Новый сайт движения! >>>
ДВИЖЕНИЕ ЗА ВОЗРОЖДЕНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НАУКИ
Начало ?????????? ????? ??????????? ???????? ???????????????? ??????? ???????? ??????? Контакты
12.09.07 ? ???????? ????? ????? ?? ????? ??????
10.09.07 ??????? ??????????. ?????????? ????????????
10.09.07 ???????? ????????. ??????????? ?????? ??????????? ?????????
10.09.07 ?. ???????. ?????? ??????? ???? ????????????? ?????????????
09.09.07 ?.?. ?????????, ?.?. ???????. ?????????? ???????? ????????????
09.09.07 ? ??????????? ???????????: «??????? ???????????...»
09.09.07 ?????? ??????? ???????. ????? ?????????? ?????????
08.09.07 ?.????????. ? ?????? ??????????? ?????? ?? 2020 ????
08.09.07 ????? ???????. ?????????? ? ??????-??????????? ?????? ???????????
08.09.07 ??????: ????????? «??????-????????»
07.09.07 ?????? ???????????. ??????????? ????????… ???.
07.09.07 ???????????? ??? ??????????: ????? ????? ?????????? ?????
07.09.07 ????????? ???? ??? ?????? ?? ????? ???? ????????? ?????? ?????????
06.09.07 ?????????? «?? ????????????? ???????? ? ?????? ? ?????? ?? ???? ??????»
06.09.07 ????????? ?????????? ???????????????? ??????????? ???????? «???» ? ?????????? ?? ?????? ??????? ? ??????? ??. ??? ?? ??? ?????
06.09.07 ????????? ????????? ??????? ???? ?? ?????
05.09.07 ?? ????? ??????? ? ??????????: ???????

Rambler's Top100

Наш сайт является участником Кольца Патриотических Ресурсов
Кольцо Патриотических Ресурсов

наш баннер
???????? ????????: ??? ????????? ???????? ??????

Чем вызвано энергичное продавливание «единороссами» вроде бы малоприметного законопроекта

Схемы предательства бывают разными. Мы уже много об этом знаем из горького опыта последних 17—18 лет. Но не все схемы бывают видны и понятны обществу. Нередко они бывают скрыты за несколькими строчками малоприметного закона. Такого, например, как закон «О внесении изменения в статью 12 Федерального закона «О военно-техническом сотрудничестве РФ с иностранными государствами», принятый недавно в Госдуме «Единой Россией». В полстранички текста, о нем даже в СМИ никто не вспомнил. Прошел себе и прошел. Но в нем, по мнению депутатов фракции КПРФ, заложена мина замедленного действия под российскую обороноспособность, нашу национальную безопасность, нашу способность производить конкурентоспособные вооружения.

Споры вокруг закона не утихают. Самый яростный его критик — депутат фракции КПРФ, заместитель председателя думского Комитета по обороне Светлана Савицкая. Она охарактеризовала закон как акт предательства наших национальных интересов. Она считает, что закон должен быть изменен, если во власти есть люди, думающие о защите своей страны и своего народа. Депутат-коммунист категорически против допуска в сферу военно-технического сотрудничества (ВТС) иностранцев, что разрешено недавно принятым законом. Газета обратилась с просьбой к Светлане САВИЦКОЙ разъяснить нашим читателям, чем чреват такой малоприметный на первый взгляд закон и почему вокруг него разгорелись страсти в коридорах Госдумы?

— Начну с предыстории. Существует закон «О военно-техническом сотрудничестве РФ с иностранными государствами», действующий с 1998 г. Его принимала в 1997 г. Госдума второго созыва, в составе которой численный перевес был у коммунистов и наших союзников. Большинства у нас не было, как сейчас у «Единой России», но было довольно много мандатов, и мы могли, заручившись поддержкой депутатов из других фракций, принимать нужные стране и людям законы. Законом о ВТС мы ставили задачу вернуть стране утраченный рынок вооружений. Вопрос состоял в чем? До 1991 г. Советский Союз и США на международном рынке вооружений делили первое и второе места. У США была примерно 1/3, у СССР — 1/3 и 1/3 — у всех остальных стран. После развала Союза (что принесло всем нам огромные потери, обрушение экономики) Россия, как оказалось, став правопреемницей СССР, потеряла международный рынок вооружений. Думаю, излишне говорить, что вооружения — это высокие технологии и, конечно, очень доходная статья бюджета страны. И мы ее потеряли. И потеряли, что характерно, не в пользу всего остального мира. Нашу долю рынка получили США. — Что стало тому причиной? — К 1996—1997 гг. государство выпустило из рук контроль над торговлей вооружением. Хотя в законе в то время и было прописано, что государство имеет монополию на торговлю вооружением, однако же на самом деле она не существовала. На рынок вооружений, когда были открыты границы для свободной торговли, ринулись все. На несколько лет возможность выхода на международный рынок вооружений получили директора оборонных заводов, которых раньше даже за границу не выпускали. Далеко не все они были «красными», как их считали. Они быстренько поняли, что можно выйти на рынок, скинуть цену и легко продать пользующийся спросом товар. Таким образом, наши разработчики и производители, не имевшие опыта внешней торговли, начали выходить свободно на рынок и предлагать вооружения, наши военно-технические разработки по демпинговым, т.е. заниженным, ценам, конкурируя с российскими же производителями. Кроме того, российским оружием вообще принялись тогда торговать все кому не лень. Все это привело к потере рынка. — Торговля по заниженным ценам велась в пользу собственного обогащения торговцев? — Естественно. Демпинг шел под предлогом того, что-де оборонка разваливается, не финансируется и т.д. Выходили и продавали, скажем, за тысячу долларов то, что могло стоить сотни тысяч. Зачастую подписывали невыгодные контракты в обмен на подарки — кинокамеры, видеомагнитофоны, не говоря уже о более солидных поощрениях. Словом, положение было нетерпимым. В государственном портфеле заказов оставалось едва ли на миллиард-другой долларов, тогда как в советское время он «весил» десятки миллиардов. Тогда нашлись в правительстве люди из числа тех, кто болел за государство. Они и подготовили законопроект, нацеленный на восстановление государственного контроля в ВТС. Но первым созывом Госдумы, где спикером был Рыбкин, а численное превосходство принадлежало фракциям «Выбор России» Гайдара и ЛДПР Жириновского, этот закон не был принят.

Только во втором созыве, 1995—1999 гг., мы, коммунисты, его подняли. Я тогда была руководителем рабочей группы по подготовке принятия этого закона. В нем мы восстановили монополию государства в торговле отечественным вооружением и записали жесткое условие, что иностранцы — физические или юридические лица — не могут принимать участие в деятельности предприятий, осуществляющих торговлю вооружением. Было установлено, что вооружением могут торговать только те организации, в уставном капитале которых не менее 51% акций принадлежит государству. Это гарантирует полный государственный контроль над любой фирмой. Остальное может принадлежать частным лицам — физическим или юридическим, но российским. Никаких иностранцев. Это были основные принципы нашего закона. Президенту давалось право определять, какой организации предоставить право торговли вооружением. Словом, были созданы все условия, чтобы вернуть стране рынок вооружений. Мы понимали всю деликатность этой сферы международной деятельности. На ней завязаны не только экономические, но в первую очередь геополитические и военные интересы государства, и она должна находиться под контролем государства.

— И как такой закон восприняла ельцинская команда?

— Закон, конечно, многим не нравился. Он ударял по тем постсоветским структурам, которые вылезли наружу, заключили сделки. Они пытались помешать принятию закона. Но в Госдуме за него проголосовало свыше трехсот человек. Даже против никто не проголосовал. Но потом нашлись силы, прежде всего, материально заинтересованные, которые начали тормозить вступление закона в действие.

Таких сил хватало и в администрации Ельцина. Они и предложили президенту под совершенно надуманным предлогом вроде того, что не так предложения построены, не та стилистика, наложить вето на закон. Ельцин и наложил: он выполнял все, что ему советовали. Закон был отложен. Стало ясно: кому-то понадобилось дополнительное время, чтобы успеть заработать свои деньги. А через год Госдума повторно приняла этот закон, как бы после доработки. Но суть закона сохранилась полностью. Ельцин вынужден был его подписать, и в 1998-м он вступил в действие. Однако же ельцинскому окружению удалось его промурыжить целый год, пока определенные структуры зарабатывали свои деньги. А потом они, возможно, и поделились с теми, кто притормозил закон. Нам рассказывали, куда кто зашел и сколько в кейсе занес, чтобы не дать ходу нашему закону. Но, к счастью, тогда здравые силы победили.

С того момента Россия стала возвращать себе рынок вооружений. На сегодня мы многие позиции себе вернули. Мы опять вышли на второе место. Американцы даже считают, что мы их начинаем теснить. Наш портфель заказов на поставку вооружений вырос до 6—8 млрд долларов и более. Мы стали активно участвовать в выставках вооружений. Результат действия закона виден сегодня. — И что же произошло, для чего в успешный закон, каких сегодня раз-два и обчелся, начали вдруг упорно вписывать какие-то изменения? — Закон держался 8 лет. Попытки посягательства на него, конечно, были и при Ельцине, и при Путине. Но удавалось их отбивать. И вдруг в этом году, за месяц до летних каникул Госдумы, неожиданно был вброшен законопроект «О внесении изменения в статью 12 Федерального закона «О военно-техническом сотрудничестве РФ с иностранными государствами» якобы от группы депутатов из состава «Единой России». За их спинами стояли закулисные законотворцы, мечтавшие протолкнуть нужный для них проект в самые последние дни весенней сессии и сразу в трех чтениях. Настоящая атака была предпринята на действующий закон о ВТС.

Такая скоропалительность действий настораживала. Из опыта знаем, что перед отпусками, когда у депутатов «чемоданное» настроение, путевки в кармане, они стараются в ускоренном режиме протаскивать самые одиозные законы. Тот же расчет был на принятие изменений в закон о ВТС.

Нашелся и предлог для появления законопроекта. Примерно полгода назад президент подписал указ о создании авиастроительной объединенной корпорации. И предписал правительству внести предложения по обеспечению преемственности в торговле вооружением тем организациям, которые войдут в корпорацию. И хотя корпорация создавалась не для торговли, а для производства прежде всего самолетов гражданской авиации (это такие фирмы, как Сухой, Микоян, Яковлев), но они же, мол, занимаются и военной техникой, — им надо сохранить соответствующие контракты. Это поручение президента надо было правительству исполнить, внеся совсем небольшую поправку к закону. Но, воспользовавшись этим предлогом, лица, которым наш закон о ВТС, очевидно, изначально был не по нутру, внесли проект закона, который фактически перечеркивал основные принципы действующего закона о ВТС.

В проекте давалось широкое право всем разработчикам и производителям военной техники создавать дочерние предприятия, которые потом могли бы участвовать в торговле вооружениями. В их капитале уже не обязательно иметь 51% государственных акций, достаточно 25% государственного участия, гласил проект. Это означало, что утрачивался госконтроль через создание дочерних предприятий, организаций. Фактически указ президента, который касался, строго говоря, 5—6 заводов и фирм, вдруг породил проект закона, размывавший суть действующего. Проект открывал бесконтрольную дорогу на рынок вооружений «боковым» организациям, всевозможным «рогам и копытам», за которыми могли бы скрываться крупные фирмы и организации, точнее, их руководство. Причем такое «благо» касалось уже не только тех, кто входил бы в авиастроительную корпорацию, а всех производителей военной техники.

Опять речь шла о потере рынка, опять готовился выход неподготовленных, непрофессиональных людей на рынок вооружений, опять демпинговые цены, опять то, от чего мы ушли.

Мы поняли, что происходит, и наша фракция КПРФ ударила во все колокола. Подключили некоторые структуры из президентской администрации, Совета безопасности РФ и общими усилиями законопроект отодвинули. За лето прошли совещания, переговоры, где обговаривалось, каким должен быть закон, чтобы реализовать указ президента, позволить авиастроительной корпорации работать, но и не потерять тот рынок вооружений, который с таким трудом восстанавливаем, и как сохранить государственный контроль в этой сфере. Жестко ставилось условие, что иностранцев здесь быть не должно.

И что мы видим? В сентябре взамен летнего варианта вносится новый. Авторами его назвались Л.Слиска, А.Гуров, А.Белоусов, В.Шпорт. Все «единороссы». У меня есть официальное письмо из администрации президента, в котором сказано, что первый закон, который этими авторами был внесен, администрацией не поддержан и подготовлен новый вариант закона, направленный в Думу с тем, чтобы депутаты опять его внесли от своего имени. Почему-то сами настоящие авторы не захотели вносить такой проект ни от имени президента, ни от имени правительства. Прибегли к услугам депутатов управляемой ими фракции.

В новом варианте нет уже прежнего пункта о дочерних предприятиях. Но сохранено другое крайне опасное положение, допускающее иностранное участие в деятельности организаций, занятых внешней торговлей вооружениями (ВТС).

Проталкивать законопроект было поручено «единороссу» Бабичу. Он докладывал по нему на заседании Госдумы и, должна отметить, проявил глубокое понимание сути законопроекта. Он сказал: «Комитет по обороне обращает внимание на то, что предлагаемая сегодня редакция допускает возможность наличия в уставном капитале предприятий субъектов военно-технического сотрудничества, иностранного капитала — физических, юридических лиц». И тут же предлагает «принять проект закона в первом чтении, а проблему возможности наличия иностранного капитала в предприятиях — субъектах ВТС — мы снимем ко второму чтению путем внесения поправок». Это цитата из стенограммы заседания Думы. Вот таким образом, хорошо осознавая, что они делают, «единороссы» протаскивали законопроект антигосударственного толка.

— Журналисты, думские наблюдатели обратили внимание на то, в какой резкой форме вас обрывали, одергивали представители «Единой России» при рассмотрении законопроекта на пленарном заседании Госдумы...

— «Единороссы», прекрасно понимая, что делают, были настроены любой ценой протащить заказанный им законопроект. Первая попытка у них сорвалась. Наша фракция тогда подняла волну, Геннадий Андреевич подключился. И во второй попытке это так называемое конституционное большинство боялось допустить осечку. Поэтому они крайне агрессивно повели себя при первом чтении законопроекта. Хитрил Бабич, зная, что я буду выступать. Поэтому начал тут же обещать, что ко второму чтению уберет «все плохое», имея в виду допуск иностранцев. И совершенно недопустимо повела себя госпожа Слиска, которая председательствовала на заседании.

В расчете на то, что в пятницу на вечернем заседании мало кто из депутатов будет в зале, они надеялись без лишних споров проголосовать за принятие законопроекта в первом чтении. Но наша фракция осталась на местах. И вот, когда Бабич доложил и наступил черед выступлений от фракций, я поднимаю руку. Мне было поручено выступить от фракции по законопроекту. Но госпожа Слиска, являясь формально одним из авторов законопроекта, злоупотребила своим служебным положением, и не дала мне слова. Совершенно нагло, вопреки регламенту Госдумы она сразу назначила процедуру голосования... Я кричу с места, что требую слова от фракции. А Слиска в ответ: «Уже голосуем». Как по нотам разыграла, не дала даже для стенограммы выступить с мнением фракции по такому важному закону. Это возмутительное поведение первого вице-спикера. Я не исключаю, что люди не просто так лоббируют этот закон. За что-то они лоббируют. Стоило бы этим поинтересоваться соответствующим органам.

— Второе чтение, как известно, авторы-«единороссы» совместили с третьим. Как они отреклись от своих обещаний, какие нашли объяснения? — Рассмотрение поправок было не менее драматичным. Я внесла поправки, которые закрывали иностранцам доступ в сферу ВТС. Вслед за мной такие же по содержанию поправки, но несколько перефразированные вносит Бабич. Нам тогда даже предложили вместе подать эти поправки, объединить авторство. Но я-то наизусть знаю эти «единороссовские» приемы. Понимала, что он поправки внес, но, получив команду, тут же их снимет. Поэтому сказала: нет, поправки останутся за моей подписью самостоятельными.

Мои опасения вскоре оправдались. К тому же вся работа комитета по подготовке этого законопроекта ко второму чтению велась безобразно. В пятницу вечером, когда все депутаты уже разъехались, вдруг принимается решение, что в понедельник, в неурочный день, комитет соберется. Снова вечером, при отсутствии многих депутатов, которые к понедельнику не успевали вернуться из регионов. Один из депутатов, Н.Безбородов, специально вернулся из Кургана, чтобы успеть и лично проголосовать за утверждение важных поправок.

Но «Единая Россия», как говорится, не остановилась на достигнутом. Во-первых, затянула почти на час начало работы комитета. Господа «единороссы» все что-то обсуждали, звонили, какие-то вопросы согласовывали, им звонили от имени каких-то вышестоящих лиц, как понимаю, из администрации президента, из правительства. Все вершилось в коридоре.

Наконец начался комитет. Депутаты, кроме «Единой России», были возмущены такой, с позволения сказать, организацией обсуждения важнейшего для страны вопроса. Бабич говорит: «У нас состоялись консультации, бурно проходили, мы не будем скрывать». Спрашиваю: «С кем консультации?» Он замялся, а потом отвечает: «Ну, прежде всего во фракции, с руководством фракции, будем так говорить, чтобы всем спалось спокойнее». Это дословный его ответ. Тут же Бабич снял свои поправки, за что проголосовали все его сотоварищи по «Единой России» (их же большинство в комитете). Причем там присутствовали всего человек 6 из 14: остальные передали поправки по доверенности Сигуткину, и он скопом голосовал за отсутствующих «единороссов». А Бабич поясняет: «Мы решили, что все — имея в виду положение по иностранцам — будет улажено указом президента, он уже готовится».

«Что значит указ президента?» — спрашиваю. Этот вопрос должен регулироваться законом. Это принципиальный вопрос. Если мы в законе не подтверждаем норму о том, что иностранцев не допускаем в ВТС, то тогда мы развязываем руки президенту — нынешнему или следующему. Никто не знает, что и когда он подпишет. Уж если в нынешнем руководстве страной нашлись люди, которые проталкивают закон, допускающий иностранцев в ВТС, то кто гарантирует, что указ президента остановит иностранное проникновение в самую закрытую отрасль?

И на заседаниях комитета, и на пленарном заседании Госдумы «единороссы» нагло хитрили. Бабич на пару с небезызвестным Сигуткиным, как бы в свое оправдание, внесли одну небольшую техническую поправочку и доказывали, что она все выправляет. Но она, конечно, ничего не решает. Судите сами: была фраза — «и продлевается в установленном порядке». Они ее изменили на «и может быть продлено в установленном порядке». И где здесь запрет на участие иностранцев в ВТС?

Ловчили «единороссы» во всем, выполняя политический и экономический заказ определенных сил в стране, марионетками которых они являются. Вот, например, как проходило голосование по моей второй поправке, запрещающей участие иностранцев в ВТС. Я достаточно резко сказала, для чего нужно принять мою поправку, в чем опасность измененного закона. Меня тогда все правильно поняли. И «единороссы» тут же применили свою излюбленную тактику. Чтобы не светиться своими фамилиями, голосуя против, они не голосовали вообще. Подстраховались как бы.

Это связано с тем, что сейчас вытаскивают на свет, кто же голосовал за законы о соглашении по разделу продукции (СРП). Сейчас скандал разгорается по этим законам. «Яблоко» их протаскивало. Достают стенограммы, смотрят, кто есть кто, и как нажимал кнопки. Поэтому «единороссы» на всякий случай предпочитали не голосовать, чтобы не оставлять своих имен в этой позорной истории. Побоялись пойти открыто против моей поправки, но фактически не дали ее принять.

— В чем опасность для нашего ВПК представляет проникновение иностранцев в ВТС?

— Иностранные участники могут оказаться в совете директоров, в других структурах фирм, предприятий, организаций, производящих и продающих вооружения. Как акционеры, они могут получать любую информацию о том, с кем Россия торгует, они имеют право получать всю закрытую техническую документацию. Они имеют право получить информацию о том, кому, сколько и по каким ценам мы продаем. Это все то, что составляет нашу государственную тайну, затрагивает наши национальные интересы в области обороны, геополитики, торговли вооружениями, то, где должна соблюдаться закрытость. Во всех странах придерживаются этих правил.

Как всполошились во Франции, когда наш Внешэкономбанк приобрел на фондовом рынке менее 10% акций аэрокосмического концерна. Причем не военной организации — она производит не вооружения, а только гражданские самолеты. И В.Путину там пришлось оправдываться: да что вы, мы не собираемся разрушать вашу организацию. А мы тут пускаем иностранцев в свои святая святых и даже принимаем специальный закон для этого. А потом, будьте спокойны, мы даже знать не будем, сколько процентов закупили иностранцы в этих сферах. Проползет, кто надо куда надо, занесет деньги, пролоббирует, детишек чьих надо за границей поучит, еще что-то кому-то пообещает, и потихонечку иностранцы войдут своими акциями в наши организации ВТС. Закон им теперь это позволяет.

Фракция коммунистов была категорически против этого закона, который отдает этот вопрос на откуп указам президента. Мы уже жили указами при Ельцине, когда их подписывали в бане, под крылом самолета или еще где-то. Ельцин такие вопросы решал, когда в законе были прорехи, и находились люди, которые в своих интересах приносили ему подписывать различные указы. Мы это уже прошли. У нас есть гарантия, что ни один из следующих президентов не будет таким же? К сожалению, нет...

— Можно сказать, что Россию возвращают на позиции начала 90-х гг.?

— На гораздо худшие позиции. Тогда не было участия иностранцев в нашем ВТС. Мы стали свидетелями того, как силы из исполнительной власти, пообещав президенту быстренько выпустить поправки в закон о ВТС, чтобы позволить создать авиастроительную корпорацию, цинично воспользовались ситуацией и протащили выгодное для них решение. Специально устроили спешку и под шумок протащили возможность ввода в эти организации иностранцев, поставив под угрозу нашу национальную безопасность.

— В заключении комитета говорится, что реализация закона не требует расходов федерального бюджета, но какими могут быть потери страны, если иностранцы проникнут в наши гостайны?

— Когда здесь говорят о том, что законопроект не ведет к расходам из бюджета, то это, скажем мягко, не отвечает действительности. Этот закон может нанести урон бюджету. Если будет разрешено создавать организации, в капитале которых государственная доля составит не 51%, а всего лишь 25%, то и в доход государства будет поступать мизер от продажи вооружений. И проблема потери бюджетных доходов не менее важна, чем вопрос о допуске иностранцев. Конечно, на нем «Единая Россия» старалась не останавливать внимание. Тем более что ей потворствовали представители правительства. У нас существует правило, по которому на любой закон, если там затрагивается бюджет, необходимо заключение правительства. На этот закон заключения не было. Хитроумные авторы специально написали, что расходов из бюджета не требуется. Хотя на самом деле их законом закладываются убытки федерального бюджета. Не думаю, что этого не понимали в правительстве, но промолчали. Думаю, тоже неслучайно. Не все здесь чисто.

— Вы хотите сказать, что в законе скрыта коррупционная составляющая?

— Я уверена, что в этом законе есть значительная коррупционная составляющая. Я уже говорила, что у меня есть официальное письмо из администрации, в котором говорится, что принятый вариант закона, который подготовили в администрации президента, был отдан депутатам, чтобы они его внесли. Даже президенту не предложили от себя внести такой закон, наверное, побоялись. И правительство не взяло на себя эту миссию. Пошли по хитрому пути, протолкнули его через «единороссовских» марионеток. Впереди поставили мадам Слиску, за ней построили других авторов. И эти управляемые депутаты из «Единой России», пользуясь тем, что их большинство, проголосовали по приказу свыше.

Бороться с коррупцией при таком раскладе сил очень сложно. Ни для кого в стране не секрет, что значительная часть нашей исполнительной власти коррумпирована. Всегда в ее рядах находятся люди вроде тех, которые наш первый закон о ВТС в 1997 г. затормозили. Теперь те же силы снова переписали закон во вред государству. А это специфический закон. Это не 122-й закон об отмене льгот, который коснулся рядовых граждан, и люди вышли на улицу. Про закон о ВТС люди не знают и не понимают, какими катастрофическими последствиями для всех нас он отзовется в будущем. Это понимают специалисты. Так и с ними разобрались. На кого-то прикрикнули, пригрозив увольнением, кого-то ублажили. И теперь остались формальности: предсказуемое голосование в Совете Федерации, а там президент подмахнет — и готово.

У меня есть информация, что президент был против участия иностранцев. Но сейчас президенту будут объяснять: мы же вам отдали право решать, вы же будете регулировать, вы же не допустите ничего такого... А задумается ли президент, что если он такого не допустит, то завтра может стать у кормила власти другой человек. И кто его знает, что он будет подписывать и к кому прислушиваться. Закон не запрещает ему принять любое решение. Задумается ли об этом В.Путин, когда ему на стол ляжет данный закон? Я не уверена... Хотя хотелось бы надеяться, что президент вникнет и остановит закон. Это последняя надежда.

— По логике вещей в преддверии выборов власть и ее подручные депутаты из «Единой России» должны задуматься о сохранении своего лица и проявить большую разборчивость в принятии законов, более осмотрительно действовать. Не так ли?

— Скорее, наоборот. Чем ближе к выборам, тем больше нынешняя исполнительная власть, особенно «заинтересованная» ее часть, с еще большим рвением будет пытаться через этих триста с лишним человек «Единой России» проталкивать все то, что они не успели. Это всякие спорные вопросы, которые не в наших национальных интересах. Потому что они не знают, какой будет следующая Дума. Рассчитывают, конечно, опять избрать послушную Думу. Но полной уверенности нет. Поэтому они сейчас будут спешить протащить все, что им нужно и что еще не успели. Протащили закон об автономных учреждениях, закон по торговле вооружениями. Не сомневаюсь, что вскоре будут проталкивать и другие подобные вопросы. Таков стиль поведения тех сил, которые вершили судьбу страны при Ельцине, их же влияние сильно и сегодня.

Через коррумпированных чиновников и трехсот «единороссов», составляющих бездумно-послушное большинство Госдумы, они будут протаскивать законы, наносящие удар по обществу и государству. За голосование по плохим законам будут обещать выгодные должности, сохранение депутатского мандата на другой срок и иные виды поощрений. Коррупция у нас многолика.

Не зря КПРФ инициировала пакт о борьбе с коррупцией. Где сейчас больше всего коррупции, где больше всего начальников сегодня? Даже при нашей дохлой системе борьбы с коррупцией все видят, что среди разоблаченных и привлеченных к ответственности за коррупцию чиновников почти сплошь члены «Единой России».

— Каково геополитическое значение закона о ВТС и наши политические перспективы?

— Торговля вооружением — это вообще геополитика. ВТС — это наши оборонные, геополитические, национальные интересы. И совершенно не о том речь, что пытался Бабич обосновывать: если запчасти продавать, так это ничего, а торговлю готовыми изделиями будет регулировать президент. Рассчитывал, видно, на несведущих людей. Да у нас по запчастям можно продать любую технику. Это знают все.

Мой прогноз таков: с принятым новым законом о ВТС Россия будет терять свои позиции в этой сфере. От нас будут утекать военно-технические секреты, разработки, информация, составляющая государственную тайну. Дума открыла канал доступа для иностранцев.

— Примечательно, что принятие этого закона совпало со шпионским скандалом, инсценированным Грузией, и начавшимся обострением в российско-грузинских отношениях. Случайно ли?

— Эти совпадения мне напоминают ту ситуацию, которая у нас была в 1990—1991гг. в Советском Союзе. Я хорошо все помню. Будучи депутатом Верховного Совета СССР, я входила в международный комитет, была в гуще политических событий. Помню, как через нас Горбачев хотел протолкнуть ратификацию договора по СНВ-2. Как подписывались соглашения о морском шельфе, его тоже через нас хотели ратифицировать. Мы тогда не позволили этого сделать. Хорошо помню, как с 1989 г. начались межнациональные конфликты в Азии, потом — между Азербайджаном и Арменией.

И когда я вижу сегодня, как все чаще происходят столкновения на национальной почве в Кондопоге, в Самаре, в Сибири, других регионах России, — эти очаги враждебного противостояния между нашими гражданами (все же россияне), — они мне напоминают ту общественно-политическую ситуацию, которая была в разгар горбачевской перестройки, перед развалом Союза.

Мне это представляется неслучайным. Причины понятны. Наше население обнищало, а тут еще предприимчивые рыночные дельцы достали всех. Коренное население не имеет возможности выходить на рынки и т.д. Социальную основу этих конфликтов заложила нынешняя власть. Опасность их в том, что в итоге конфликтность, разъедающая общество и страну в целом изнутри, может вылиться в развал России. Я вижу эту опасность. Плюс ко всему лоббируются решения не в пользу нашего государства.

И Горбачев перед развалом Союза лоббировал вредные для страны, подрывающие основы государства решения. Все очень похоже. Он спешил с выводом советских войск из Германии, пробивал всякие соглашения. Тогда мы ускоренно выводили свои войска из Германии, сейчас также ускоренно их выводим из Грузии. Вот прямая аналогия. Тут же нам объясняют, что, мол, нам в Грузии делать нечего, мы там никаких задач не решаем. Как это перекликается с той лапшой, которую вешали нам всем Горбачев и Шеварднадзе, когда выводили в чистое поле наши войска, подписывая договоры с Германией. И Ельцин потом не приостановил это предательство, хотя имел на то юридическое право. Сейчас мы тем же путем выводим войска из Грузии, не взяв даже никаких обязательств! Никаких условий! Как Горбачев бездарно и преступно потерял возможность, когда немцы были готовы все, что угодно не только пообещать, но и подписать юридически. Они готовы были подписать, что и в НАТО не вступят, и ядерное оружие не разместят. Все это можно было сделать. Но Горбачев ничего не потребовал взамен вывода войск. И сегодня политика сдачи государственных интересов продолжается. Мы уходим тихо-мирно, ускоренными темпами.

Хотя у нас есть свои интересы на Кавказе. От нас ждут поддержки и Абхазия, наша исконно российская территория, которая давным-давно просится к нам. От нас ждет поддержки Южная Осетия, которая всегда была в составе России, Российской империи еще. Они жаждут соединиться с Россией, на референдумах за это высказался народ. Но наше политическое руководство молчит. А по конституции у нас внешней политикой занимается президент. И парламент молчит... Мы теряем то, что могли бы иметь. И эти аналогии меня очень тревожат.

P.S. Новый закон о ВТС получает свое окончательное оформление, а его главный думский толкач «единоросс» Михаил Бабич (заместитель председателя думского Комитета по обороне, бывший помощник министра Грефа) уже принимает награду — орден Дружбы. Его вручил на заседании Госдумы 20 октября полномочный представитель президента А.Косопкин с пояснением: «За активную законотворческую деятельность». Значит — «удружил».

Беседовала Галина ПЛАТОВА

Текст публикации «Советской России» N 128(12901), 2 ноября 2006 г. приводится с небольшими сокращениями http://www.sovross.ru/2006/123/123_1_1.htm


07.11.06, anatol

Редакционная политика Управление сайтом
Новый сайт движения! >>>