях, а, при случае, знакомят с назначением демократизаторов, введенных г-ном Гробачевым в самом начале борьбы за демократию.

Главная цель олигархов - мондиалистский Miр на манер Хазарского каганата. Березопские и худорковские среди них вовсе не страдальцы. Просто они забыли главное правило воровского общака, именуемого «Стабилизационный фонд»: «Делиться надо!», и им на это указали. Но они исправятся.

ОПУС ЧЕТВЕРТЫЙ. STRATEGY OF FAST DEATH

Уничтожение науки властями Демороссии вызвало кухонный протест господ ученых. И они уже готовы одобрительно постоять на обочинах во время народных демонстраций. То ли дело пятнадцать лет назад, когда в научных институтах неделями шли митинги в поддержку «светлого капиталистического будущего». Не случаен и отзыв на одном сайте в адрес ученых: «Так вам и надо!»

Однако наука - обязательная социальная компонента процветающего общества, и господа ученые пишут обращения к г-ну Путину и старательно объяснять ему, что он поступает нехорошо. Впрочем, то же делают и другие социальные группы населения относительно своих бед. Все они почему-то думают, что Путин и его окружение не понимают происходящего, но стоит, де, им пожалостливее все обсказать, они тут же прослезятся и все станут делать хорошо. Напрасно, господа. Всё там «наверху» прекрасно знают, и все происходящее в стране – выполнение тщательно разработанной стратегии.

В последнее время уже мало кого удивляет приложение понятия «Стратегия» не только к полям боевых сражений, но и к предприятиям разного назначения: промышленным, торговым, медицинским, образовательным и другим. И, конечно, к обществу и государству.

По отношению к будущему стран и народов у их правящих кругов эти стратегии определены силами, которые поставили их у власти. И совсем не важно, находятся эти стратегии в генеральных письменных документах, помещенных в красные папки, которые, как показывают нам примитивные американские кинобоевики, выкрадывают лихие супермены, или содержатся в гениальных головах этих руководителей или их хозяев.

Стратегия – это схема методов и средств достижения поставленных целей на пути продвижения к заявленному будущему. И реальная жизнь, а не бесконечные обещания, которыми непрерывно угощает Россию гражданин Путин, адекватно показывает, какой стратегии придерживаются власти.

Национальная идея - наиболее общая стратегия определения и установления путей и методов выживания, сохранения и развития народов или совокупностей народов обычно в рамках определенных государств или их союзов. Это относится и к Русской идее, которая веками существует как имманентное мировоззрение приверженных ей народов, живущих в пределах прежней Российской империи, а некоторых и вне нее. Насколько стратегия властей отвечает интересам этих народов, дает анализ их реальной политики. Для этого эти стратегии удобно свести к небольшому числу базовых.

Правители, имеющие целью благосостояние своих стран и народов, придерживаются "Strategy of prosperity" (стратегии процветания), подчиняя ей все стороны жизни общества. Включая науку, которой создаются все условия для ее выполнения. Так делали все русские князья, цари и императоры, исключая последнего. И все советские генсеки, исключая последнего, которого западный капитал до сих пор славит за уничтожение его мощного конкурента. Ее исповедуют Китай, Куба, Белоруссия, Венесуэла, Боливия и ряд других успешно развивающихся стран. Ведущие капиталистические страны преследуют их за это, но сами тоже придерживаются ее относительно собственного развития посредством жестокой эксплуатации и грабежа «третьего мира», в который они загнали и Демороссию. И, конечно, ничего похожего нет в политике демороссийских властей. И не только в отношении науки, но и во всех других сторонах жизни общества.

Страны, видящие смысл благосостояния только в обогащении правящей буржуазии, придерживаются стратегии собственного устойчивого развития. Она тоже звучит неплохо: "Strategy of long life" («Стратегия долгой жизни»). Согласно принципу капитализма «все против всех», политика ее выполнения обращена на максимизацию прибыли любыми средствами, включая узакониваемые преступные и военный диктат странам-конкурентам, которым остается много менее респектабельная.

«Strategy of survive» («Стратегия выживания»). Она малоперспективна, и естественным ее развитием будет разве что «Strategy of long death» («Стратегия медленной смерти»).

Может быть, какой-то из двух последних в не очень понятных текущих интересах Демороссии придерживаются и ее власти? Ведь гласное отсутствие стратегии говорит лишь об умолчании о ней тех, кто ее проводит. А она, как и ее цели, есть. Об этом говорят последовательность и настойчивость, с которой проводятся «радикальные реформы».

Нет. Эти две стратегии, несмотря на их убогость, вынужденно проводят экономически или политически слабые страны, которые надеются, что со временем обстановка изменится, и они смогут перейти к более эффективным стратегиям.

Нынешние же демократические власти проводят «Strategy of fast death» («Стратегию быстрой смерти») страны в интересах тех, кто заинтересован в условиях быстро надвигающегося мирового ресурсного кризиса в «Strategy of prosperity» или хотя бы "Strategy of long life" для Золотого миллиарда стран Запада. А, может быть, и Бриллиантового миллиона лиц демократической национальности из Мирового правительства.

В Демороссии им не нужна генеральная стратегия в виде Русской национальной, а, точнее, цивилизационной идеи. А, если они и говорят о ней, то подсовывают суррогат, завернутый в «патриотическую» упаковку с яркими ярлыками «удвоение ВВП», «укрепление демократии», «борьба с международным терроризмом», «левый поворот» и прочие, прикрывающие «Strategy of fast death».

В этом им усиленно помогают демократическая пресса и телевидение и «творческая» интеллигенция, издающие клеветоны и клеветнические «художественные» фильмы о Советской власти, которая последовательно Русской идее придерживалась. Сколько уж лет прошло со времен расстрела народовластия, пора бы властям показать, насколько их стрельба ради установления капитализма улучшила жизнь не только лиц демократической национальности, но кроме собственной дурно пахнущей душонки на телепередаче г-на Швидкера они ничего показать не могут. Но власти хорошо это оплачивают, а кроме денег швидкеров ничего не интересует.

Так что зря вы, господа ученые, считаете, что Демороссия придерживается "Strategy of prosperity", но из соображений секретности держит ее в суперсейфе, периодически намекая на исключительный взлет в некотором будущем. Демократ врет всегда.

Май 2006 года


13.05.06, anatol

Редакционная политика Управление сайтом
Новый сайт движения! >>>