Новый сайт движения! >>>
ДВИЖЕНИЕ ЗА ВОЗРОЖДЕНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НАУКИ
Начало ?????????? ????? ??????????? ???????? ???????????????? ??????? ???????? ??????? Контакты
12.09.07 ? ???????? ????? ????? ?? ????? ??????
10.09.07 ??????? ??????????. ?????????? ????????????
10.09.07 ???????? ????????. ??????????? ?????? ??????????? ?????????
10.09.07 ?. ???????. ?????? ??????? ???? ????????????? ?????????????
09.09.07 ?.?. ?????????, ?.?. ???????. ?????????? ???????? ????????????
09.09.07 ? ??????????? ???????????: «??????? ???????????...»
09.09.07 ?????? ??????? ???????. ????? ?????????? ?????????
08.09.07 ?.????????. ? ?????? ??????????? ?????? ?? 2020 ????
08.09.07 ????? ???????. ?????????? ? ??????-??????????? ?????? ???????????
08.09.07 ??????: ????????? «??????-????????»
07.09.07 ?????? ???????????. ??????????? ????????… ???.
07.09.07 ???????????? ??? ??????????: ????? ????? ?????????? ?????
07.09.07 ????????? ???? ??? ?????? ?? ????? ???? ????????? ?????? ?????????
06.09.07 ?????????? «?? ????????????? ???????? ? ?????? ? ?????? ?? ???? ??????»
06.09.07 ????????? ?????????? ???????????????? ??????????? ???????? «???» ? ?????????? ?? ?????? ??????? ? ??????? ??. ??? ?? ??? ?????
06.09.07 ????????? ????????? ??????? ???? ?? ?????
05.09.07 ?? ????? ??????? ? ??????????: ???????

Rambler's Top100

Наш сайт является участником Кольца Патриотических Ресурсов
Кольцо Патриотических Ресурсов

наш баннер
?????? ?????????? ?????: ?????? ? ???? ?????? ?? ????. ?. 2

Продолжаем знакомить читателей с научным обзором Галины Ивановны Хохловой, который сделан по материалам научных публикаций последних лет. См. также: начало обзора - его Часть 1

________________________________________________________________________________

СОВРЕМЕННАЯ СИТУАЦИЯ В РОССИЙСКОЙ НАУКЕ

В настоящее время Россия не имеет научной стратегии и политики. Наука оказалась не у дел. Важнейший ресурс развития общества не используется и деградирует. В последние 15 лет последовательно уничтожалась прикладная наука, развитие которой и определяет новые источники развития экономики.

Практически остановленными оказались военные разработки – в течение многих лет российская армия не имела возможности закупать уже созданную военную технику. Упало влияние науки на общество в целом и на образование в частности. Тиражи научно-популярных изданий упали в сотни раз.

В большой степени растрачен кадровый потенциал, возник острый дефицит молодежи в науке.

Наука оказалась невостребована. Общество не использует её результатов, не понимает её смысла и значения.

Главная проблема нынешней российской науки – она не работает на Россию, всё более превращаясь в "вещь в себе и для себя", в своеобразную "научную секту". Решение проблем российской науки на нынешнем этапе лежит вне науки.

Многочисленные попытки "модернизировать" и "реформировать" российское образование привели к значительному снижению его уровня. При этом и результаты исследований, и мнение научного сообщества систематически игнорировалось. Сейчас поставлен вопрос о ликвидации всей вузовской науки. В стране происходит образовательная катастрофа. Научное мировоззрение подменяется предрассудками, суевериями, религиозными догмами. В этой критической ситуации и научное сообщество в целом, и отдельные научные организации оказались расколоты и дезорганизованы.

В начале 90-х годов была развалена прикладная наука. Кроме того практически нет крупных организаций, способных организовать необходимый объём опытно-конструкторских разработок и вывод продукции на рынок.

Научное сообщество в настоящее время расколото, разобщено, не способно к осознанию своих целей и защите своих интересов. В таком состоянии оно не может ни решить задач, связанных с выводом России из тупика, ни сохранить себя.

Научное сообщество разбито на "прикладников" и "фундаментальщиков", на "естественников" и "гуманитариев", на "столицу" и "провинцию". Корпус исследователей – часть общества, подверженная всем его болезням. И его поразили атомизация, утрата перспективы, коррупция, мафиозность. Многие из нас столкнулись с вымогательством, воровством, келейным принятием решений. Отдельные группы исследователей всё чаще становятся игрушкой в руках политиков. Очень часто "черное" в нынешнем научном сообществе называют "белым". Это путь в никуда.

Деградирующая российская наука, которая борется за выживание, сейчас "не замечает" многих ключевых направлений мировой науки. Они не развиваются, не обсуждаются, что таит в себе будущие угрозы и серьёзные проблемы для страны. Необходимо констатировать, что политика в отношении науки, проводившаяся в России последние 15 лет, поставила под угрозу развитие стратегически важных направлений науки и высоких технологий.

- фактически уничтожены крупные научные центры, в первую очередь в прикладной науке, обеспечивавшие конкурентоспособность российской оборонки, ресурсную безопасность страны, создание новых лекарств, удобрений и т.д.;

- объем финансирования (и зарплата, и, особенно, затраты на научное оборудование) в научных организациях всех форм собственности уменьшился, по разным оценкам, в 5-15 раз, деградация основных фондов и приборного оборудования достигла запредельного уровня;

- практически полностью разрушена система управления отраслевой наукой;

- в науке наступил тяжелый кадровый кризис, когда при абсолютном сокращении числа исследователей происходит их быстрое старение и ухудшение качественного состава, разрушается преемственность поколений, средний возраст исследователей достиг в настоящее время 49 лет (в 80-е г.г.-40лет), причем средний возраст кандидатов наук превысил 53г., а докторов наук - 61 год.

По официальным данным число исследователей уменьшилось более чем в 2.5 раза (реально существенно больше). Сокращение кадров в науке обусловлено уходом ученых в «ненаучную» деятельность (бизнес, банковская деятельность, управление, мелкая торговля), «утечкой мозгов» и естественной убылью без необходимого восполнения.

«Утечка мозгов» затрагивает, в основном, специальности в области высоких технологий: математике, физике, материаловедении, химии, биохимии и т.д. За годы «реформ» разрушена система подготовки научных кадров. Разорвана цепочка отбора способной молодежи - «школа-ВУЗ-аспирантура-докторантура», практически перекрыт источник пополнения ведущих ВУЗов трудолюбивыми и талантливыми студентами из села, малых и средних городов, который давал большинство выдающихся ученых и конструкторов в СССР.

Одной из важнейших причин кадрового кризиса науки является беспрецедентное падение общественного статуса ученых, на протяжении всей российской истории составлявших наиболее престижный и уважаемый слой общества. Унизительное материальное положение, в которое поставлены даже маститые ученые, и современная российская массовая культура формирующая в сознании граждан устойчивую ассоциацию «ученый-социальный аутсайдер» («нищий», «нахлебник», «если ты такой умный, то почему ты такой бедный») привели к тому, что по данным социологических опросов профессия ученого среди молодежи в современной России является одной из наименее престижных.

После распада СССР и резкого изменения функций государства российская наука стала терять свои позиции в мире, ослабло ее влияние на развитие экономики страны. Предельно низкий уровень оплаты труда ученых, в сравнении с доходами других социальных групп, не имеет аналогов в мире и является национальным позором.

Наиболее невосполнимым является кадровый потенциал, забота о котором была заменена принципом «выживай, кто может». Современные требования к профессионализму ученых остаются вне заботы управленческой элиты в науке. Прежние стандарты снижены, в том числе в диссертационном слое науки. Мы перешли к ценностям научного прагматизма, саморазрушительно отстраняясь от ценностей сути дела и истинности в познании, не могущими быть прагматизируемыми. Экономическое и научно-познавательное не различено и абсурдно совмещено, ссылаясь на сложившиеся стереотипы западной науки.

Практически отечественную науку поворачивают, наивно и осознанно, на обеспечение нужд «внешней» практики, развития стран-лидеров экономического и политического противоборства в мире. Критерии стратегического типа не рассматриваются как общезначимые основания управления большими системами, а термин «стратегическое» снижено до ряда поверхностных определений. Нет даже заинтересованности в разработке науки о стратегическом управлении, а имеющийся философский и методологический потенциал оттеснен на периферию мыслительной, аналитической практики.

Логические техники перехода от высшей теории к конкретным технологиям не используются и не вносятся в трансляционный процесс, в образование. Тем самым, лишается основы замысел восстановления государственного планирования, прогнозирования в новых условиях. Неудивительно, что у нас нет прогнозов долговременного типа. А без них нельзя оформить и заказ на науку. За последние десятилетия все высшие ориентиры и результаты критериальных разработок для науки, для построения системы воспроизводства кадров оттеснены за счет прагматизации критериальной базы деятельности в науке. Поэтому в науку входят, в лучшем случае, умелые технологи и многознающие, а не слуги истины, подчиненные ценности проникновения в суть вещей. Такое смещение стимулировано управленческим комплексом вне и внутри науки и это с неизбежностью ведет к смене приоритетов, к девальвации самого образа ученого. В научной сфере в максимальной степени появляется культурно - цивилизационная катастрофа образования.

Ситуация в нашей стране с введением рыночных и финансовых механизмов совершенно отлична от механизмов, действовавших при советской власти, поэтому реформы науки неизбежны. Должны быть предложены новые организационно-управленческие механизмы, которые помогут, решая проблемы науки, обеспечить максимально эффективное участие науки в решении проблем, возникающих в нашем обществе. В конце сороковых, начале пятидесятых годов развернулась идеологическая кампания, направленная против ученых высшей квалификации, работавших на самых перспективных направлениях науки. Основные операции этой кампании ( мичуринская биология, физический идеализм, кибернетика, теория резонанса, павловское учение ) развивались по единой стандартной схеме (см. /5,6/):

1. Определялось общее направление удара, исходя из важности конкретной области науки и нанесения максимального ущерба. 2. Устанавливалось знамя в виде крупного русского ученого прошлого ( Мичурин, Бутлеров, Павлов, Сеченов и т.д. ).

3. Выбирался современный продолжатель учения (мичуринского, павловского, и т.д.). Это был или фанатик типа Т.Д. Лысенко, или глава научной школы типа Быкова, способные сражаться против «скверны» идеализма и фидеизма. Их работы трактовались как образец развития соответствующего учения (Мичурина и т.п.) и претворения в действие марксизма-ленинизма.

Устанавливались «трубадуры империализма» из числа крупнейших ученых Запада или прошлого ( Мендель, Вейсман, Вирхов и т.п. ), или современников. В последнем случае это были крупнейшие ученые, по возможности друзья СССР ( Эйнштейн, Бор, Бернал и др. ).

И, наконец, обозначалась конкретная цель — ведущие советские ученые, по которым должен быть нанесен удар с организационными последствиями. Существовала и общая для всех операций методология, которую можно охарактеризовать тремя пунктами.

Доказывается, что из трудов критикуемого автора вытекает, что внешний мир не материален ( идеален, дуален ) и ( или ) непознаваем.

Выискивается противоречие одному или всем четырем законам диалектики. Естественно, что под столь общие положения, в принципе, можно подогнать что угодно.

Показывается, что автор не учитывает качественных особенностей различных форм движения.

С помощью этой методики можно было обвинять во всех грехах любого ученого. В качестве приправы добавлялись фразы о происках империалистов, величии марксизма, значимости деяний русских ученых прошлого. Фактически же решалась задача подрыва возможностей научных исследований (а значит и новых технологий) и торможения развития страны.

Вся эта кампания встретила решительный отпор со стороны научной общественности. Большую роль в организации отпора идеологам сыграли выдающиеся ученые нашей страны: И.Е. Тамм, М.А. Марков, В.А. Фок, М.А. Леонтович. В последующие годы после снятия идеологического пресса развитие естественных наук шло быстрыми темпами.

После известных беловежских соглашений, распада СССР на 15 отдельных государств и образования на развалинах страны «независимой России» обозначился второй этап ликвидации науки (вторая попытка после отмеченных выше событий пятидесятых годов). Теперь она осуществлялась под лозунгами демократии и либерализма. В отличие от пятидесятых годов, эта операция достигла своей цели. Постепенно происходило сведение научных работников до положения наиболее низко оплачиваемой категории. По объему вкладываемых в науку средств Россия откатилась далеко назад, даже по сравнению с относительно бедными странами. Например, по объему выделяемых на науку средств Мексика в три раза обогнала Россию. Уровень вложений в науку ниже, чем в США в 25 раз. Такого пренебрежения и презрения к науке не знает современная история.

На рубеже 2002-2003 годов было предпринято новое наступление на науку. Развернулась кампания по форсированному свертыванию научно-технического потенциала страны. Исполнителем этого заказа стала Правительственная комиссия по оптимизации бюджетных расходов (сокращенно КОБРа). В результате отпора научной общественности в то время проект уничтожения науки в России оказался нереализованным.

Но это была только временная остановка. В конце 2004 года снова развертывается кампания по уничтожению науки в России. Во главе ее встало руководство Министерства образования и науки во главе с министром А,А, Фурсенко и его заместителем А.Г. Свинаренко. Их план по «реформированию» науки и образования подготовлялся в тайне и стал полной неожиданностью для научного сообщества. По существу этот план включал в себя сокращение числа научных организаций, сокращение научных работников, разрушение преемственности исследований, падение уровня образования. Он частично опубликован в «Концепции участия РФ в управлении имущественными комплексами государственных научных организаций». Одновременно с финансированием лженаучных исследований, проводится сокращение выделения средств на подлинные научные разработки. Они не получают нужного финансирования. Более того, даже законные минимальные средства приходят с большой задержкой. В результате для сотрудников ряда научных учреждений объявленное повышение зарплаты в 2005 году оказалось фикцией. Люди, чтобы не ставить свои институты в тяжелое материальное положение, добровольно (принудительно) вынуждены переходить на неполную рабочую неделю. А в это время работники Минобрнауки, в частности А. Свинаренко, а также Е. Ясин по свидетельству «Новой газеты» получают по гранту буквально фантастические для рядового профессора суммы.

В масштабах страны происходит постепенная поляризация сил по вопросу о положении науки и пути, по которому она должна идти. С одной стороны выступают функционеры Министерства образования и науки, с другой подавляющее большинство ученых Российской Академии наук и отраслевых институтов.

Движущими силами проводимого «реформирования» многие считают алчность, стремление к бесконтрольной наживе, возможность поставить под свой контроль имущество, принадлежащее институтам РАН, отраслевым научным учреждениям. Ведь здания РАН, расположенные в центральной части города, удобно использовать для устройства казино, офисов, размещения руководства фирм, администрации и т.п.

Хотя первый этап реформы наука России прошла с гораздо меньшими потерями, чем можно было ожидать, гласно декларированные цели реформы не были достигнуты. Произошло лишь съеживание и деградация научного потенциала. Такой результат ожидался, поскольку были предупреждения об ошибочности прогноза результата экономических изменений в стране, сделанного в 1991 – 1992 гг., а следовательно, и выработанной на его основе стратегии первого этапа реформы в науке. Прогноз вытекал из неолиберальной доктрины, в то время как система национальной науки складывается не на основе доктрин, а исторически. В 1990 – 1991 гг. в управленческой верхушке господствовало мнение, что смена политической системы и приватизация приведут к формированию гражданского общества, которое примет от государства многие из его функций. И одним из первых шагов станет превращение науки государственной в науку гражданского общества. Эти расчеты подкреплялись высокой активностью самого научного сообщества как одной из движущих сил реформы. Исходя из этого, главной стратегией управления наукой в 1992 – 1996 гг. стало невмешательство в процессы самоорганизации (разгосударствление).

Доктрина реформы, исходящая из идеи «разгосударствления» и передачи главных сфер деятельности под стихийный контроль рынка, в отношении науки и техники оказалась несостоятельной. Ни отечественный, ни иностранный капитал в России не смогли заменить государство как главный источник средств и главного «заказчика» НИОКР. Огромная по масштабам и сложнейшая по структуре научно-техническая система России, созданная за 300 лет державным государством, была оставлена почти без средств и без социальной поддержки.

Затраты на науку в РФ к 1998 г. снизились минимум в 5 раз по сравнению с 1991 г., а численность работников вдвое. С учетом безотлагательности финансирования «неделимых» составляющих научной инфраструктуры (здания, энергия, коммунальные услуги) затраты на собственно продуктивную исследовательскую работу сократились примерно в 10 раз. Еще больше снизились расходы на обновление наиболее динамичной части основных средств – приборов и оборудования. Если в середине 1980-х гг. на покупку оборудования расходовалось 11-12% ассигнований на науку, то в 1996 г. – 2,7%. Таким образом, расходы на оборудование сократились в 20-25 раз. Коэффициент обновления основных фондов в отрасли «Наука и научное обслуживание» в 1998 г. составил лишь 1,7% по сравнению с 10,5% в 1991 г. План государственных инвестиций на строительство объектов науки не был выполнен ни разу. В проекте бюджета 2000 г. на эти цели выделено в 2 раза меньше средств, чем в 1999 г., и в 4 раза меньше, чем в 1997 г.

Ни разу не была выполнена 4%-ная «норма» выделения средств из государственного бюджета, заданная Федеральным законом «О науке и государственной научно-технической политике». В 2000 г., согласно оценкам, объем бюджетных расходов на науку составил 0,28% ВВП и 1,8% расходной части бюджета. В 2001 г. доля затрат на исследования и разработки составила 1,16% ВВП, а бюджетные ассигнования на гражданскую науку – 1,67% расходной части федерального бюджета. Предполагалось, что сокращение государственного финансирования науки с одновременной приватизацией финансовой и промышленной сфер создаст и побудительные мотивы, и возможности для «передачи» науки от государства частному капиталу с привлечением иностранных инвестиций. Эти ожидания не оправдались. Иностранные инвестиции в сферу НИОКР в России привлечь не удалось.

В 1995 г. 99,99% всей собственности на основные средства НИОКР составляла российская собственность. Более того, в сферу НИОКР не удалось привлечь существенных инвестиций и отечественного капитала – частная собственность на основные средства составила лишь 1,54%, а смешанная – 14%.

Иначе, нежели ожидалось, пошел и процесс самоорганизации в науке. Предполагалось, что при экономических трудностях возникнет стихийно действующий механизм конкуренции, и наука сбросит «кадровый балласт». Это должно было бы привести к омоложению и повышению качественных характеристик кадрового потенциала. На деле произошло совершенно обратное: из научных организаций и учреждений были «выдавлены» более молодые и энергичные кадры – те, кто мог «устроиться». В результате значительно ухудшились демографические и квалификационные показатели исследовательского персонала отечественной науки. Особенно сильный урон понесло наиболее дееспособное кадровое ядро науки – корпус кандидатов наук.

Не произошло и структурной перестройки. Предполагалось, что конкуренция сохранит и укрепит лишь те направления, в которых отечественные ученые работают «на мировом уровне». Таким образом, фронт работ резко сузится, и за счет высвобожденных средств можно будет финансировать реформу в науке. Результат был иным. Произошло сокращение потенциала практически всех ведущихся в стране научных направлений и «спорообразование» организаций и учреждений. Число организаций, ведущих НИОКР, не сократилось (4,6 тыс. в 1990 г. и 4,1 тыс. в 1996 г.). Не произошло и принципиального перераспределения ресурсов между научными направлениями и областями.

Продолжается деградация научного сообщества России, которая уже сегодня достигла опасного уровня. Произошла атомизация и фрагментация сообщества с утратой им системной целостности. Ликвидированы или бездействуют многие социальные механизмы, которые связывали людей и коллективы в единую ткань в масштабе страны.

Наука России со своим особым типом научного мышления и стилем работы пока смогла пережить кризис. Она сильно сократилась в масштабах, но сохранила структурные ячейки на большинстве направлений – в виде пусть недееспособных, но способных к выживанию «спор». При выходе из кризиса «споры» будут оживлены. Система советской науки в основном разрушена, но ее ресурсы еще не ликвидированы и могут быть собраны в новые структуры – более компактные и мобильные.


24.07.06, anatol

Редакционная политика Управление сайтом
Новый сайт движения! >>>