Новый сайт движения! >>>
ДВИЖЕНИЕ ЗА ВОЗРОЖДЕНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НАУКИ
Начало ?????????? ????? ??????????? ???????? ???????????????? ??????? ???????? ??????? Контакты
12.09.07 ? ???????? ????? ????? ?? ????? ??????
10.09.07 ??????? ??????????. ?????????? ????????????
10.09.07 ???????? ????????. ??????????? ?????? ??????????? ?????????
10.09.07 ?. ???????. ?????? ??????? ???? ????????????? ?????????????
09.09.07 ?.?. ?????????, ?.?. ???????. ?????????? ???????? ????????????
09.09.07 ? ??????????? ???????????: «??????? ???????????...»
09.09.07 ?????? ??????? ???????. ????? ?????????? ?????????
08.09.07 ?.????????. ? ?????? ??????????? ?????? ?? 2020 ????
08.09.07 ????? ???????. ?????????? ? ??????-??????????? ?????? ???????????
08.09.07 ??????: ????????? «??????-????????»
07.09.07 ?????? ???????????. ??????????? ????????… ???.
07.09.07 ???????????? ??? ??????????: ????? ????? ?????????? ?????
07.09.07 ????????? ???? ??? ?????? ?? ????? ???? ????????? ?????? ?????????
06.09.07 ?????????? «?? ????????????? ???????? ? ?????? ? ?????? ?? ???? ??????»
06.09.07 ????????? ?????????? ???????????????? ??????????? ???????? «???» ? ?????????? ?? ?????? ??????? ? ??????? ??. ??? ?? ??? ?????
06.09.07 ????????? ????????? ??????? ???? ?? ?????
05.09.07 ?? ????? ??????? ? ??????????: ???????

Rambler's Top100

Наш сайт является участником Кольца Патриотических Ресурсов
Кольцо Патриотических Ресурсов

наш баннер
???????? ????????. ?????? ??? ?????????? ???????

Основы устройства государства, если это не самодержавие, для которого это не обязательно, записывают в Конституцию. И от нее многое зависит. Даже от процесса ее подготовки.

"Вольность дворянская" Петра III освободила дворян от порки, введенной царем-реформатором с демократическим уклоном Петром I.

Не везет России с Конституцией. Н. Эйдельман.

Конституция графа Панина учреждала Императорский совет и Сенат. Екатерина II его подписала, но потом надорвала, то есть в силу не ввела. Взамен собрала Комиссию по Конституции, но вскоре распустила и ее.

Власть неограниченная равно гибельна для правительства и для общества, что ни с правилами святой веры нашей, ни с началами здравого рассудка не согласна; русский народ, свободный и независимый, не может быть принадлежностью никакого лица и никакого семейства. Благоугодно будет с помощью Всевышнего учредить Славяно-русскую империю. /Из конституции декабристов/.

Однако два поколения непоротых дворян кое-что значили, и появился проект Конституции широко известного в высшем свете тайного общества будущих декабристов [1]. Александр I смотрел на них с оглядкой то на Сперанского, то на Аракчеева, но сквозь пальцы. А Николай I саму идею о конституции просто вышвырнул на помойку. Все дореволюционные попытки конституциировать Россию провалились. Позже Ельцин так же поступил с Конституцией советской.

Нет, чтобы ни говорили о Сталине, таких история и народы не забывают. У.Черчилль. Британская энциклопедия. 1964. т.5.

Свои теоретические выводы о русском народовластии Сталин предполагал закрепить посредством замены Конституции СССР 1924 года Сталинской, которую до сих пор специалисты всего мира считают лучшей в истории человечества. Это был прыжок в Третье тысячелетие, и в Колумбийском университете США по ней до сих пор пишут диссертации.

Самый первый ее вариант написал Бухарин, из-за чего нынешние демократы злорадно обвиняют Сталина в литературно-политическом воровстве. Он сохранился в архиве с более чем тысячью пометок и реплик Сталина, упоминающих имена Платона, Аристотеля, Локка и других классиков философии, что, кстати, говорит о его глубокой философской подготовке. Наконец Сталин переписал ее текст заново, так что его именем ее назвали с полным правом.

Новая Конституция изменяла суть Конституции 1924 года и положения Программ Коммунистического интернационала о противостоянии первого социалистического государства капиталистическому окружению, а пролетарского демократии - буржуазной с ее выборами. Эти прежние положения другие страны совершенно справедливо считали ключевыми во внешней политики Советскому Союзу, а потому не верили его миролюбию. Этому способствовало и существование Коминтерна – реального инструмента воздействия СССР на внутреннюю политику других стран. Результатом такого недоверия стало поражение испанской революции, которую даже страны с полусоциалистическими правительствами, вроде Франции, считали инспирированной Советским Союзом. Это же помешало выработке коллективных мер против опасности агрессии со стороны гитлеровской Германии. Парадоксом ситуации стало то, что позднее преодолеть сопротивление созданию антигитлеровского союза, хотя и с огромным опозданием, помог один из наиболее последовательных врагов Советской России Черчилль.

В новой Конституции этот опасный для самого существования Советского Союза тезис был исключен, а через некоторое время был распущен и Коминтерн.

Ревизуя это положение Конституции 1924 года, Сталин давал возможность троцкистам обвинить его в ревизии марксизма и сместить его с поста Генерального секретаря с известными последствиями. Такие опасения были очень велики, что подтверждает статья в «Правде» Берия, тогда первого секретаря Закавказского крайкома ВКП(б), в защиту линии Сталина: «Нет сомнения, что попытки использовать новую конституцию в своих контрреволюционных целях будут делать и все заядлые враги советской власти, в первую очередь из числа разгромленных групп троцкистов-зиновьевцев». Положение было острым, и наркомом внутренних дел в 1936 году был назначен Ежов. После убийства Кирова он курировал это ведомство со стороны ЦК и хорошо разобрался в террористических намерениях троцкистов и должен был «устранить с политической сцены страны не только очевидных, реальных, но даже и ... лишь потенциальных противников начавшейся реформы» [2,3]. С проводниками мировой революции ценой жизней русских людей договориться было невозможно. Оставшиеся до наших дней троцкисты и теперь убеждены в правоте исторического материализма, хотя ни одна социалистическая революция в мире не прошла по Марксу, а две мировые войны пролетарии всех стран вместо объединения старательно уничтожали друг друга, понеся десятки миллионов жертв. Это не умаляет заслуг Маркса, убедивших мировую социальную мысль, что народы и сами, без каких-либо монархов и капиталистических правительств могут управлять своими странами, просто один из его наиболее сложных прогнозов не оправдался.

Но врагом политических и экономических реформ Сталина, направленных на укрепление народовластия, были не только троцкисты, но и партбюрократия. И для борьбы с нею в проект новой Конституции Сталин включил положение о прямых и альтернативных выборах с тайным голосованием. Право выдвигать альтернативных кандидатов должны были получить, кроме партийных организаций, еще и профсоюзы, кооперативы, молодежные и культурные объединения и даже религиозные общины. Американскому газетчику Говарду Сталин говорил: «Очевидно, избирательные списки на выборах будет выставлять не только коммунистическая партия, но и всевозможные общественные беспартийные организации. А таких у нас сотни» [2,3,4].

Введение альтернативных выборов в Советском Союзе было не отказом от социализма, а его укреплением посредством отстранения от власти дискредитировавших себя партбюрократов. Известный писатель М.Пришвин пишет в своем дневнике: "Спрашиваю себя, кто же этот мой враг, лишающий меня возможности быть хоть на короткое время совсем безмятежным? И я отвечаю себе: мой враг – бюрократия, и в новой конституции я почерпну себе здоровье, силу, отвагу вместе с народом выйти на борьбу с этим самым страшным врагом всяческого творчества» [2,3,4]. Угрозу своему положению и реальной власти партбюрократия в лице первых секретарей ЦК нацкомпартий, крайкомов, обкомов, горкомов, райкомов поняла сразу. Их сила на местах была огромна, а их вязкое игнорирование курса реформ Сталина показывало, что в борьбе за власть и свои шкурнические цели они готовы на все, что впоследствии и показал переворот 1991-93 годов. Они ловко путали следы, а годы спустя вину за троцкистский террор против сторонников Сталина ему же и приписали, чтобы обелить свои омерзительные личины. Полному абсурду этих обвинений они противопоставили многократность его повторения. Как неверная жена, которая говорит мужу, заставшему ее с любовником, что «ничего такого не было» до тех пор, пока тот в это не поверит. Успех Хрущева в этой тактике был настолько силен, что его нынешние последыши решили, что раз тогда удались его чудовищные ложь и фальсификации, то почему бы и им не повторить это? Повторили. Успешно.

Сталинская Конституция отменяла также все сословные и социальные ограничения избирательных прав дворянства, казачества, участников белогвардейских формирований, церковных деятелей, бывших заключенных и др., которые были в предыдущей Конституции. Это был, пожалуй, смертельный удар по партбюрократии и установления, нет, не демократии, хотя в этот термин тогда звучал, а именно русского народовластия. До последнего момента Сталин и узкая группа его сторонников (Молотов, Ворошилов, Каганович и некоторые другие) отстаивали альтернативность выборов, но в принятой редакции Конституции его не было. Из архивов пропали документы о том, кто был против нее, но косвенно можно понять, что это были не только бухаринцы, но и многие сторонники Сталина. А сами эти документы, скорее всего, были изъяты по указанию Хрущева, когда он пришел к власти. При обсуждении Сталинской Конституции он прославлял ее и Сталина, но одновременно, как и большинство партбюрократов с мест, высказывал серьезные опасения по поводу потери руководящей роли партии. А по существу своей неограниченной власти и небедных кормушек. Эти «защитники» роли партии были просто в панике и, по имеющимся данным, предъявили Сталину ультиматум, грозя объявить его предателем мировой революции и ревизионистом и отстранить от власти. Ведь все это происходило на фоне гражданской войны в Испании.

И Сталин и его немногочисленные сторонники отступили. Они понимали, что потеря ими власти приведет к гибели Советской власти, власти Русской идеи. Что впоследствии так и вышло.

Хотел Сталин с партбюрократией, с ее заботами лишь о черной икре, сторговаться, да не вышло. Троцкистов его сторонники разгромили, а ее не нейтрализовали. Под угрозой полной потери власти она пошла ва-банк. Большая группа партбюрократии с мест во главе с товарищем Эйхе предложила начать классовые репрессии против кулаков. Если бы Сталин и его сторонники не согласились с этим, ортодоксы-марксисты обвинили бы их в оппортунизме и изгнали из Политбюро, и все достигнутое Сталиным было бы потеряно. Он и его сторонники в этом смысле и вправду были оппортунистами и ревизионистами предначертаний Маркса. Никакие ссылки на творческое развитие марксизма и на проблемы, вставшие перед страной, не помогли бы. Марксисты-надомники и сейчас не признают, что не все положения марксизма оправдываются.

И 2 июля 1937 года Политбюро разрешило всем первым секретарям ЦК нацкомпартий, обкомов, крайкомов создавать «тройки» и проводить репрессии. На их сторону из твердых сторонников Сталина перешел и Ежов, сам убежденный партбюрократ. Приказом № 00447 он указал, что отныне не Политбюро, а только он утверждает республиканские, краевые и областные тройки. «Широкомасштабные репрессии, да еще направленные против десятков и сотен тысяч крестьян, были выгодны прежде всего первым секретарям обкомов и крайкомов», поскольку при альтернативных выборах им угрожало самое для них страшное – «потеря одного из двух постов, советского... гарантировавшего обладание неограниченной властью» [2,3,4]. Массовые репрессии были нужны и НКВД, выросший аппарат которого после поражения троцкистов терял смысл. Ежов планировал завершить репрессии к выборам, чтобы убрать всех, кто мог предпочесть таким, как он, других депутатов: массовые репрессии нужны были не Сталину, а именно партбюрократии.

Так партбюрократия и НКВД ответили на попытку Сталина установить народовластие. Но это решение парадоксальным образом сделало его почти единоличным «диктатором». До этого эту роль выполнял Пленум ЦК, но бунт партбюрократии против попытки сталинских реформ стал ее самоубийством. Расплата партбюрократии за него началась очень скоро. Сталин не отдал врагу победу без боя, а обрушил на нее ею же созданный маховик репрессий. «Сегодня уже трудно усомниться в том, что репрессии первых секретарей ЦК нацкомпартий, крайкомов и обкомов стали неизбежным и логическим развитием давнего противостояния их с реформаторами, сталинской группой, перешедшего с мая 1937 года в новую фазу - безжалостную и кровавую» [2]. Но штучный «отстрел» партбюрократов не мог изменить обстановку психоза как результата массовых репрессий. Деловая критика стала невозможна. Каждый альтернативный кандидат мог быть ошельмован, осужден и расстрелян практически по личному решению местного партбюрократа. Хозяйственника снимали за некомпетентность и бюрократизм, а ставший еще более независимым НКВД «пришивал» ему «политику». И в октябре 1937 года ЦК принял решение отказался от альтернативности выборов.

Потом Хрущев вину за эти репрессии, которые с полным правом можно назвать и «хрущевскими», переложил на Сталина.

Сталинская конституция была выхолощена. Сталин и его сторонники, выиграв идеологическую борьбу против троцкизма, капитулировали в попытке усилить народовластие, потерпели сокрушительное поражение от объединенных сил партбюрократии. Та за это решила подсластить ему эту горькую пилюлю и ввела в Устав партии раздел о Генеральном секретаре. Но Сталин, признанный вождь партии и народа, не стал занимать его. Только через некоторое время после его смерти это сделал Хрущев.

Десятилетия длились неуклюжие объяснения, что Сталинская Конституция была лишь вывеской Советской власти, не имеющей практического значения, была лишь декларацией и не выполнялась. Эту обычную демократическую ложь продолжают и нынешние демократы, скрывая правду о предполагавшихся альтернативных выборах, врагом которых они опять же объявили Сталина. Поистине, «демократ врет всегда!» Намерение же Сталина отстранить от власти убийственную для Советской власти партбюрократию посредством новой Конституции говорит о том, что он верил в силу народовластия, а партбюрократии места в ней не оставлял.

Впоследствии партбюрократия включила в Брежневскую конституцию пресловутую 6-ю статью, закреплявшую фактически не ведущую роль партии, а бесконтрольную власть партбюрократии. На этого врага Советской власти указывал еще Ленин, считая ее единственной радикальной опасностью, и с этого момента гибель Советской власти стала лишь делом времени. Сейчас многие сторонники Советской власти считают эту статью одной из ее основ, но по Сталину роль партии заключалась в подборе и воспитании кадров по руководству обществом во всех сферах ее жизни, то есть воспитании советской аристократии, партийной ли или беспартийной, все равно. А эта 6-я статья позволяла захватывать власть прокравшимся в партию беспардонным карьеристам и проходимцам, что с убийственной ясностью и показал переворот 90-х годов.

Но борьбу за Русскую идею, за укрепление государства российского, Сталин не оставил. Он как-то сказал, что русские цари принесли России много зла, но они принесли ей и много пользы, создав великое государство Русской идеи от Балтийского моря до Сахалина. И что история самым страшным образом покарает тех, кто порушит его. Об этом его пророчестве надо бы помнить всем нынешним демократам, ельцепутам и ампутантам.

После этого тяжелого поражения Сталин не отказался от стратегической линии на укрепление советского общества. Свое внимание он сосредоточил на подборе и воспитании административных, военных, научных и культурных кадров – дополнении народовластия советской аристократией. В результате появились мощные отряды железных сталинских наркомов и сталинских маршалов. Советская наука, образование и культура вышли на ведущее место в мире. Это позволило Советской власти продержаться до тех пор, пока они оставались в строю, несмотря на установление после смерти Сталина партбюрократического режима. И именно эта аристократию нынешние «демокрады» теперь последовательно заменяют на околоинтеллигентский охлос.

Заданный Сталинской конституцией законодательный процесс движения страны к обществу Русской идеи продолжался. Предвоенная обстановка, война, послевоенные трудности затормозили его, но победа в Отечественной войне убрала эти препятствия, и на 19-м Съезде партии Сталин повторил попытку укрепить народовластие, отстранив партбюрократию от власти. Она заключалась в реорганизации высшего эшелона самой партии. В принятом Съездом ее Уставе функции партии были ограничены идеологической и кадровой работой, от административного и хозяйственного руководства она была отстранена. Для партбюрократии это было невыносимо: быть на самом верху, и не иметь безразмерной кормушки и неограниченной возможности быть над законом?! Опять был упразднен и пост Генерального секретаря, Сталин отказывался занять даже пост одного из секретарей ЦК, которых было установлено 10, но Съезд настоял на том, чтобы он был одним из них. Возможно, это его согласие было его решающей ошибкой. Партбюрократии обязательно был нужен партийный вождь, но Сталин в этой роли был ей уже не нужен. Его как можно быстрее должен был сменить лидер партбюрократии. Она опасалась, что вновь запущенный Сталиным процесс станет необратимым, и предприняла быстрые меры, чтобы этого не произошло.

Она дала жестокий ответ на этот удар, да так, что было потеряно и народовластие, и его вождь. Чтобы народы страны не поняли значение Съезда, клика Хрущева тут же уничтожила все эти начинания, даже все съездовские и послесъездовские документы, которые не успели опубликовать. Сохранились стенограммы всех съездов партии, даже дореволюционных. Кроме 19-го. Теперь его содержание известно лишь по чудом сохранившимся каракульным записям некоторых участников на нем и заседаниях высших органов партии после съезда.

Это поражение стоило Сталину жизни. Конечно, он к этому времени был стар, десятилетия тяжелой борьбы не прошли бесследно, он перенес три инсульта, но мысль его работала ясно.

Уничтожение следов партийной реформы Сталина было начато немедленно после его смерти. «Теоретическое» оформление оно получило в известным докладе Хрущева на 20-м Съезде партии. Практически полностью исчезли документы по обоснованию сталинской партийной реформы. А те, что были опубликованы в печати, были представлены как свидетельства измены Сталина «ленинскому курсу». То есть, устранение Сталина и его реформ было тщательно подготовлено. Вскоре был ликвидирован и один из решительных сторонников этих реформ – Берия. При этом были использованы определенные личные качества Берия, который, по-видимому, полагал, что именно он возглавит сталинский курс после близкой смерти Сталина, и, зная о готовящемся убийстве, как минимум, не препятствовал ему. В день похорон Сталина он, якобы, даже сказал, что это он его убрал. Однако, трудно сказать, он ли организовал отравление Сталина или просто бахвалился. А о том, что Сталина отравили, говорит исчезновение имевшегося заключения патологоанатома.

На Сталина и Берия были надеты маски страшных монстров, а вскоре Хрущев избавился и от других сторонников курса Сталина. Предполагал ли Сталин возможность своего поражения? Скорее всего, да. На 19-м Съезде он подверг резкой критике Молотова и некоторых других своих верных сторонников и предложил отставить их от власти. Нынешние демократы говорят, что Сталин, дескать, еще и предал своих соратников. А все как раз наоборот: Сталин, предвидя и такой оборот событий, этим шагом спас их от участи Берия, которого по понятным ему соображениям он из этого списка исключил. Во время так называемых «сталинских репрессий» Хрущев на голову превосходил все других их сторонников массовостью численности кандидатов на расстрел, но не поименных, а только планируемого числа назначенных к уничтожению. Поэтому Сталин очень хорошо знал, что тот может сделать со своими противниками. А они? Догадывались об истинных причинах их резкой критики Сталиным? Да. Хотя, возможно, и не сразу. Поэтому впоследствии и не отреклись от него.

Победившая партбюрократия расправилась не только с противниками, но и со своими колеблющимися соратниками. Потом началась «оттепель», подготовившая произошедший спустя почти 40 лет демофашистский путч 90-х годов.

Сталинская конституция - принадлежность эпохи. Про нынешнюю, демократическую говорили: «Какая-никакая, а Конституция должна быть», но проголосовало за нее меньше, чем по квоте, урезанной выше, чем это прилично. Продажный избирком добавил недостающие 11 млн голосов и тут же уничтожил бюллетени, а ее начальник Рябов был отправлен отсиживаться послом в Чехию. Но и эту Конституцию «со взломом» лица, именующие себя президентами, не набиравшие нужного числа голосов на выборах, постоянно нарушают. Демороссия вляпалась в историю, пятясь. Это был провал в 18-й век к бездумному Сенату и бесправной Думе. Сталинская конституция вела в царство свободы, эта закрепила капиталистическое рабство. Коммунисты еще ведут арьергардные бои за спасение свободы и прав народа, но шаг за шагом теряют и их, и свои позиции.

Почему Сталин в тех жестких условиях не расправился с кликой Хрущева? Частично расправился, да еще как! Принятое вопреки его и его сторонников мнению решение партбюрократии о массовых репрессиях, было повернуто против их же авторов, по которым демократы вначале проливали слезы, как о «верных ленинцах», а потом эти слова забыли. Но не со всеми. Почему? С самых 20-х годов Сталин всегда был в очень сильном меньшинстве. Но своей огромной работоспособностью и умением находить выход в любых самых трудных положениях он создал у партбюрократии понимание, что без него она погибнет в первую очередь. И главным оружием Сталина против наиболее одиозных ее представителях стала его потрясающая способность убирать… Нет не своих врагов, а врагов русского народовластия, их же руками.

Чем была вызвана эта непримиримая борьба Сталина против партбюрократии? Его пониманием сути Русской идеи, согласно которой в стране должна быть не связанная с властью структура, постоянно готовящая ее кадровое обновление в интересах всего общества. Эту миссию прежде с переменным успехом выполняла Русская православная церковь. Почему с переменным? Потому что и церковная бюрократия и ранее, и теперь поражена той же болезнью, что и партбюрократия. Православие - это теория и практика общества Русской идеи, мировоззрение Русской цивилизации, в ней хорошо определены и те смертельные грехи, которые могут привести ее к гибели: сребролюбие, властолюбие, гордыня, чревоугодие и им подобные. Но сама церковь, кроме очень немногих ее представителей, память о которых она усиленно эксплуатирует, не была свободна от них. Кризис церкви перед Октябрьской революцией привел к тому, что далеко не большевики, а народ выступил против нее. Как и теперь, когда ее наиболее приверженные Русской идее представители подвергаются мощному внутреннему прессу, а наверху оказываются мени и ридигеры. А с внутрипартийной дисциплиной в РПЦ все в большом порядке.

Как утверждают демократы, Сталин всю свою жизнь боролся за свою личную власть. Правда ли это? И да, и нет. Борясь за нее, он боролся за Русское народовластие, Русскую идею. Его публикации еще 1906–1907 годов говорят, их суть он познал очень рано. Но, по-видимому, не думал, что у них найдется так много системных врагов.

В начале 20-х годов Сталин, по-видимому, считал, что все участники революции заинтересованы в быстрейшем построении нового общества, а в проявлениях бюрократизма видел только неумение верных сторонников нового общества перестроиться с революционной борьбы на народно-хозяйственную деятельность. Вслед за Лениным в своих выступлениях Сталин призывал партийных функционеров учиться управлять экономикой в новых условиях. Сам он постоянно занимался самообразованием. Например, в начале 30-х годов в Россию приезжала американская делегация заключать торговое соглашение о получении высоколегированных конструкционных сталей в обмен на ферроконцентраты. И ее руководители говорили, что России очень повезло, что руководство ею находится в руках такого опытного металлурга.

Но из его призывов ничего не выходило. Это было засилье старых революционеров, обсидевших за 10-15 лет посты секретарей обкомов и крайкомов партии и ничему не желавших учиться. «Это люди с известными заслугами в прошлом, люди, ставшие вельможами, люди, которые считают, что партийные и советские законы писаны не для них, а для дураков…» - начал усиливать свой нажим на них Сталин, но те по-прежнему были готовы отдавать руководящие указания, не вникая в суть дела. Когда же в экономике возникали провалы, а на предприятиях - аварии, они во всем обвиняли вредителей. На XVII съезде ВКП(б) в январе 1934 года Сталин вновь говорит: «Бюрократизм и канцелярщина аппаратов управления… отсутствие ответственности… - вот где источники наших трудностей, вот где гнездятся теперь наши трудности» [2,3,4]. Ничего не помогало.

Вначале Сталин полагал, что советское, то есть русское народовластие победит и без него и неоднократно просил отставку. Но после убийства троцкистами Фрунзе, Куйбышева и других сторонников этого пути развития России, он пришел к выводу, что по ряду причин только он один сможет формировать философские и теоретические основы нового общества, да еще и воплощать их в жизнь. Что его соратники будут его поддерживать, но среди них мало тех, кто может выдержать уже идущую и предстоящую смертельную борьбу. Разве что Киров. И его убийство стало последним, что подвигло его взять на себя всю полноту власти, чтобы выиграть эту битву. Обвиняют Сталина в том, что он стремился к самовластию только демокрады, твердо знающие, что власть – это только личное обогащение и ничто другое. Им никогда не понять того, что движет деяниями Иосифа Сталина, Фиделя Кастро, Александра Лукашенко. Их верховный босс неоднократно приказывал арестовать личные счета Кастро и Лукашенко, но его истощенный алкоголем мозг просто не в состоянии представить, что их не может быть в принципе.

К личному обогащению Сталин не стремился никогда. Сложнее обстояло дело со славословиями в его адрес, на которые любые склонные к бюрократическому паразитизму люди никогда не скупятся. Они либо твердо знают, либо чувствуют нутром, что за лесть никто никогда серьезно не пострадал. В худшем разе их лишь отстранят от занимаемых постов… с повышением. В одних случаях Сталин категорически пресекал возвеличивание его персоны, во множестве других не препятствовал ему. Критерием выбора у него было: «Я – не Сталин, я только работаю Сталиным». Понять это любые демократы не смогут никогда, цель власти в их понимании всегда другая, а потому у них всегда только одно объяснение такого отношения Сталина к власти: «Параноик!»

Бюрократия как таковая, а партбюрократия в особенности, чрезвычайно живуча и находится в постоянной готовности к захвату власти и охлотизации общества, что и случилось после смерти Сталина. Хрущев, а потом Горбачев и ельцепуты столкнули страну к сочетанию Тирания- Олигархия-Бюрократия, что и есть фашизм. А образование Демороссии, то есть поражение идеологии Русской идеи, стало конечным результатом того поражения Сталина.

Отдадим должное Центральному разведывательному управлению США. Посадить, да еще с всенародным одобрямсом, во главе противостоящей Западу Русской цивилизации череду своих вначале косвенных, а потом и прямых агентов и врагов Русского народовластия, это – класс!

Литература

1. Н.Эйдельман. Твой 18-й век. М. "Мысль". 1991.

2. Ю.Н.Жуков. Иной Сталин. Политические реформы в СССР в 1933-1937 гг. М. Вагриус. 2005.

3. Д. Кропотов. Две попытки демократических реформ Сталина... http://stalinism.ru/gosudar/perestr2.htm.

4. Ю.Н.Жуков. Сталин: тайны власти. М. Вагриус. 2005.


09.11.06, anatol

Редакционная политика Управление сайтом
Новый сайт движения! >>>