Новый сайт движения! >>>
ДВИЖЕНИЕ ЗА ВОЗРОЖДЕНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НАУКИ
Начало ?????????? ????? ??????????? ???????? ???????????????? ??????? ???????? ??????? Контакты
12.09.07 ? ???????? ????? ????? ?? ????? ??????
10.09.07 ??????? ??????????. ?????????? ????????????
10.09.07 ???????? ????????. ??????????? ?????? ??????????? ?????????
10.09.07 ?. ???????. ?????? ??????? ???? ????????????? ?????????????
09.09.07 ?.?. ?????????, ?.?. ???????. ?????????? ???????? ????????????
09.09.07 ? ??????????? ???????????: «??????? ???????????...»
09.09.07 ?????? ??????? ???????. ????? ?????????? ?????????
08.09.07 ?.????????. ? ?????? ??????????? ?????? ?? 2020 ????
08.09.07 ????? ???????. ?????????? ? ??????-??????????? ?????? ???????????
08.09.07 ??????: ????????? «??????-????????»
07.09.07 ?????? ???????????. ??????????? ????????… ???.
07.09.07 ???????????? ??? ??????????: ????? ????? ?????????? ?????
07.09.07 ????????? ???? ??? ?????? ?? ????? ???? ????????? ?????? ?????????
06.09.07 ?????????? «?? ????????????? ???????? ? ?????? ? ?????? ?? ???? ??????»
06.09.07 ????????? ?????????? ???????????????? ??????????? ???????? «???» ? ?????????? ?? ?????? ??????? ? ??????? ??. ??? ?? ??? ?????
06.09.07 ????????? ????????? ??????? ???? ?? ?????
05.09.07 ?? ????? ??????? ? ??????????: ???????

Rambler's Top100

Наш сайт является участником Кольца Патриотических Ресурсов
Кольцо Патриотических Ресурсов

наш баннер
???????? ???????? ???????. ????? ???????????? ? ?????????? ???????????

Об авторе: Владимир Игоревич Арнольд - академик РАН, президент Московского математического общества 1996 года, в 1995-1998 гг. вице-президент, сей- час - член исполкома Международного математического союза, почетный член Лондонского математического общества, иностранный член Парижской АН, член Американского философского общества, Американской академии искусств и наук, Лондонского королевского общества, Accademia dei Lin- cei в Риме, почетный доктор университетов Пьера и Мари Кюри (Париж), Варвика (Ковентри), Утрехта, Болоньи, Торонто, Complutense (Мадрид). Лауреат премии Московского математического общества (1958), Ленинской премии - вместе со своим учителем, знаменитым российским математиком, академиком А.Н. Колмогоровым (1965), Крафоордской шведской Королевской АН (1982), Лобачевского РАН (1992), Харвиевской премии Техниона (1994), Вольфа (2001), Американского института физики (2001) - премии Д.Хайнемана по математической физике. Международный астрономический союз назвал его именем планету "Владарнольдо". В настоящее время - председатель попечительского совета Московского независимого универси- тета, главный научный сотрудник Математического института им. В.А. Стеклова РАН и профессор университета Париж-Дофин.

________________________________________________________________

Торжество обскурантизма

Моему Учителю Андрею Николаевичу Колмогорову посвящаю

"Не тронь мои круги" - сказал Архимед убивавшему его римскому солдату.

Эта пророческая фраза вспомнилась мне в Государственной Думе, когда председательствовавший на заседании Комитета по образованию (22 октяб- ря 2002 года) прервал меня словами: "У нас не Академия наук, где можно отстаивать истины, а Государственная Дума, где всё основано на том, что у разных людей по разным вопросам разные мнения". Мнение, которое я отстаивал, состояло в том, что трижды семь - двадцать один, и что обучение наших детей как таблице умножения, так и сложению однозначных чисел и даже дробей - государственна необходимость.

Я упомянул о недавнем введении в штате Калифорния (по инициативе нобелевского лауреата, специалиста по трансурановой физике Глена Сиборга) нового требова- ния к поступающим в университеты школьникам: нужно уметь самостоятель- но делить число 111 на 3 (без компьютера). Слушатели в Думе, видимо, разделить не смогли, а потому не поняли ни меня, ни Сиборга: в "Известиях" при доброжелательном изложении моей фразы число "сто одиннадцать" заменили на "одиннадцать" (от чего вопрос становится гораздо более трудным, так как одиннадцать на три не делится).

С торжеством обскурантизма я столкнулся, прочитав в "Независимой газе- те" прославляющую вновь построенные под Москвой пирамиды статью "Рет- рограды и шарлатаны", где Российская Академия Наук объявлялась собра- нием тормозящих развитие наук ретроградов (напрасно пытающихся всё объяснять своими "законами природы"). Должен сказать, что я, видимо, тоже ретроград, так как всё ещё верю в законы природы и считаю, что Земля вертится вокруг своей оси и вокруг Солнца, и что младшим школь- никам нужно продолжать объяснять, почему зимой холодно, а летом тепло, не позволяя уровню нашего школьного образования опускаться ниже дости- гавшегося в церковно-приходских школах до революции (а именно к подоб- ному снижению уровн образования стремятся, ссылаясь на действительно низкий американский школьный уровень, наши нынешние реформаторы).

Американские коллеги объяснили мне, что низкий уровень общей культуры и школьного образования в их стране - сознательное достижение ради эко- номических целей. Дело в том, что, начитавшись книг, образованный че- ловек становится худшим покупателем: он меньше покупает и стиральных машин, и автомобилей, начинает предпочитать им Моцарта или Ван Гога, Шекспира или теоремы. От этого страдает экономика общества потребления и, прежде всего, доходы хозяев жизни - вот они и стремятся не допус- тить культурности и образованности (которые, вдобавок, мешают им мани- пулировать населением, как лишённым интеллекта стадом).

Столкнувшись с антинаучной пропагандой и в России, я решил посмотреть на пирамиду, построенную недавно километрах в двадцати от моего дома, и поехал туда на велосипеде через вековые сосновые леса междуречья Истры и Моск- вы-реки. Здесь мне встретилась трудность: хотя Пётр Великий и запретил вырубать леса ближе двухсот вёрст от Москвы, на моём пути недавно ого- родили и изуродовали несколько лучших квадратных километров соснового бора (как мне объяснили местные деревенские жители, это сделал "из- вестный [всем, кроме меня! - В. А.] бандит Пашка"). А ведь ещё лет двадцать назад, когда я добирал на этой застроенной теперь просеке ведро малины, меня обошло, сделав полукруг метров десяти радиусом, це- лое стадо шедших по просеке кабанов. Подобные застройки идут сейчас всюду. Недалеко от моего дома в своё время население не допустило (ис- пользуя даже телевизионные протесты) застройку леса монгольскими и другими чиновниками. Но с тех пор положение изменилось: бывшие раньше правительственно-партийными посёлки захватывают у всех на глазах новые квадратные километры древнего леса, и никто уже и не протестует (в средневековой Англии "огораживания" вызывали восстания!). Правда, в соседнем со мной селе Солослове против застройки леса пытался возра- жать один член сельсовета. И тогда среди бела дня приехала машина с вооружёнными бандитами, которые его прямо в деревне, дома и застрели- ли. И застройка в результате состоялась.

В другой соседней деревне, Дарьине, новой застройке особняками под- верглось целое поле. Отношение народа к этим событиям ясно из имени, которое они в деревне дали этому застроенному полю (имени, к сожале- нию, ещё не отражённому на картах): "воровское поле".

Новые автомобилизированные жители этого поля превратили в свою проти- воположность ведущее от нас на станцию Перхушково шоссе. Автобусы по нему за последние годы почти перестали ходить. Вначале новые жите- ли-автомобилисты собирали на конечной станции деньги для водителя ав- тобуса, чтобы он объявлял автобус "неисправным" и пассажиры платили бы частникам. По этому шоссе носятся теперь с огромной скоростью (и по чужой, часто, полосе) автомобили новых жителей "поля". И я, идя на станцию за пять вёрст пешком, рискую быть сшибленным, подобно моим многочисленным предшественникам-пешеходам, места гибели которых были ещё недавно отмечены на обочинах венками. Электрички, впрочем, теперь тоже порой не останавливаются на предусмотренных расписанием станциях.

Прежде милиция пыталась измерять скорость убийц-автомобилистов и пре- пятствовать им, но после того, как измерявший скорость радаром милици- онер был застрелен охранником проезжавшего, останавливать автомобили никто больше не решается. Время от времени я нахожу прямо на шоссе стреляные гильзы, но в кого здесь стреляли - не ясно. Что же касается венков над местами гибели пешеходов, то все их недавно заменили объяв- лениями "Свалка мусора запрещена", повешенными на тех же деревьях, где прежде были венки с именами сваленных.

По старинной тропе от Аксиньина до Чеснокова, используя гати, проло- женные ещё Екатериной II, я добрался до пирамиды и увидел внутри неё "стеллажи для зарядки бутылок и других объектов оккультной интеллекту- альной энергией". Инструкция в несколько квадратных метров величиной перечисляла пользу от несколькочасового пребывания предмета или боль- ного гепатитом А или В в пирамиде (в газете я читал, что кто-то даже отправил за народные деньги многокилограммовый груз "заряженных" пира- мидой камней на космическую станцию). Но составители этой инструкции проявили и неожиданную для меня чест- ность: они написали, что толпиться в очереди к стеллажам внутри пира- миды не стоит, так как "в десятках метров от пирамиды, снаружи, эффект будет таким же". Это, я думаю, - совершенная правда.

Так что, как настоящий "ретроград", я считаю всё это пирамидальное предприятие вредной антинаучной рекламой магазина по продаже "объектов для заряжания". Но обскурантизм шёл вслед за научными достижениями всегда, начиная с древности.

Ученик Аристотеля, Александр Филиппович Македонский, сделал ряд "научных" открытий (описанных его спутником, Арианом, в "Анабазисе"). Например, он открыл исток реки Нил: по его словам, это Инд. "Научные" доказательства были такими: " Это - единс- твенные две большие реки, которые кишмя кишат крокодилами" (и подт- верждение: "Вдобавок, берега обеих рек заросли лотосами"). Впрочем, это не единственное его открытие: он "обнаружил", также, что река Ок- сус (сегодня называемая Аму-Дарьёй) "впадает с севера, повернув около Урала, в Меотийское болото понта Эвксинского, где и называется Танаи- сом ("Танаис" - это Дон, а "Меотийское болото" - Азовское море). Влияние обскурантистских идей на события не всегда ничтожно: Александр из Согдианы (то есть Самарканда) пошёл не дальше на Восток, в Китай, как он сперва хотел, а на юг, в Индию, опасаясь водной преграды, сое- диняющей, по его третьей теории, Каспийское ("Гирканское") море с Ин- дийским океаном (в районе Бенгальского залива). Ибо он считал, что мо- ря, "по определению", - это заливы океана. Вот к каким "наукам" нас ведут.

Хочется выразить надежду, что наши военные столь сильному влия- нию обскурантистов не подвергнутся (они даже помогли мне спасти гео- метрию от попыток "реформаторов" изгнать её из школы). Но и сегодняш- ние попытки понизить уровень школьного обучения в России до американс- ких стандартов крайне опасны и для страны, и для мира.

В сегодняшней Франции 20% новобранцев в армии полностью безграмотны, не понимают письменных приказов офицеров (и могут послать свои ракеты с боеголовками совсем не в ту сторону). Да минует нас чаша сия! Наши пока ещё читают, но "реформаторы" хотят это прекратить: "И Пушкин, и Толстой - это слишком много!" - пишут они.

Описывать, как планируют они ликвидировать наше традиционно высокока- чественное математическое школьное образование, мне, как математику, было бы слишком легко. Перечислю вместо этого несколько аналогичных мракобесных идей, касающихся обучения другим предметам: экономике, праву, обществоведению, литературе (предметы, правда, они предлагают вообще все в школе отменить).

В опубликованном Министерством образования России двухтомном проекте "Стандартов общего образования" приведён большой список тем, знания которых у обучаемых предлагается перестать требовать. Именно этот спи- сок даёт самое яркое представление об идеях "реформаторов" и о том, от каких "излишних" знаний они стремятся "защитить" следующие поколения. Я воздержусь от политических комментариев, но вот типичные примеры якобы "излишних" сведений, выписанные из четырёхсотстраничного проекта "Стандарты":

* Конституция СССР;

* фашистский "новый порядок" на оккупированных территориях;

* Троцкий и троцкизм;

* основные политические партии;

* христианская демократия;

* инфляция;

* прибыль;

* валюта;

* ценные бумаги;

* многопартийность;

* гарантии прав и свобод;

* правоохранительные органы;

* деньги и другие ценные бумаги;

* формы государственно-территориального устройства Российской Федерации;

* Ермак и присоединение Сибири;

* внешняя политика России (XVII, XVIII, XIX и XX веков);

* польский вопрос;

* Конфуций и Будда;

* Цицерон и Цезарь;

* Жанна д'Арк и Робин Гуд;

* физические и юридические лица;

* правовой статус человека в демократическом правовом государстве;

* разделение властей;

* судебная система;

* самодержавие, православие и народность (теория Уварова);

* народы России;

* христианский и исламский мир;

* Людовик XIV;

* Лютер;

* Лойола;

* Бисмарк;

* Государственная Дума;

* безработица;

* суверенитет;

* фондовый рынок (биржа);

* доходы государства;

* доходы семьи.

"Обществоведение", "история", "экономика" и "право", лишённые обсужде- ния всех этих понятий - просто формальные богослужения, бесполезные для обучаемых. Во Франции я опознаю такого рода теологическую болтовню на абстрактные темы по ключевому набору слов: "Франция, как старшая дочь католической церкви..." (далее может следовать что угодно, напри- мер: "... не нуждается в расходах на науку, так как учёные у нас уже были и ещё есть"), как я это слышал на заседании Национального Комите- та Республики Франции по Науке и Исследованиям, членом которого меня назначил Министр Науки, Исследований и Технологии Республики Франции.

Чтобы не быть односторонним, приведу ещё список "нежелательных" (в том же смысле "недопустимости" серьёзного их изучения) авторов и произве- дений, упоминаемых в этом качестве позорным "Стандартом":

* Глинка;

* Чайковский;

* Бетховен;

* Моцарт;

* Григ;

* Рафаэль;

* Леонардо да Винчи;

* Рембрандт;

* Ван Тог;

* Омар Хайям;

* "Том Сойер";

* "Оливер Твист";

* Сонеты Шекспира;

* "Путешествие из Петербурга в Москву" Радищева;

* "Стойкий оловянный солдатик";

* "Гобсек";

* "Отец Горио";

* "Отверженные";

* "Белый клык";

* "Повести Белкина";

* "Борис Годунов";

* "Полтава";

* "Дубровский";

* "Руслан и Людмила";

* "Свинья под дубом";

* "Вечера на хуторе близ Диканьки";

* "Лошадиная фамилия";

* "Кладовая солнца";

* "Мещёрская сторона";

* "Тихий Дон";

* "Пигмалион";

* "Гамлет";

* "Фауст";

* "Прощай, оружие";

* "Дворянское гнездо";

* "Дама с собачкой";

* "Попрыгунья";

* "Облако в штанах";

* "Чёрный человек";

* "Бег";

* "Раковый корпус";

* "Ярмарка тщеславия";

* "По ком звонит колокол";

* "Три товарища";

* "В круге первом";

* "Смерть Ивана Ильича".

Иными словами, Русскую Культуру предлагают отменить как таковую.

Школьников стараются "защитить" от влияния "излишних", по мнению "Стандартов", центров культуры; таковыми здесь оказались нежелатель- ные, по мнению составителей "Стандартов", для упоминания учителями в школе:

* Эрмитаж;

* Русский музей;

* Третьяковская галерея;

* Пушкинский музей Изобразительных искусств в Москве.

Колокол звонит по нам!

Трудно всё же удержаться и совсем не упомянуть, что именно предлагает- ся сделать "необязательным для обучения" в точных науках (во всяком случае, "Стандарты" рекомендуют "не требовать от школьников усвоения этих разделов"):

* строение атомов;

* понятие дальнодействия;

* устройство глаза человека;

* соотношение неопределённостей квантовой механики; * фундаментальные взаимодействия;

* звёздное небо;

* Солнце как одна из звёзд;

* клеточное строение организмов;

* рефлексы;

* генетика;

* происхождение жизни на Земле;

* эволюция живого мира;

* теории Коперника, Галилея и Джордано Бруно;

* теории Менделеева, Ломоносова, Бутлерова;

* заслуги Пастера и Коха;

* натрий, кальций, углерод и азот (их роль в обмене веществ);

* нефть;

* полимеры.

Из математики такой же дискриминации подверглись в "Стандартах" и те- мы, без которых не сможет обойтись ни один учитель (и без полного по- нимания которых школьники будут полностью беспомощными и в физике, и в технике, и в огромном числе других приложений наук, в том числе и во- енных, и гуманитарных):

* необходимость и достаточность;

* геометрическое место точек;

* синусы углов в 30, 45, 60 градусов;

* построение биссектрисы угла;

* деление отрезка на равные части;

* измерение величины угла;

* понятие длины отрезка;

* сумма членов арифметической прогрессии;

* площадь сектора;

* обратные тригонометрические функции;

* простейшие тригонометрические неравенства;

* равенства многочленов и их корни;

* геометрия комплексных чисел (необходимая и для физики переменного тока, и для радиотехники, и для квантовой механики);

* задачи на построение;

* плоские углы трёхгранного угла;

* производная сложной функции;

* превращение простых дробей в десятичные.

Надежду вселяет лишь то, что существующие пока тысячи прекрасно подго- товленных учителей будут продолжать выполнять свой долг и обучать все- му этому новые поколения школьников, несмотря на любые приказы Минис- терства. Здравый смысл сильнее бюрократической дисциплины. Надо только не забывать нашим замечательным учителям достойно платить за их под- виг. Представители Думы объяснили мне, что положение можно было бы, сильно улучшить, если бы озаботиться об исполнении принятых уже зако- нов об образовании.

Следующее описание состояния дел было изложено депутатом И. И. Мельни- ковым в его докладе в Математическом Институте им. В. А. Стеклова Рос- сийской Академии Наук в Москве осенью 2002 года.

Например, один из за-конов предусматривает ежегодное увеличение бюджетного вклада в обуче- ние примерно на 20% в год. Но министр сообщил, что "заботиться об ис- полнении этого закона не стоит, так как практически ежегодное увеличе- ние происходит больше, чем на 40%". Вскоре после этой речи министра было объявлено практически реализуемое на ближайший (это был 2002) год увеличение (на гораздо меньший процент). А если ещё учесть инфляцию, то, оказывается, принято было решение об уменьшении реального годового вклада в образование.

Другой закон указывает процент расходов бюджета, который должен тра- титься на образование. Реально тратится гораздо меньшее (во сколько именно раз, узнать точно я не сумел). Зато расходы на "оборону от внутреннего врага" повысились от трети до половины расходов на оборону от врага внешнего. Естественно перестать учить детей дробям, а то ведь, не дай Бог, пой- мут!

По-видимому, именно в предвидении реакции учителей составители "Стан- дарта" снабдили ряд имён писателей в своём списке рекомендованного чтения (вроде имён Пушкина, Крылова, Лермонтова, Чехова и тому подоб- ных) знаком "звёздочка", расшифровываемым ими как: "По своему желанию учитель может познакомить учеников ещё с одним или двумя произведения- ми того же автора" (а не только с "Памятником", рекомендованным ими в случае Пушкина).

Более высокий по сравнению с заграничным уровень нашего традиционного математического образования стал для меня очевиден только после того, как я смог сравнить этот уровень с зарубежным, проработав немало се- местров в университетах и колледжах Парижа и Нью-Йорка, Оксфорда и Кембриджа, Пизы и Болоньи, Бонна и Беркли, Стэнфорда и Бостона, Гон- конга и Киото, Мадрида и Торонто, Марселя и Страсбурга, Утрехта и Рио-де-Жанейро, Конакри и Стокгольма.

"Мы никак не можем следоватьтвоему принципу - выбирать кандидатов по их научным достижениям", - сказали мне коллеги в комиссии по приглашению новых профессоров в один из лучших университетов Парижа. "Ведь в этом случае нам пришлось бы выбирать одних только русских - настолько их научное превосходство нам всем ясно!" (я же говорил при этом об отборе среди французов).

Рискуя быть понятым одними только математиками, я приведу всё же при- меры ответов лучших кандидатов на профессорскую должность математика в университете в Париже весной 2002 года (на каждое место претендовало 200 человек). Кандидат преподавал линейную алгебру в разных универси- тетах уже несколько лет, защитил диссертацию и опубликовал с десяток статей в лучших математических журналах Франции. Отбор включает собе- седование, где кандидату предлагаются всегда элементарные, но важные вопросы (уровня вопроса "Назовите столицу Швеции", если бы предметом была география). Итак, я спросил: "Какова сигнатура квадратичной формы xy?" (разность числа положительных и отрицательных собственных чисел, поскольку xy = 1/4*(x+y)^2 - 1/4*(x-y)^2 сигнатура равна нулю).

Кандидат потребовал положенные ему на раздумье 15 минут, после чего сказал: "В моём компьютере в Тулузе у меня есть рутина (программа), которая за час-другой могла бы узнать, сколько будет плюсов и сколько минусов в нормальной форме. Разность этих двух чисел и будет сигнату- рой - но ведь вы даёте только 15 минут, да без компьютера, так что от- ветить я не могу, эта форма ху уж слишком сложна". Для неспециалистов поясню, что, если бы речь шла о зоологии, то этот ответ был бы анало- гичен такому: "Линней перечислил всех животных, но является ли берёза млекопитающей или нет, без книги ответить не могу".

Следующий кандидат оказался специалистом по "системам эллиптических уравнений в частных производных" (полтора десятка лет после защиты диссертации и более двадцати опубликованных работ). Этого я спросил: "Чему равен лапласиан от функции 1/r в трёхмерном евклидовом прост- ранстве?" (нулю). Ответ (через обычные 15 минут) был для меня порази- тельным; "Если бы r стояло в числителе, а не в знаменателе, и произ- водная требовалась бы первая, а не вторая, то я бы за полчаса сумел посчитать её, а так - вопрос слишком труден". Поясню, что вопрос был из теории эллиптических уравнений типа вопроса "Кто автор "Гамлета"? на экзамене по английской литературе. Пытаясь помочь, я задал ряд на- водящих вопросов (аналогичных вопросам об Отелло и об Офелии): "Знаете ли Вы, в чём состоит закон Всемирного тяготения? Закон Кулона? Как они связаны с лапласианом? Какое у уравнения Лапласа фундаментальное реше- ние?"

Но ничего не помогало: ни Макбет, ни Король Лир не были известны кандидату, если бы шла речь о литературе. Наконец, председатель экза- менационной комиссии объяснил мне, в чём дело: "Ведь кандидат занимал- ся не одним эллиптическим уравнением, а их системами, а ты спрашиваешь его об уравнении Лапласа, которое всего одно - ясно, что он никогда с ним не сталкивался!"

В литературной аналогии это "оправдание" соответствовало бы фразе: "Кандидат изучал английских поэтов, откуда же ему знать Шекспира, ведь он - драматург!" Третий кандидат (а опрашивались десятки их) занимался "голоморфными дифференциальными формами", и его я спросил: "Какова ри- манова поверхность тангенса?" (цилиндр, об арктангенсе спрашивать я побоялся). Ответ: "Римановой метрикой называется квадратичная форма от дифференциалов координат, но какая форма связана с функцией "тангенс", мне совершенно не ясно".

Поясню опять образцом аналогичного ответа, заменив на этот раз математику историей (к которой более склонны мит- рофаны). Здесь вопрос был бы: "Кто такой Юлий Цезарь?", а ответ: "Це- зарями называли властителей Византии, но Юлия я среди них не знаю".

Наконец, появился вероятностник-кандидат, интересно рассказывавший о своей диссертации. Он доказал в ней, что утверждение "справедливы вместе А и B" неверно (сами утверждения А и В формулируются длинно, так что здесь я их не воспроизвожу). Вопрос: "А всё же, как обстоит дело с утверждением A самим по себе, без В: верно оно или нет?" Ответ: "Ведь я же сказал, что утверждение "A и В" неверно. Это означает, что A тоже неверно". То есть: "Раз неверно, что "Петя с Мишей заболели хо- лерой", то Петя холерой не заболел". Здесь моё недоумение опять рассеял председатель комиссии: он объяснил, что кандидат - не вероятност- ник, как я думал, а статистик (в биографии, называемой CV, стоит не "proba", a "stat"). "У вероятностников, - объяснил мне наш опытный председатель, - логика нормальная, такая же, как у математиков, арис- тотелевская. У статистиков же она совершенно другая: недаром же гово- рят "есть ложь, наглая ложь и статистика". Все их рассуждения бездоказательны, все их заключения ошибочны. Но зато они всегда очень нужны и полезны, эти заключения. Этого статистика нам обязательно надо при- нять!"

Специалиста по голоморфным формам тоже одобрили. Довод был ещё проще: "Курс голоморфных функций нам читал (в элитарной Высшей Нормальной Школе) знаменитый профессор Анри Картан, и там римановых поверхностей не было!" - сказал мне председатель. И добавил: "Если я и выучился ри- мановым поверхностям, то только двадцать лет спустя, когда они мне по- надобились для работы (в финансовой математике). Так что незнакомство с ними - отнюдь не недостаток кандидата!"

В Московском Университете такой невежда не смог бы окончить третий курс механико-математического факультета. Римановы поверхности считал вершиной математики ещё основатель Московского Математического общест- ва Н. Бугаев (отец Андрея Белого). Он, правда, считал, что в современ- ной ему математике конца XIX века начали появляться не укладывающиеся в русло этой старой теории объекты - неголоморфные функции действи- тельных переменных, являющиеся, по его мнению, математическим воплоще- нием идеи свободной воли в той же мере, в какой римановы поверхности и голоморфные функции воплощают идею фатализма и предопределённости. В результате этих размышлений Бугаев послал молодых москвичей в Париж, чтобы они выучились там новой "математике свободной воли" (у Бореля и Лебега). Эту программу блестяще выполнил Н. Н. Лузин, создавший по возвращении в Москву блестящую школу, включающую всех основных мос- ковских математиков многих десятилетий: Колмогорова и Петровского, Александрова и Понтрягина, Меньшова и Келдыш, Новикова и Лаврентьева, Гельфанда и Люстерника.

Между прочим, Колмогоров рекомендовал мне впоследствии выбранную себе Лузиным в Латинском квартале Парижа гости- ницу "Паризиана" (на улице Турнефор, недалеко от Пантеона). Во время Первого Европейского Математического Конгресса в Париже (1992) остано- вился в этой недорогой гостинице (с удобствами на уровне XIX века, без телефона и так далее). И престарелая хозяйка этой гостиницы, узнав, что я приехал из Москвы, сейчас же спросила меня: "А как там поживает мой старый постоялец, Лузин? Жалко, что он давно не навещал нас" (Лу- зин умер в 1950 году). Через пару лет гостиницу закрыли на ремонт (хозяйка, вероятно, умерла) и стали перестраивать на американский лад, так что теперь этот остро- вок XIX века в Париже уже не увидишь.

Возвращаясь к выбору профессоров 2002 года, замечу, что все перечисленные выше невежды получили (у всех, кроме меня) самые хорошие оценки. Напротив того, был почти еди- нодушно отвергнут единственный, на мой взгляд, достойный кандидат. Он открыл (при помощи "базисов Грёбнера" и компьютерной алгебры) несколь- ко десятков новых вполне интегрируемых систем гамильтоновых уравнений математической физики (получив заодно, но не включив в список новых, и знаменитые уравнения Кортевега-де Фриза, Сайн-Гордон и тому подобное).

В качестве своего проекта на будущее кандидат предложил также новый компьютерный метод моделирования лечения диабета. На мой вопрос об оценке его метода врачами он ответил совершенно разумно: "Метод сейчас проходит апробацию в таких-то центрах и больницах, и через полгода они дадут свои заключения, сравнив результаты с другими методами и с конт- рольными группами больных, а пока эта экспертиза не проведена, и есть только лишь предварительные оценки, правда, хорошие". Отвергли его с таким объяснением: "На каждой странице его диссертации упомянуты либо группы Ли, либо алгебры Ли, а у нас этого никто не понимает, так что он к нашему коллективу совершенно не подойдёт".

Правда, так можно было бы отвергнуть и меня, и всех моих учеников, но некоторые коллеги думают, что причина отклонения была иной: в отличие от всех предыдущих кандидатов, этот не был французом (он был учеником известного амери- канского профессора из Миннесоты). Вся описанная картина наводит на грустные мысли о будущем французской науки, в частности математики.

Хотя "Национальный Комитет Франции по Науке" склонялся к тому, чтобы новые научные исследования вовсе не финансировать, а потратить (пре- доставляемые Парламентом для развития науки) деньги на закупку готовых американских рецептов, я резко выступил против этой самоубийственной политики и добился всё же хотя бы некоторого субсидирования новых исс- ледований. Трудность вызвал, однако, делёж денег. Недостойными субси- дирования были последовательно признаны голосованием (в течение пяти- часового заседания) медицина, атомная энергетика, химия полимеров, ви- русология, генетика, экология, охрана окружающей среды, захоронение радиоактивных отходов и многое другое. В конце концов всё же выбрали три "науки", якобы заслуживающие финансировани своих новых исследова- ний. Вот эти три "науки": 1) СПИД; 2) психоанализ; 3) сложная отрасль фармацевтической химии, научное название которой я воспроизвести не в силах, но которая занимается разработкой психотропных препаратов, по- добных лакримогенному газу, превращающих восставшую толпу в послушное стадо.

Так что теперь Франция спасена!

Речь академика В.И. Арнольда на парламентских слушаниях в Государственной думе 22.10.2002

Страна без науки не имеет будущего, и принятие обсуждаемого плана было бы преступлением против России. Как это ни удивительно, уровень подго- товки школьников в России до сих пор остается, особенно в области ма- тематики, очень высоким по сравнению с большинством стран мира (нес- мотря даже на ничтожность затрат нашей страны на науку и образование по сравнению с другими странами): Франция, например, перешла недавно от примерно 5% ВНП до примерно 7% (затраты на науку и образование, об- суждавшиеся Национальным комитетом науки и исследований Франции, чле- ном которого меня назначило их Министерство образования и научных исс- ледований). Россия, напротив, сократила свои расходы (за 10 лет при- мерно в 10 раз) на науку. Трагическая утечка мозгов, происходящая вследствие этой ошибки, - только одно из последствий той антинаучной и антиинтеллектуальной политики, частью которой является и обсуждаемый безобразный проект "стандартов".

Из-за этих "стандартных" нелепостей уровень подготовки школьников опустится гораздо ниже обычного уровня реальных училищ царского времени, а кое в чем - даже ниже уровня цер- ковноприходских училищ. Этот план производит общее впечатление плана подготовки рабов, обслуживающих сырьевой придаток господствующих хозя- ев: этих рабов учат разве что основам языка хозяев, чтобы они могли понимать приказы. Не случайно подготавливаемая реформа финансируется иностранцами, давно мечтавшими избавиться от конкуренции со стороны российской науки и техники.

Насколько я сумел понять планы, они сводятся в основном к снижению нашего уровня образования в средней школе до американских стандартов. Чтобы составить впечатление о последних, напомню только, что комитет по подготовке школьников штата Калифорния (возглавлявшийся Гленном Сиборгом, физико-химиком и нобелевским лауре- атом, занимавшимся открытием новых трансурановых элементов) принял несколько лет назад решение требовать при поступлении в университеты штата следующего стандарта знаний по математике: школьники должны уметь делить 111 на 3 без компьютера.

Этот уровень требований оказался для американских школьников непосиль- ным, и вашингтонские федеральные власти (по-моему, даже сенат) потре- бовали отменить эти "антиконституционные" и "расистские" стандарты. Один из сенаторов заявил, что он никогда не позволит, чтобы кто бы то ни было в какой бы то ни было части США учил кого-либо чему-либо, чего этот сенатор не понимает (например, делить 111 на 3). Другой сенатор объяснил, что целью калифорнийских стандартов (требовавших, например, в курсе физики знакомства с тремя состояниями воды) является расист- ское препятствование поступлению в университеты черных, ибо "ни один из них никогда не поймет, что такое этот водяной пар, не имеющий ни цвета, ни запаха, ни вкуса".

Впрочем, подобный довод не нов: третий президент США Т. Джефферсон опубликовал в 1781 году свое заключение, что "ни один негр никогда не поймет ни геометрию Евклида, ни кого-либо из его современных толкователей". А Джефферсон, отец-основатель и ав- тор Декларации независимости, знал, о чем говорил: у него было нес- колько детей-негритят и он пытался их обучать. По статистике Амери- канского математического общества в сегодняшних Штатах разделить число 1 1/2 на число 1/4 может, в зависимости от штата, от одного до двух процентов школьных учителей математики. Из "стандартов" простые дроби давно у них исчезли, поскольку компьютеры считают только десятичные. Большинство американских университетских студентов складывают числите- ли с числителями и знаменатели со знаменателями складываемых дробей: 1/2 + 1/3 есть, по их мнению, 2/5. Обучить после такого "образования" думать, доказывать, правильно рассуждать никого уже невозможно, насе- ление превращается в толпу, легко поддающуюся манипулированию со сто- роны ловких политиков без всякого понимания причин и следствий их действий.

Все это делается не по невежеству, а, как мне объяснили мои американс- кие коллеги, сознательно, просто по экономическим причинам: приобрете- ние населением культуры (например, склонности читать книги) плохо вли- яет на покупательную способность в их обществе потребителей, и вместо того, чтобы ежедневно покупать новые стиральные машины или автомобили, испорченные культурой граждане начинают интересоваться стихами или му- зыкой, картинами и теоремами и не приносят хозяевам общества ожидаемо- го дохода.

Вот к этому-то состоянию общества наши реформаторы и стремятся привес- ти Россию, традиции которой совершенно противоположны. Наши школьники и сегодня хотят настоящих научных знаний, вечных истин, без понимания которых человек остается рабом. Но сверху на них сыплется антинаучная мракобесная болтовня вроде опубликованного в сентябре 2002 года "Неза- висимой газетой" прославления "пирамид", заклеймившего Российскую ака- демию наук как собрание ретроградов, ошибочно полагающих, будто наука способна объяснить мир.

Предлагаемый вздорный проект "стандартов" является очередной порцией подобной антинаучной болтовни. Я не стану здесь перечислять многочис- ленные детали недостатков математических стандартов: имеются протоколы их обсуждения в Центре непрерывного математического образования, где десятки преподавателей и учителей из разных областей России выразили свое возмущение предлагаемым проектом.

Один из их главных выводов состоит в том, что стандарты должны заключаться не в философских фразах о том, что "математика является областью человеческой деятельности, при- менимой в полезных ее областях", а в списке простых, но необходимых задач, которые должны остаться легкими для школьников следующих поко- лений (вроде уменья вычесть семь из двадцати пяти). Современные миро- вые тенденции американизации обучения постепенно разрушают эту древнюю культуру во всех странах. "Ретроградные" науки, утверждающие, что "столица Франции - Париж", заменяются "современными стандартами", сог- ласно которым вместо этого школьников учат, будто "столица Америки - Нью-Йорк" (для слушающих меня парламентариев, возможно, уже достигших этого нового уровня мировой "культуры", поясню, что здесь все неверно: и Америка не государство, и Нью-Йорк не столица).

Но вот пример этой новой культуры: студент-математик четвертого курса одного из лучших парижских университетов спросил меня во время трехча- сового письменного экзамена по теории динамических систем: "Помогите, пожалуйста: дробь четыре седьмых больше или меньше единицы? Я свел за- дачу о поведении системы к исследованию сходности интеграла, а это исследование - к асимптотике подинтегральной функции, и показатель степени этой асимптотики оказался 4/7, но ведь для окончательного вы- вода о сходимости интеграла нужно знать, больше ли это число чем 1, а вы компьютером на экзамене пользоваться не разрешаете, и я не могу ре- шить задачу до конца".

Это был хороший студент, и он правильно решил трудные вопросы теории динамических систем, которой я его учил целый год, и дробь 4/7 он нашел правильно. Но простым дробям его учил не я, а "современные дидактики", извратившие элементарное обучение так, что все простые и полезные навыки вроде умения посчитать хотя бы на паль- цах сумму 2 + 3 были утрачены. Между прочим, французский министр обра- зования сам возмущался неумением лучших школьников Парижа сложить 2 и 3 (по его словам, они отвечали: "Это будет 3+2, так как сложение ком- мутативно", а сосчитать ответ не могли). Вот к чему ведет американиза- ция школьного образования и к чему склоняет российскую школу обсуждае- мый проект.

Недавно руководство нашего Министерства образования опубликовало свой список задач для фиксации уровня экзаменационных требований. Эти зада- чи фиксировали крайне низкий уровень, а в новом проекте стандарта они не заменены лучшим новым списком. Пример "геометрической" задачи из этого списка: "У какого четырехугольника больше всего свойств?" Проект предлагаемого "решения"; свойства параллелограмма занимают в учебнике столько-то строк, ромба - столько-то, прямоугольника - столько-то, трапеции - столько-то. Значит, наибольшее число свойств у квадрата. Быть может, для адвокатов или законодателей такая псевдонаучная казу- истика и полезна, но к геометрии и к математике вопрос этой задачи ни- какого отношения не имеет.

При обсуждении проекта реформы с его создателями я обнаружил, что они хотят изгнать из школьной математики прежде всего логарифмы, считая, что "ни приведение к виду, удобному для логарифмирования, ни таблицы Брадиса в век компьютеров больше не нужны". Я пытался объяснить необходимость экспонент и логарифмов и в фи- зике (где ими определяется и барометрическая формула падения давления воздуха с высотой, и законы квантовой и статистической механики), и в экологии (закон Мальтуса), и в экономике ("сложные проценты" и "инфля- ция валюты", включая, например, подсчет сегодняшней стоимости царских долгов). Но выяснилось, что мои собеседники, экономисты, которым было поручено реформировать программы по математике, никакого представления об упомянутых мною законах экономики и фактах финансовой политики не имеют.

Из сказанного следует, что вся обсуждаемая программа составлена людьми некомпетентными, а принятие этих "стандартов" нанесет серьезный и дли- тельный вред делу образования в России. Стандарты по математике должны бы были обсуждаться, например Математическим институтом РАН и без экс- пертного заключения Академии никак не должны приниматься. В обсуждении могло бы принять участие и Московское математическое общество (старей- шее в мире, основанное еще во времена Н.Е. Жуковского). Необходима также экспертиза со стороны лучших учителей математики, хотя бы мос- ковских.

В современной Франции 20% новобранцев полностью неграмотны, не понимают письменных приказов начальства и способны поэтому напра- вить свои ракеты не в ту сторону. Надеюсь, что попытки направить и Россию по этому пути уничтожения образования, наук и культуры, прояв- ляющиеся в обсуждаемых "стандартах" безграмотности (не только в мате- матике, но и во всех областях, включая, например, литературу, где стандарты предусматривают изучение Пушкина в объеме стихотворения "Па- мятник" - с возможным добавлением учителем двух или трех произведений по своему выбору), - все эти мракобесные мероприятия, я надеюсь, не будут поддержаны нашим законодательством.

http://frolencia.nm.ru/Students/ARNOLD.TXT


16.08.06, anatol

Редакционная политика Управление сайтом
Новый сайт движения! >>>